Пятки — к солнцу, голова — ко дну

Было это в послевоенные годы. Мы, мальчишки, помогали родителям добывать какое есть пропитание. Ходили за полевым луком, за щавелем, которые росли на заливных лугах, в низинах вдоль реки Тартас у села Ольгино Венгеровского района. Однажды мама отправила нас с братом за этой зеленью. В компанию с собой мы взяли моего друга— соседа Шурку. По пути надо было обходить болото — делать лишних километра два-три. Напрямую же, по болоту, можно добраться, пройдя метров семьдесят.


На участке длиной метров в двадцать глубина болота была примерно один метр двадцать сантиметров, но мой рост — того меньше. Пришлось идти в обход.

Сделав крюк, дошли до места. Урожайность зелени оказалась хорошей. Набрав полные вёдра, мы двинулись домой, причем болотом: уж очень не хотелось топать лишнее. Решили, что более рослые брат и Шурка сначала перенесут вёдра и одежду на другой берег, а потом вернутся и переправят меня. Так и сделали.

В тот год Тартас разливался, и нетрудно было найти подходящее для переправы бревно. Притаранили мы к берегу обломок сосны.

— Садись на него, не бойся, не свалишься! Мы тебе на всякий случай ноги внизу свяжем — крепче сидеть будешь. Только руками греби! — напутствовал брат.

Тронулись. Брат поплыл на другой берег, Шурка стал толкать впереди себя бревно со мной. Всё бы ничего, но вскоре в спину мне впился особенно кусачий комар. Я вскрикнул, взмахнул рукой и в одно мгновение потерял равновесие. Бревно подо мной крутнулось, и я оказался головой вниз, а связанными пятками — к солнцу. «Ну всё, утоп!» — мелькнуло в голове. Вспомнилось, что как раз такой конец моей жизни предсказывала цыганка…

Брат вовремя спохватился, кинулся назад и помог мне вновь оказаться поверх бревна. Однако воды я всё же наглотался. Она потекла изо рта, из носа. Я заплакал, а пацаны начали смеяться — чем дальше, тем больше. «И чего потешаются, когда человек едва не утоп?!» — думал я, а они всё больше корчились от хохота, тыча пальцами в сторону моего лица.

Наконец, я догадался посмотреть на свое отражение в воде. Глянул — и вздрогнул, а после этого тоже не смог сдержать смех: из болота на меня смотрело перемазанное грязью и увешанное тиной лицо — ну точная копия водяного!
Поделиться:
Копировать