Такой простой сложный вопрос

Такой простой сложный вопрос
Легко ли быть молодым? Однозначного ответа на этот вопрос быть не может, так как у одного и того же человека в разные годы его жизни могут по-разному складываться житейские обстоятельства. Одно совершенно ясно — молодым людям легко потому, что у них есть время, много времени для того, чтобы исправить допущенные ими ошибки, а вот ошибки, допущенные в зрелом возрасте, увы, исправить сложнее.


И еще... легко ли быть молодым, зависит от оценки эпохи, определяемой самим человеком как личностью.

Сейчас модно ругать советское время, будто тогда все было плохо, но это далеко не так.

Вот я, человек старшего поколения, пережил военные трудности, в частности голод, но однозначно не могу утверждать, что все было трудно и плохо для молодежи того времени. По крайней мере, мне морально было легко, на работе я чувствовал себя наравне с пожилыми.

В начале войны сложилось так, что мой отец увез семью в колхоз. Его взяли в армию, послали на фронт, и мы остались в деревне без жилья, без домашнего скота и без всяких средств к существованию. А о продолжении учебы в школе не могло быть и речи.

И мне на всю жизнь запомнился такой эпизод из того времени. Мне 14 лет, все мои сверстники весной 1942 года пахали землю на лошадях. Я видел, как один мальчишка, который был моложе меня на 2 года, шел вечером с пахоты с кнутом, а рядом играли мальчишки и пригласили его играть, но он гордо прошел мимо, как работник, как пахарь, прошел с чувством собственного достоинства. И я уверен, что этот мужчина всю жизнь вспоминал, как он с 12 лет работал пахарем, и, конечно, морально ему было легко. И я запомнил его фамилию — Шалов. Я не умел пахать, как мои сверстники, и пошел работать слесарем в МТС. Помню, начальник мастерских сказал мне, что он не может взять меня учеником слесаря, так как идет война и некогда и некому меня учить, надо работать, и в процессе работы я всему научусь. Так и получилось. Мне казалось, легко быть молодым, я в 14 лет уже был слесарем! И очень скоро оказалось, что по некоторым видам работ я профессионально даже превзошел пожилых рабочих.

Один рабочий 73-х лет, эвакуированный из Ленинграда с завода «Электросила», научил меня закаливать поршневые пальцы к двигателям тракторов особым способом, называемым цементация. Я делал примитивные железные коробки, накладывал туда пыль из древесного угля, смешивал ее со стружками из рогов и копыт, которые я срубал с трупов коров и павших лошадей на скотомогильнике. (Представляете — обрубать копыта и рога с павшего скота?!)

А потом эти коробки с вложенными туда двумя поршневыми пальцами ставились в обычную печь, которую я топил сухими березовыми дровами. И температура поддерживалась примерно тысяча градусов, что определялось визуально, на глаз, по красному цвету раскаленной коробки. Такая температура поддерживалась четыре часа, а потом я закаливал эти изделия в холодной воде. Производительность моего труда — 2 поршневых пальца за рабочую смену, 12 часов. (Во время войны все работали не 8, а 12 часов в сутки.)

В настоящее время трудно себе представить такую примитивную технологию. Сложность работы заключалась еще и в том, что двери печи нельзя было часто открывать, чтобы не снизилась температура, а трактористы, ремонтирующие тракторы, постоянно открывали дверцы печи, чтобы прикурить, так как спичек тогда ни у кого не было, все пользовались кремнем и кресалом.

Качество моих поршневых пальцев было очень высоким, и я на всю жизнь запомнил реплику одного тракториста: «Дайте мне пальцы, которые цементирует этот мальчишка, они лучше заводских!»

Начальник мастерских удивился, почему так хвалят мою продукцию, и решил сам сделать такую же работу. Но у него ничего не получилось. После этого последовала неожиданная реакция. Он сходил к начальнику политотдела, принес от него приказ и вывесил его около печки: «Когда производится цементация пальцев (названа моя фамилия), к дверям печи не подходить и двери для прикуривания не открывать. Кто нарушит этот приказ, тот будет рассматриваться как враг народа в условиях военного времени».

Сейчас это кажется смешным, но тогда было не до смеха.

В общем, в молодости я чувствовал себя равным со взрослыми, тем более что меня даже называли полным именем — Георгий, как взрослого.

В 1943 — 1944 годах я все-таки уволился с работы, чтобы окончить 7 классов, но дальше в школе учиться мне не пришлось. Я снова начал работать уже в г. Новокузнецке (тогда Сталинск) молотобойцем, затем кузнецом и одновременно учился в школе рабочей молодежи, которую окончил в 1948 году, в возрасте 20 лет.

Потом романтика и молодость позвали меня в море. Я был моряком 20 лет, причем работал рядовым матросом 11 лет, на рыболовном и торговом флотах.

Будучи моряком, окончил заочно философский факультет Ленинградского университета и потом 20 лет преподавал философию в вузах.

Я чувствовал себя молодым и в 14 лет, и в 29.

Нужно особо отметить, молодость — это и осознание себя молодым!

После 4-летней работы матросом на рыболовном флоте управления «Мурмансельдь» я захотел поработать на торговом флоте. Но на торговый флот из рыболовного моряков не брали. С большим трудом мне все-таки удалось оформиться на работу в Мурманское арктическое пароходство. Но там мне поставили условие — возьмут только матросом 2-го класса. Но я потребовал принять у меня экзамены на матроса 1-го класса, так как у меня был стаж работы матросом 4 года.

Экзамены у меня принимал моринспектор пароходства, капитан дальнего плавания. Экзамены продолжались 6 часов. До начала экзамена по теоретическим вопросам морской инспектор потребовал провести различные такелажные практические работы, на которые мне понадобилось 4 часа — я завязал все морские узлы, а затем делал сросты на растительных канатах и на металлических тросах, и прочее, прочее.

Потом в течение двух часов моринспектор задавал мне теоретические вопросы. И лишь когда я буквально по секундам рассказал последовательность операций, которые надо знать лоцману, морской инспектор выдал мне удостоверение матроса 1-го класса с указанием оценки экзамена «хорошо».

Я и сейчас храню это удостоверение как дорогую реликвию.

(Для сравнения: через несколько лет я сдавал государственные экзамены после окончания Ленинградского университета, которые продолжались 10 — 15 минут.)

И вот здесь, как при сдаче экзаменов на матроса, так и при сдаче экзаменов в университете, надо было осознавать себя уверенным и молодым.

Именно уверенность в своих силах и есть главное свойство молодости, по крайней мере так должно быть!

И у меня так было! И я уверен, что у большинства так и бывает в молодости.

На всю жизнь запомнился эпизод. Мне было 25 лет, когда я в 1953 году приехал в Мурманск, чтобы поступить матросом на рыболовный флот, но меня сразу не взяли, а предложили сначала временно поработать в рыбном порту.

Жил я тогда на частной квартире, снимал угол, где встретил странную старушку, которой тогда было, как я специально узнавал, 73 года. А я смотрел и не понимал, в чем дело? Она совершенно не выглядела старушкой. Я выбрал момент и зашел к ней, в ее квартиру (я жил рядом и был с ней знаком).

Попросил посмотреть ее семейный фотоальбом, надеясь увидеть ее там молодой красавицей. Каково же было мое удивление, когда я увидел ее на всех фото в молодости и некрасивой, и неинтеллигентной. В чем дело?

Оказывается, она всю жизнь проработала в Ленинграде рядовой работницей на фабрике по изготовлению игрушек (шила чехлы для зайчиков и мишек, а затем набивала их ватой или опилками) и в 55 лет ушла на пенсию.

В Мурманске, на комбинате бытового обслуживания, решили открыть новый цех по производству игрушек, но специалистов не было.

Директор комбината поехал в Ленинград, явился на фабрику игрушек и попросил, чтобы ему порекомендовали какую-нибудь женщину для этой работы. Такая пенсионерка нашлась и приехала в Мурманск — та самая, моя знакомая, о ком веду речь.

Ей дали должность и зарплату начальника цеха и одновременно назначили главным художником. В подчинение дали ей пять или шесть работниц по изготовлению игрушек.

И эта женщина, заняв такую высокую должность, преобразилась, мобилизовалась. Нашла в себе силы и уверенность, успешно справилась с должностью начальника цеха и главного художника...

Этот пример показывает, что иногда молодость зависит не от возраста, а от нравственной самооценки и от работы, которую хорошо знает и любит данный человек.

Многое зависит и от внешних причин и как воспринимает человек эти причины.

Существуют большие различия между современной молодежью и молодежью прошлого.

Главное различие — сейчас социальная зрелость наступает значительно позже, чем это было 50 лет тому назад.

Я, например, в 14 лет стал взрослым юридически и фактически. А сейчас многие юноши и в 18 — 20 лет не являются социально взрослыми.

Сейчас много говорят об акселерации, но она коснулась только анатомических особенностей — юноши сейчас ростом стали значительно выше, но умственный кругозор у них, думаю, ниже, чем раньше.

Раньше читали много книг. А сейчас все смотрят телевизор, который, как и компьютер, сильно снижает умственный кругозор. В частности, телевизор «убивает» память телезрителей.

Спросите любого, что он видел по телевидению в прошлом году? Да он не скажет, что он видел позавчера! В лучшем случае он может сказать, что он видел вчера.

А книги, как научные, так и художественные, дают работу мысли, заставляют сопереживать, что, конечно, расширяет нравственные и интеллектуальные горизонты человека.

В общем, ответить на вопрос, легко ли быть молодым, каждому из нас очень сложно в силу социальных, психологических, нравственных и многих других причин. Я на этот вопрос для себя ответил, надеюсь, и для читателя тоже.
Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать