Тропинка школьная моя

Когда в 1951-м году я закончил семилетку, а жили мы на Украине, моя мама решила, что для моего образования этого достаточно. Надо, как другие, «копейку для бедствующей семьи зарабатывать». Но уже на вторую неделю после начала учебного года к нам пришла моя учительница Мария Карповна и стала уговаривать маму отпустить меня учиться в восьмой класс. Не уговорила.


Потом пришел директор школы Павел Кондратьевич Федорченко. Он твердо заявил, что я, её сын, способный, с меня будет толк и что мне надо учиться. Тогда же он пообещал, что моя мама, как и семьи погибших на войне отцов, не будет платить школе за мою учебу.

Так я пошел в восьмой класс. А когда стало очень холодно и директор увидел меня в школе в большой армейской фуфайке, то на следующий день поручил своей жене, Устинье Григорьевне, передать для меня его старое, но еще добротное пальто с большим рыжим воротником. Мама укоротила его под мой рост, и до окончания десятого класса я в нем ходил в школу.

И еще учителя наши, и это самое важное, были не формальными предметниками, а настоящими педагогами-воспитателями. Они прививали нам трудолюбие и ответственность, устремленность ко всему «разумному, доброму, вечному», нравственно готовили нас к будущей взрослой жизни.

Никогда не забуду, это было в августе того же 1951 года, в воскресный день я пришел в Володарскую библиотеку, которая располагалась в районном клубе, бывшем польском костеле. Зашел, поздоровался и увидел, что в читальном зале за столом сидит Мария Карповна и изучает, как её ученики читают художественную литературу.

Она со мной была внимательной и строгой, замечала мои шалости, а потом не забывала выговорить мне за них. Я её немножко боялся, но и уважал. Сдал прочитанный второй том романа Льва Толстого «Война и мир», получил следующий и стал уходить. Но Мария Карповна меня окликнула:

— Шурка, возьми свой читательский билет и подойди ко мне. — Она стала внимательно просматривать список прочитанных мною произведений. Там была книга Олеся Гончара «Знаменосцы», стихи Пушкина, Некрасова, драмы Шекспира и другие. Моими литературными интересами она осталась довольна. А потом, взяв у меня третью книгу «Войны и мира», спросила: «Чем же тебе понравился Лев Толстой и, в частности, читаемый роман?

Вначале не совсем внятно, но далее более уверенно я стал рассказывать об Андрее Болконском, Николае и Пете Ростовых, об их сестре Наташе, Кутузове и Багратионе.

Учительница слушала, не перебивая. Похвалила меня. Посоветовала после того, как я закончу «Войну и мир», прочитать повесть Ивана Франко «Захар Беркут». Сама прошла к стеллажам, нашла книжку и показала мне её. А в заключение сказала мне то, что я хорошо помню по сей день:

— Ты, Шурка, читаешь о людях большой человеческой совести и чести. Учись у них, это поможет тебе в жизни.

Конечно, я был безмерно рад, что Мария Карповна меня похвалила. «Люди большой человеческой совести!» — промелькнуло у меня. Интересно, кто это?

Продолжая читать «Войну и мир» и потом прекрасную повесть украинского классика Ивана Франко, я искал, кого из литературных героев Мария Карповна назвала такими возвышенными словами. Не нашел. А потом понял, что моя мудрая учительница подсказала мне, начинающему читателю, как находить более важное — учиться понимать, насколько честны и благородны мысли и поступки всех героев повествования, учиться у них, чтобы знать, как лучше вести себя среди людей.
Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать