Инструменты, которые мы выбираем

Инструменты, которые мы выбираем
Первая международная конференция «Зерно Сибири», которая состоялась недавно в Краснообске, порадовала прежде всего своей направленностью. Участники ее оторвались наконец от количественных характеристик — тонн, гектаров и единиц техники — в пользу чисто рыночных категорий. Потому что, как справедливо заметил в своем выступлении на конференции директор Института земледелия СО Россельхозакадемии А.Н. Власенко: «Очень трудно вырастить урожай, но еще труднее продать его». Выгодно, разумеется, продать.



О технологиях, которые могут способствовать этому, и вели разговор на конференции, организатором которой выступили компания «Русагрибизконсалтинг» и Россельхозакадемия.

Удивило же мероприятие уже с первого взгляда числом и уровнем докладчиков. «Как вы умудрились собрать такое количество экспертов?» — не раз спрашивали инициатора этого собрания Сергея Скорохода журналисты. Ведущих, заметим, российских экспертов. Например, оценки и прогнозы Владимира Петриченко цитирует даже Минсельхоз США. В результате конференция получилась весьма представительной и глубокой по уровню аналитики.

Забегая вперед, хочу заметить, что по окончании ее многие участники сошлись во мнении, что подобные мероприятия надо проводить чаще. Даже скептики (без них не обошлось) признали: было интересно. Ведь получился не узкоспециализированный «междусобойчик», на котором решали (или пробовали решить) какие-то чисто корпоративные проблемы, а какой-то глобальный, координирующий интересы разных направлений зерновой индустрии обзор.

Хотя некоторым сельхозтоваропроизводителям не хватило мнения людей, конкретно влияющих на сельскохозяйственное производство. «Мы не часто пересекаемся, — заметил генеральный директор исследовательской группы «Петромаркет», специализирующейся на рынке нефтепродуктов, Яков Рудерман. — И, оказывается, нам есть что пообсуждать сообща». Кто бы спорил! Накануне уборки о стоимости горючки у крестьянина голова болит ничуть не меньше, чем о цене зерна.

Думайте сами, решайте сами…
Не знаю, как наши мужики вперед правительства узнают будущие цены на топливо, но факт остается фактом: еще год назад в одном из хозяйств Северного (!) района лично мне механизаторы говорили, что скоро литр солярки будет стоить не меньше тридцати рублей. Официальная реакция на это была однозначной: такого скачка не допустим! Есть, мол, у нас, наконец, и антимонопольные органы, и власть какая-никакая. Цена вырастет, но не на столько. И что же? В своем выступлении «Рынок дизельного топлива: что происходит и чего ждать?» тот же Яков Рудерман сообщил: порадовать аграриев нечем. Рост стоимости дизельного топлива, который мы наблюдаем в последние месяцы, продолжится. И цена литра ГСМ достигнет 29 рублей.

Более долгосрочные прогнозы тоже неутешительны. Судя по всему, причины, которые вызывают рост цен на дизельное топливо на мировом рынке, сохранятся. Сейчас сложилась парадоксальная ситуация, какой не было никогда: дизельное топливо дороже бензина. Почему? Во-первых, автомобилисты всего мира массово перешли на более дешевую до недавнего времени солярку. Во-вторых, производство биоэтанола, на который все так рассчитываем (некоторые склонны считать, что зря), основано тоже на дизельном топливе — сеем, убираем культуры, из которых потом производим органический бензин. Кроме того, Южная Америка и прочие развивающиеся страны повсеместно используют для получения электроэнергии дизели.

Таким образом, в течение трех — пяти лет мы будем наблюдать повышение стоимости ГСМ и на внутреннем рынке. Если только правительство не предпримет какие-то специальные меры. Они могут быть связаны с системой налогообложения в этой сфере, что окажет сдерживающее влияние на рост цен. «Однако это не совсем просто для российского бюджета и затрагивает зарплаты бюджетников. Словом, никакие меры не бывают одинаково хороши для всех», — подвел итог под своими словами Рудерман.

Вообще-то, когда пробуешь размышлять на чисто бытовом уровне о топливном рынке, то невольно задаешься вопросом: а куда смотрят «семья и школа» (то бишь государство и иже с ним)? Общеизвестен факт, что дизельного топлива производят у нас в стране гораздо больше, чем потребляют. Но свыше половины его идет на экспорт. В нашем регионе три крупных нефтеперерабатывающих завода (Омский, Ангарский, Ачинский). Они также выдают ГСМ гораздо больше потребностей региона. Тем не менее солярка в Новосибирске стоит на рубль больше, чем в более дорогом городе — Москве. Эксперт объяснил такое явление монополизмом перерабатывающих предприятий. Наша страна громадная и ближайший конкурент далеко. Поэтому каждый перерабатывающий завод, являясь хозяином в своем регионе, может держать более высокие цены, чем другие. Этакий местечковый монополизм. Кроме того, сибирские переработчики тоже большую часть произведенного топлива вывозят в Европу и страны СНГ.

Но все ли зависит от мировых цен на нефть, как нам регулярно внушают? Сдается, что это очередной миф. И внутренний рынок не реагирует адекватно на ситуацию в мире (как, например, по зерну). Представитель площадки IDK.ru задал своему коллеге вопрос, что называется, в лоб. Сейчас мировые цены на нефть стали падать (куда уж дальше расти!). Можно ли ожидать, что и цены на нефтепродукты (в том числе на солярку) у нас тоже опустятся? Возможно, крестьянину в связи с этой тенденцией надо повременить и затовариться горючкой чуть позже? Эксперт ушел от ответа после десятиминутного рассуждения о непредсказуемости нефтяного рынка. Оказывается, скачок мировых цен на дизельное топливо ничего не предвещало. Никто его и не ждал. В общем, думайте сами, решайте сами… Эксперты тут вам не помощники.

Еще один топливный парадокс. Добыча нефти в стране падает, но выпуск нефтепродуктов растет. Связано это, по мнению эксперта, с системой госпошлин. Они устроены так, что чем дороже «черное золото» на мировом рынке, тем выгоднее производить нефтепродукты. Казалось бы, и предложение при этом должно расти, а цены на топливо падать. Но такого не происходит. И кто же выигрывает от всего этого? «Нефтяные компании по сравнению с государством не жируют», — заявил эксперт. Оказывается, львиную долю сверхдоходов от высоких цен получает именно государство, через налоги на недропользование и так далее. «И есть вопросы насчет того, как эти поступления используются».

Что ж удивительного в том, что мы не можем обуздать стоимость ГСМ в период сельскохозяйственных кампаний! Крестьянину в такую пору раздумывать некогда. Пахать, сеять и убирать нужно сегодня — тут уж его можно брать голыми руками. Вот и идет наш дизель опережающими темпами в гору. Обратного же хода это движение наблюдать у нас редко приходилось.

Контракт на будущее
О том, что интерес к нашему региону у операторов зернового рынка достаточно высок, подтверждает участие в конференции сразу четырех бирж. Представители Московской фондовой биржи едва не перессорились с коллегами «на круглом столе», которым завершилась конференция, из-за того, что им не дали возможности выступить. Завладев микрофоном, они успели не только отпиарить себя, но и «наехать» на конкурентов. Благо ведущий «стола» Юрий Белоусов, координатор проекта IDK.ru (спонсора мероприятия), оказался человеком миролюбивым и, что немаловажно, веселым. Тут-то он и разрядил обстановку анекдотом этой полосы об альтернативе.

Что ж, рынок — штука эмоциональная. И, похоже, торговля зерном на биржевом пространстве набирает обороты. Но это в Москве. Провинциальный же сельхозтоваропроизводитель имеет о новых рыночных технологиях весьма смутное представление. Скажем, слово «фьючерс» многие выговаривают с трудом, еще меньше его понимают. И относятся к нему крайне негативно. (А как можно еще относиться к тому, чего не знаешь?) Между тем именно в Новосибирске лет пять назад появилась первая в России фьючерсная площадка — Сибирская зерновая биржа. Но мы ее не оценили. Биржа не прижилась. Зато теперь нам рассказывают об огромных возможностях этого рыночного инструмента столичные гости (а там-то уж знают, где лежат деньги). В частности, выступление С.А. Наумова, директора Национальной товарной биржи, посвящалось торговле постановочными фьючерсами на пшеницу.

Все оказывается не так сложно. И фьючерс всего-навсего — контракт на будущее. Весь мир использует фьючерсный механизм для страхования цен. Покупатель, заключив договор на приобретение партии пшеницы, допустим, на три месяца вперед, по фиксированной цене, страхуется от ее повышения, продавец — от понижения. Непредсказуемость зернового рынка — это как раз та проблема, о которой говорят все его участники. Так вот фьючерсы хотя бы отчасти показывают, какие цены можно ждать в будущем. Однако пока на торговлю зерном по биржевым каналам приходится не более одного процента. Неоднократные попытки организовать ее не увенчались успехом. И вот в очередной раз 9 апреля при участии министра сельского хозяйства Алексея Гордеева на Национальной товарной бирже были запущены фьючерсы на пшеницу двух видов.

Проводятся торги в электронном режиме ежедневно с 11 до 15 часов. Участники их — члены секции и их клиенты. Сейчас торги продолжаются, и, возможно, эта форма наконец-то приживется. К тому есть предпосылки. Всем известно, что Россия стала мировым экспортером зерна, в частности пшеницы. Потенциал ее достаточно высокий — 12 — 14 миллионов тонн. В самой России наибольшим потенциалом роста (с учетом урожайности и посевных площадей) обладают Сибирский и Приволжский федеральные округа. Еще одной предпосылкой для организации биржевого зернового рынка является потребность участников в достоверных прогнозах. Ведь из-за больших колебаний на рынке зерна ценовые риски, скажем, пшеницы четвертого класса превосходят уровень ее рентабельности.

«Серые схемы» и джипы в кустах
Почему такую площадку москвичи организовали в Южном федеральном округе? Ведь на долю сибирских регионов приходится более значительная часть (более 80 процентов) производства зерна в стране, и логично было бы создать ее здесь. По словам Наумова, на юге проявили большую активность бизнесмены, отозвались на инициативу и администрации Краснодарского края, Ростовской области. Кроме того, удалось привлечь и местные элеваторы в качестве хранилищ зерна. А теперь вопрос на засыпку. Почему с трудом приживаются биржевые технологии у нас в стране, которые позволяют точнее прогнозировать ситуацию на рынке (не об этом ли мечтают все зерновики!)? «Наверное, прежде всего мешает психология россиян, — говорят одни. — Это самое тяжелое. Поменять мышление сложнее, чем технологию». «Просто значительной части участников зернового рынка невыгодно легализовать огромные финансовые потоки. Они предпочитают митинговать перед зданиями администрации, перекрывать дороги, спрятав крутые джипы в кустах. Но не решать вопрос по существу, так, как это делается во всем мире», — развивают тему другие.

Интересным в связи с этим представляется замечание заместителя директора ФГУ «Центр рыночной информации» А.А. Мехедькина. Рассказывая об организации государственного информационного канала (который собирает сведения по цепочке «от поля до прилавка»), он сказал следующее: «Как заинтересовать хозяйствующие субъекты, чтобы они давали о себе объективную информацию? Тяжело... В Америке это решается просто. Там сельхозтоваропроизводитель не будет хитрить, потому что там сто фондов помощи, и, не дай Бог, выяснится, что кто-то дал необъективную информацию. Его сразу выбрасывают из всех программ. Поэтому американские информационные службы считают, что у них сведения на 95 — 96 процентов объективные. У нас с этим большие проблемы». О широком распространении «серых схем» говорила и Д.Я. Сангаджиева, начальник отдела агрострахования генерального спонсора конференции ОСАО «Ингосстрах». Вы не поверите, но из 87 миллиардов рублей господдержки всего десять процентов приходится на реальное страхование, остальная часть — на «серые схемы»! «Мы столкнулись с тем, что особенно широко распространены такие схемы именно в Сибирском регионе… Это приводит к ненадлежащему использованию бюджетных средств, выделяемых на страхование, и дискредитации самого института страхования», — заключила Д.Я. Сангаджиева. Еще одно опасение высказали участники конференции уже в кулуарах: сейчас государство теряет управление над элеваторами. Это может абсолютно сломать рынок. Тогда невозможно будет говорить о равнодоступности фермеров, крестьян к хранилищам (что уже происходит). Стоимость услуг элеваторов растет, и получается, что поддержка, которую оказывает государство крестьянам, идет не на развитие их хозяйств, а на покрытие растущих аппетитов всевозможных структур, в том числе и зернохранилищ.

И в завершение этого направления разговора полезная информация для селян, которую с боем, но все-таки озвучил президент Московской фондовой биржи Алексей Рыжиков. Месяц назад было принято решение об открытии на этой площадке отдельной сессии по удобрениям для российских земледельцев. Долгое время рынок удобрений был оккупирован иностранцами, с которыми отечественные зернопроизводители не могли конкурировать. В результате 80 процентов наших удобрений шло на экспорт, и с начала этого года они подорожали на 157 процентов. К новой сессии Московской фондовой биржи допускается только реальный отечественный производитель, в собственности или в аренде которого находится не менее тысячи гектаров земель сельхозназначения. Первые состоявшиеся торги показали, что цены на площадке реально ниже, потому что здесь нет посредников. В Новосибирске открыто представительство МФБ на базе Сибирской биржи, которое даст возможность участвовать в данной сессии сибирякам.

А теперь об альтернативе…
Более традиционной, внебиржевой торговле (99 процентов реализации идет по внебиржевым каналам), оказывается, тоже не чужды инновации. И спонсор конференции — портал IDK.ru — не что иное, как такой инновационный рыночный продукт. Координатор проекта Ю.М. Белоусов представил его собравшимся в своем выступлении «Внебиржевая торговля зерном на электронной площадке».

Недаром говорят: время — деньги. Иногда от скорости принятия решения зависит результат сделки. Этот портал и был задуман как инструмент, упрощающий коммуникации на внебиржевом сегменте зернового рынка. Авторы его изобрели систему, вмещающую в себя все параметры перемещения зерна, которая за секунды способна просчитывать до десяти тысяч комбинаций. Она может одновременно принять десять тысяч запросов и в течение секунды-двух представить столько же ответов. Именно такой инновационный подход и оказался интересным для внутреннего рынка. В течение пяти лет в этот проект вошло более 18 тысяч зарегистрированных участников и около сорока тысяч фактических. Это самое крупное в данном сегменте торговое, аналитическое, информационное агентство. Портал ежегодно выдает отчет об участниках электронной торговли. По прошлому году объем сделок приблизился к 500 миллионам долларов.

Какую хозяйственную пользу он предполагает? Портал объединяет более ста различных видов сервиса. Например, система (это собственная разработка IDK.ru) производит расчет железнодорожных тарифов при транспортировке зерна по России, СНГ, странам Балтии. В нее введен расчет логистики, движения автотранспорта с точностью попадания в города и населенные пункты до десяти минут. Следующий шаг — расчет таможенных процедур, потому что покупатели и продавцы могут стоять по разные стороны границы. Не менее интересен и расчет экономических характеристик покупки и продажи. Стоит вам только ввести свой лот на покупку или продажу — и система тут же подскажет оптимальный вариант по вашему базису с учетом доставки. После этого контрагенты вступают в отношения друг с другом. И начинается, собственно говоря, торг.

«Мы имеем возможность отследить объем товаров, качественные характеристики. Система фиксирует все ставки по лотам, — говорят представители IDK. — Этот блок помогает следить за тем самым наличным рынком зерна и определять, куда он движется. При этом агенты сами строят этот рынок. Мы не имеем никакого отношения к торговле, поэтому не манипулируем рынком. Это важно. В итоге у нас формируются ценовые индексы в онлайн-режиме, что дает наиболее правильные ориентиры для участников рынка в ценовых индикаторах и помогает продавцам и покупателям быстро находить друг друга».

Ситуация не повторится
Какие же цены на зерно прогнозирует IDK.ru? «Однозначно не повторится ситуация прошлого года, когда цена начала расти в период уборки урожая, и это продолжалось до середины апреля», — говорит директор по развитию портала С. А. Шаховец. К тому есть объективные причины. Во-первых, зерна в России будет больше. По оптимистичным прогнозам, сбор достигнет 88 миллионов тонн (некоторые эксперты прогнозируют другие объемы — 95 миллионов тонн). Сейчас цены на юге упали до четырех-пяти тысяч рублей за тонну пшеницы третьего класса. Скорее всего, такая же ситуация будет на рынке Сибири. Она будет определяться еще и динамикой на мировом рынке. Пока мировые цены стагнируют, замерев на уровне 280 — 290 долларов. Два этих фактора будут определять цену, по которой крестьяне смогут продать хлеб. Некоторые южные хозяйства придерживают зерно нового урожая в ожидании более высоких цен. Верна ли такая практика, сказать сложно.

Пока цена пшеницы, которую предлагает покупатель, близка к себестоимости. Но затраты на производство могут увеличиться в связи с дождями и ростом цен на ГСМ. В Сибири они еще выше. На себестоимость большое влияние оказал рост цен на удобрения. А для конечного потребителя — и рост железнодорожных тарифов. Они увеличивались в прошлом году дважды. Особенно больно это для сибирских товаропроизводителей. Чтобы отвезти зерно в Новороссийский торговый порт из Сибири, нужно за каждую тону заплатить около 70 долларов. Сибирское зерно в связи с этим вообще неконкурентоспособно. Поэтому для анклавного сибирского рынка необходимы государственные меры — в прошлом скидки на тарифы дали хорошие результаты. При доставке зерна к хранилищам и портам доля накладных расходов постоянно растет еще и в связи с повышением стоимости услуг, которые оказывает железная дорога при подаче вагонов, уборке и так далее.

Увеличение производства пшеницы — тенденция мировая. Текущий год пока, по прогнозам, хороший и в США, и в Европе, и в России, и в Казахстане, и на Украине. До этого несколько лет подряд мировые запасы таяли. Главным образом за счет роста и изменения структуры потребления в странах Азии. Здесь выросло потребление молока, а в связи с этим и пшеницы. Многие страны (Китай, Индия), не использовавшие ранее ее в питании, больше стали закупать зерна. Это и есть та пресловутая глобализация рынка.

Сейчас создались благоприятные условия для пополнения мировых запасов хлеба, размер которых уменьшился на тридцать процентов за последние четыре года. Были проблемы с урожаем в разных частях мира. России это касалось в меньшей степени, поскольку у нас с 28 января по 1 июля действовала фактически запретительная таможенная пошлина. Тем не менее мы вывезли порядка тринадцати миллионов тонн пшеницы и ячменя. И «выполнили» годовую норму практически за половину сельскохозяйственного года.

Общемировое производство пшеницы увеличится нынче до 665 миллионов тонн, но цена будет явно ниже, чем в прошлом году. Потребление, даже возросшее, не догонит уровень производства. Россия, по расчетам Минсельхоза, может получать до 150 миллионов тонн зерна. И оно будет востребовано рынком, но весь вопрос в экономической эффективности. Если прошлый год показал, что на зерне можно получать прибыль, то нынешний как бы не отвратил крестьян от расширения производства, исходя из того, что происходит с ценами на горючее. Особенно упадет в цене фуражное зерно, которого будет много. Это естественно: у большого зерна не бывает хорошего качества. На значительно меньшем и специфическом рынке ржи резкого снижения цен не предвидится.

Соберем и посеем, и вспашем
Диспаритет цен, по мнению многих, — главная беда аграрного сектора России. Однако, несмотря на очень высокие цены на горючку, Госкомстат дает достаточно хорошие прогнозы на удорожание себестоимости зерна в связи с этим. В 2005 году соотношение было еще хуже. Поэтому есть позитивный настрой: крестьяне соберут выращенный урожай и даже посеют озимые к следующему сезону. То же самое с удобрениями. Да, дисбаланс тяжелый. Но опять же в 2006 году положение было хуже. А вот что касается внутреннего потребления зерна — картина плачевная. Внутреннее потребление — это больная тема всей нашей индустрии. Даже при оптимистичном подсчете уровень внутреннего потребления не превысит 72 миллионов тонн. И это несмотря на все усилия государства в ушедшем сезоне. Столько денег было вложено в нацпроекты, объявляли даже «Год свиньи», но в первом полугодии 2008 года из-за роста цен на зерно поголовье их упало. Такая же безрадостная картина по главному потребителю зерновых — птице. Здесь ситуация еще хуже. Пока поголовье ее растет. Но темпы роста снижаются. Это сигнал к тому, что при дальнейшей вакханалии высоких цен их постигнет участь свиней.

«Я полагаю, что низкие цены на зерно наконец-то толкнут потребление в позитивном направлении. Есть надежда, что ситуация изменится во втором полугодии: из-за резкого падения цены ячменя подрастет производство мяса свиней и будет выгодно увеличивать их поголовье. Провал цен на зерно даст возможность животноводам и птицеводам достичь нормального уровня развития», — заметил в своем выступлении ведущий российский эксперт В.В. Петриченко. Его выступление «Зерновой рынок России, Сибири и Средней Азии: состояние и прогноз на следующий сельскохозяйственный год» вызвало особый интерес у присутствующих. В одном из ближайших номеров мы предложим его нашим читателям.
Поделиться:
Копировать