Это было наше время!

Это было наше время!
В одном из бережно хранимых нашей героиней фотоальбомов, рядом со снимком, запечатлевшим веселых, лучезарно улыбающихся людей на какой-то демонстрации, выведены такие строки: Мы на празднике все вместе Шагали дружною толпой. Смеялись, громко пели песни. То время нарекли — застой...


Сегодня это странное, отдающее болотом слово «застой» употребляют куда реже, чем в перестройку. И это, наверное, закономерно. Во-первых, прошел период потрясений, общество стремится максимально уйти от конфронтации и объединиться. А во-вторых, то самое время, с демонстрациями и трудовым соревнованием, лозунгами и настоящим комсомольским задором, сегодня многим, даже молодому поколению, видится не таким уж однозначно «застойным». Все чаще говорят о необходимости черпать положительный опыт из нашего недавнего прошлого и привносить его в сегодняшний день. А для Евдокии Антоновны Гаршиной, как и для миллионов советских людей, это было еще и время молодости, яркое и насыщенное событиями, трудное, но дарящее радость.

— Мы очень интересно жили, — говорит Евдокия Антоновна, — каждый день был наполнен смыслом. Мы не просто трудились, мы росли, развивались вместе со своей страной, которую горячо любили.

Дитя военных лет
Когда-то, очень давно, предки нашей героини, выходцы из Белоруссии, в надежде на новую счастливую долю перебрались в суровую, но богатую на свободные земли Сибирь. Они остановились в Красноярском крае в районе станции Иланская. Когда мама нашей героини, Мария Антоновна, вышла замуж, она вместе с мужем, человеком дефицитной на селе профессии — механиком по установке мельничного оборудования, переехала в село Ивановка, куда его направили работать. Однако счастливая семейная жизнь длилась недолго. Через несколько лет супруг заболел тифом и умер, оставив молодую вдову с двумя маленькими детьми на руках.

Делать нечего, надо как-то выживать, ребятишек поднимать... Не желая быть обузой для родных, Мария Антоновна не поехала в Иланскую, а осталась в Ивановке. Несколько лет спустя она встретила хорошего человека — Антона Адамовича, и отважилась снова выйти замуж. От этого брака родилось несколько детей, в их числе в 1938 году — Евдокия. Казалось, жизнь налаживается, но война окончательно перечеркнула надежды мамы на счастливую женскую долю.

Антон Адамович Чеботарев сгинет в кровавой мясорубке во время боев под Сталинградом. Наша героиня, которой на начало войны не исполнилось и трех лет, помнит несколько смутно, как однажды отец приезжал с фронта домой. После ранения он какое-то время лечился в госпитале, а потом, видимо, получил краткосрочный отпуск.

— Помню, как он за руку вел меня в садик, — с легкой дрожью в голосе говорит Евдокия Антоновна. — Какое-то платьице помню в горошек. И сушки... Они были за счастье, потому что бедность в то время царила неимоверная...

Спустя годы старший брат, Петр, долго будет вести поиски, переписываться с разными архивами, но точных данных о гибели отца так и не найдет. Уже будучи глубоко пожилым человеком, он подробно опишет в письме и пришлет младшей сестренке отчет обо всей проделанной работе, приложит все запросы и ответы на них из официальных структур, от себя добавив: «Если есть силы — продолжай...» Но и до сего дня наша героиня не найдет ответа на важные вопросы: «Как погиб отец? Где он похоронен?» Эта боль останется с нею на всю жизнь.

Маленькая Евдокия, которой выпало соленое детство, полное тревог и невзгод, училась помогать маме по хозяйству, поддерживать ее ласковым словом и заботой, и постепенно подрастала. Она часто гостила у родни, как правило, у старшей сестры, Веры Осиповны, в Иланской. Потом возвращалась домой, к маме, затем снова уезжала. В школу она пошла из родного дома в Ивановке, но после четвертого класса вновь перебралась к сестренке в Иланскую. До школы надо было шагать довольно далеко, и мама опасалась, что деревенские пареньки могут обидеть девчонку. Так и «кочевала» она по родне, впрочем, находя в этих переездах особую романтику. Это еще были малые путешествия нашей юной героини, большие перемены ждали ее впереди.

Вот бы доктором стать...
Как-то дядя, Анатолий Антонович, проживавший на Дальнем Востоке и служивший на Тихоокеанском флоте, позвал к себе Петра, который к тому времени как раз демобилизовался. Сначала уехал старший, а потом и вся семья во главе с мамой перебралась на «край земли». Наша героиня оказалась на Камчатке.

С грустной улыбкой вспоминает Евдокия Антоновна приключившийся с ней в поезде курьез: ей доверили чемодан с документами и семейными фотографиями, а она, взволнованная дальним путешествием и чувством ответственности, в итоге все же забыла его где-то, то ли в поезде, то ли на вокзале. Часть бумаг потом вернулась, а часть была утеряна. Самой драгоценной потерей стало фото отца. И когда, спустя годы, брат прислал Евдокии Антоновне копию с хранившейся у него фотографии Антона Адамовича, в ее жизнь вернулось что-то очень важное.

Там, на Камчатке, в небольшой школе поселка Козыревска Усть-Камчатского района Евдокия успешно закончила восьмой класс. На семейном совете решили, что девчонке надо получать серьезную специальность, становиться самостоятельным человеком, и... отправили ее снова через полстраны — к родственникам в Новосибирск. На минутку погрузившись в раздумье, затем, заглянув мне в глаза, словно взвешивая: говорить или нет, Евдокия Антоновна призналась, что, как и любая молодая девушка на пороге серьезного выбора, она мечтала. Мечтала о белом халате. Мечтала, что будет очень добра и внимательна к своим пациентам. Что будет дарить им полноценное зрение. «Мне почему-то хотелось быть именно «глазником», — смеется она. — Может, оборудование привлекало — особые лампы, приборы, хотелось чувствовать, что помогаешь людям. Но... мечты мечтами, а жизнь жизнью. Я и сама понимала, что нужно как можно скорее «встать на ноги».

Приняв твердое решение, Евдокия первым делом подала документы в транспортный техникум, что на Инской. Годы учебы пролетели быстро. Она успешно окончила техникум по популярной в те годы специальности — ПГС и по распределению была направлена в Красноярский трест транспортного строительства. Будучи девчонкой очень активной, деятельной, она не только успешно делала первые шаги в профессии, но и не чуралась общественной работы, да еще, желая продолжить образование, поступила на заочный факультет политехнического института.

Однажды на работе Евдокия встретила знакомого паренька, с которым встречалась на танцах в Доме культуры, когда жила на Инской. Алексей в то время был студентом Сибстрина. Как и наша героиня, в качестве главного своего дела в жизни он избрал промышленное и гражданское строительство. После окончания вуза устроился в нормативно-исследовательский институт. В это время как раз шла электрификация Красноярской дороги, и молодого специалиста направили в Красноярск. Здесь они и встретились. Молодые вместе пошли на каток, потом в кино... А вскоре и поженились.

Отец Алексея работал машинистом, мама была домохозяйкой, а сестра, Анастасия Васильевна Гаршина, стала артисткой ТЮЗа. Новые родственники приняли Евдокию хорошо.

А трудовая биография нашей героини началась с работы штукатура. Вскоре Евдокию поставили мастером. А когда она вместе с мужем вернулась в Новосибирск, пошла работать в Инскую дистанцию гражданских сооружений, коротко — НГЧ. Начинала бригадиром, затем мастером, занималась капитальным ремонтом зданий. Потом ее перевели в техотдел, сначала инженером по труду, затем экономистом. Еще несколько лет она работала инженером по охране труда.

Алексей работал в нормативной станции транспортного строительства, которая занималась объектами железной дороги. Рождение сына Александра и большая нагрузка на работе не позволили нашей героине доучиться на «заочке». Но когда вновь появилось «окошко», она все же поучилась. Правда, по общественной линии — в институте марксизма-ленинизма. Потом родился младший — Миша. Мужу, который в то время уже работал в тридцатом тресте Главновосибирскстроя, дали квартиру в городе, и Евдокия Антоновна Гаршина перешла в Новосибирскую дистанцию. Здесь она и трудилась до самого выхода на заслуженный отдых.

— Мне интересно было все. Внедряется новая система оплаты труда — это же здорово! До тонкостей во всем разобраться! Когда замещала заболевшего экономиста, с интересом вникала уже в другие расчеты. А когда стала отвечать за охрану труда, занялась обучением кадров. Это было новое, большое поле деятельности. Сложное и интересное, — говорит она.

В Новосибирской дистанции она работала инженером по охране труда и подготовке кадров, затем старшим инженером отдела эксплуатации жилого фонда. Забавно, но им с супругом, строителям по образованию и по призванию, но всегда имевшим прямое отношение к железнодорожному транспорту, оба профессиональных праздника были родными. Правда, муж больше почитал День строителя, а она каждый год праздновала День железнодорожника.

Общественницей наша героиня была всегда. И в Инской, и в Новосибирской дистанции долгие годы возглавляла партийную организацию. И воспитательной работой занималась, и производственными вопросами, и общежитиями, и детскими садами. Хлопоты, суета, нервы, но... это стоит того. «Когда сумеешь человеку по-настоящему помочь и читаешь в его глазах благодарность, сердце наполняется радостью», — говорит Евдокия Антоновна.

В середине восьмидесятых годов, отработав еще один срок секретарем партийной организации, она сама попросила коллег ее переизбрать: устала и возраст... А вскоре началась перестройка. Прошло совсем немного времени, и сама партия перестала существовать. «Как я тогда переживала... Сколько на партию стали плести... И такие, и сякие, чуть ли не воры и обманщики... Разве можно было такое говорить?! Кто-то, может, и пользовался какими-то благами, но в основном-то партия объединяла людей, которые бескорыстно вели общественную, организаторскую работу, трудились, и в райкоме было столько достойных, уважаемых людей... Мне было страшно обидно», — и сейчас с нескрываемой болью говорит она. Евдокия Антоновна уверена, что если перемены и требовались стране, то плавные, постепенные: что-то положительное можно было оставить, а что-то изменить.

Возглавляя партийную организацию, ей приходилось решать сложные, нередко спорные вопросы. Но взаимное уважение, взаимопонимание и с руководством, и с рядовыми работниками помогали в непростых ситуациях. А главное, людей объединял общий труд, общие цели и общие задачи. Они все были соратниками, любили свое дело, свою дорогу, свою страну. И были по-своему счастливы.

Евдокия Антоновна с благодарностью вспоминает коллег и руководителей, рядом с которыми и под началом которых ей довелось работать сначала на Инской, затем на Новосибирской дистанции гражданских сооружений.

«Александра Михайловна Селезнева была настолько грамотным инженером, вдумчивым, инициативным... Она и проектировщик, и строитель, к ней с любым вопросом можно было подойти и получить квалифицированный ответ. Клавдия Ефимовна Зуева тоже замечательный специалист. Галина Ивановна Масюк была инженером по труду и заработной плате, она меня учила правильно писать письма и ответы на письма, — говорит наша героиня. — А в Новосибирской дистанции мне особенно хочется отметить руководство: Анатолия Федоровича Хромых, начальника НГЧ, Андрея Филипповича Сартисона, который работал главным инженером, Леонида Константиновича Иванчишина, заместителя начальника дистанции, Геннадия Константиновича Борина, зама по производству. Это очень опытные руководители, знающие, грамотные. Работать с ними было в радость. Когда люди преданы своему делу, нацелены на решение важных задач, они не только сами успешны, но и умеют нацелить коллектив на плодотворную работу».

На вопрос «Какие черты руководителя вы считаете наиболее важными?» она ответила, что больше всегда ценила и ценит постоянство, умение принять решение и быть верным ему, проще говоря, умение держать слово. Важны, по мнению Гаршиной, также способность мыслить масштабно, предвидеть последствия принятых решений. И особую ценность имеет качество, которым обладают далеко не все люди, — умение зажечь, повести за собой коллектив, нацелить на выполнение задачи и достичь результата. При сочетании всех этих составляющих авторитет руководителя незыблем, а общественные структуры становятся его надежной опорой и помощью. Так считает наша героиня, и с ней трудно не согласиться.

Что же касается семейной жизни, роли мамы, то иногда Евдокию Антоновну одолевают сомнения: может, она поступала не совсем верно?! Сейчас все видится иначе. Тогда работа была на первом месте, а семья — потом, дети росли, в чем-то лишенные родительского внимания, ласки, заботы.

— Сейчас порой задумаешься: как я могла все успевать? Три мужика дома. Всех надо накормить, обстирать, выслушать каждого... Плюс огромная общественная нагрузка. Я всегда была в гуще дел. Мы и сами были очень активными, инициативными. То школа передового опыта, то КВН свой придумали... А родным детям, наверное, не хватало дома мамы...

Как бы компенсируя те свои «упущения», хоть оба сына давно выросли, получили образование, стали самостоятельными и успешными людьми, наша героиня и сегодня ласковая, заботливая мама. Она может прибежать в гости и приготовить вкусный обед, она расспросит, посочувствует, поддержит, порадуется успехам. И взрослые дети отвечают ей трепетной любовью.

На новом рубеже
Сложные девяностые годы стали переломными не только в экономическом, но и в моральном отношении. Это были годы тревоги и неуверенности в завтрашнем дне. Эту боль, эту неуверенность Евдокия Антоновна переживала вместе со всеми. Выйдя на пенсию, чтобы иметь хоть какую-то прибавку к скромному государственному «содержанию», пошла работать в открывшуюся по соседству частную школу.

Как-то вечером раздался телефонный звонок: «Непременно приходите на собрание в свой коллектив!» Она сначала отнекивалась, а потом пошла. А на собрании за нее, что называется, «взялись» и руководство, и бывшие коллеги. «Евдокия Антоновна, ну соглашайся! Ты потянешь, мы же тебя знаем!» — сказали люди, с которыми она проработала тридцать девять лет. И она сдалась. Словом, совет ветеранов своей родной дистанции Гаршина возглавила с самого первого дня его существования.

И снова начались заботы, тревоги, проблемы. Снова надо было принимать на себя тяготы и горести других, по мере сил стараться им помочь. А порой человеку, словно выпавшему из времени, не сумевшему принять перестройку и то, что происходило в стране после нее, требовались простая беседа, душевный разговор о том, что объединяло, а не разъединяло людей. Время идет. Меняется страна, изменяется мир вокруг нас. Но неизменной остается забота ветеранских организаций, руководства дороги о заслуженных людях, десятилетия своей жизни отдавших труду на благо родной магистрали.

Евдокия Антоновна с большим теплом говорит о своих соратниках по ветеранской работе. Поскольку в совет объединены бывшие работники четырех организаций (Новосибирской, Инской, Барабинской дистанций и дистанции водоснабжения), совет ветеранов получился многочисленный. Сегодня он объединяет 415 человек. Анатолий Степанович Ломакин, в прошлом начальник дистанции водоснабжения, курирует «своих» ветеранов. Евгения Ивановна Резинкина, заместитель председателя совета ветеранов, раньше она была смотрителем зданий, помогает нашей героине абсолютно во всех вопросах. Галина Федоровна Желудева ведет делопроизводство. Анатолий Петрович Аникин, труженик тыла, отвечает за участников войны. Юлия Аполлоновна Донина, отзывчивый, добрый человек, никогда не откажется навестить на дому ветерана, сходить в больницу. Как и Римма Моисеевна Забабурина.

«У нас каждый отвечает за свой участок работы, — говорит Евдокия Антоновна. — А вместе мы — дружные, коллективисты, любящие и умеющие трудиться!»

И коллеги с ней согласны. Своего председателя они очень ценят. «Это замечательный, удивительный человек, — говорит о нашей героине Юлия Аполлоновна Донина. — Я не припомню случая, чтобы она как-то невнимательно отнеслась к человеку или посчитала его проблему несущественной, это просто невозможно, потому что Евдокия Антоновна — человек с горячим сердцем, она всегда готова прийти на помощь, всегда открыта и доброжелательна. А уж о ее таланте организатора, председателя совета ветеранов и говорить не приходится, это бесспорно. Признаюсь, я очень рада, что рядом с нами есть такой прекрасный человек».

Оглядываясь на пройденный путь, наша героиня говорит: «Да, моя мечта стать врачом-офтальмологом не воплотилась, но я прожила серьезную, насыщенную жизнь...» В начале сентября Евдокия Антоновна отпраздновала семидесятилетний юбилей. Ее душевно поздравили представители руководства, коллеги. «Я была тронута тем, что пришли товарищи из совета ветеранов Новосибирского отделения дороги во главе с Иваном Алексеевичем Гончаровым, сказали теплые слова... В такие минуты смущаешься от проявленного к тебе внимания, но понимаешь, что живешь и трудишься не зря. Значит, есть на твоем счету добрые дела. А это главное», — говорит она.

Жизнь продолжается. Впереди новые заботы, тревоги, дела. И радость от новых побед. А если настанет сложная минутка, Евдокия Антоновна возьмет томик с рассказами Чехова и не надолго погрузится в мир высоких чувств и отношений. А затем, напитавшись духовно, с новой энергией примется за главное дело своей жизни — помогать людям.
Материалы на эту тему
Поделиться:
Копировать