В Козиху за благодатью

Полтора часа в дороге — ничто по сравнению с той наградой, что ждет тебя в конце пути. Кто сказал, что за чудом надо ехать «за моря»? Разве удивительные уголки малой родины не так святы и не так благодатны, как те, о которых знает весь христианский мир? Это местечко расположилось совсем недалеко от Верх-Ирмени. Козиха — село самое обычное. С домами покрепче и домишками поплоше.


С длинными рядами серых, давно не крашенных заборов, штакетины в которых не только выцвели под заунывными дождями и ленивыми вьюгами, но и, расшатавшись, покосились, как зубы во рту у старухи. Помню, в моем детстве отчего-то все заборы были зелеными. Одни дышали глубокой зеленью в цвет листьев ландыша, другие радовали глаз веселеньким оттенком молодых побегов гороха, третьи были салатными, четвертые — изумрудными, как чаша мастера Данилы…

В такие деньки начала мая они словно дарили надежду — мы уже расцвели, а скоро и все вокруг подернется зеленой дымкой первых листочков. А сейчас заборы похожи своей серостью один на другой — как рваные в полосы тучи, расстелившиеся по еще не прогревшейся земле. Только изредка мелькнет свежеокрашенная, небесного цвета лента изгороди, опоясавшей аккуратный домик, глядящий на мир «подведенными» такой же голубой «тушью» наличниками оконцев.

Еще несколько минут под мерное жужжание автобуса — и вы у монастырской ограды. Ослепительно белая с одной стороны, там, где работы уже завершены, и приглушенно терракотового оттенка — с другой. Там виднеются замысловатые, еще до конца не выложенные красным кирпичом декоративные башенки и две небольшие железные калитки, ведущие, как позже выяснится, в монастырский огород, где братия и пожилые прихожанки уже вовсю трудятся, обрабатывая кустарники и готовя грядки. Это свой, особый мир.

Над главным входом поначалу собирались выстроить надвратную часовню, а потом от этой затеи отказались. Над сводом арки мозаикой выложен образ архистратига Михаила, небесного покровителя здешнего мужского монастыря.

С молитвой на устах вы делаете шаг во двор и замираете, залюбовавшись открывшимся видом. Почти невозможно представить, что совсем недавно на месте светлого храма находился… гараж. Самоотверженный труд монашеской общины, переселившейся сюда в 1997 году из села Малоирменка, превратил полуразрушенное заброшенное строение в красивое здание с церковью в честь архистратига Михаила, с пекарней и трапезной и с кельями для братии в правом крыле.

Когда-то давно, пожалуй, еще в начале прошлого века, на этом месте красовался деревянный пятикупольный храм. В середине тридцатых годов, по известным причинам, он был разрушен. Через годы запустения, где-то в семидесятых, на том же месте колхоз построил для своих хозяйственных нужд гараж. Но теперь все вернулось на круги своя.

Строение, что слева у входа, тоже не так давно оштукатуренное и побеленное, — бывшая маслобойня. Внутри еще порядка нет, но уже скоро в этом помещении откроется дом милосердия для одиноких пожилых людей, на закате своих лет оказавшихся сиротами, порой при живых детях и внуках.

А аккуратное двухэтажное здание с небольшим балкончиком по центру и вензелями в форме букв А и Т — не что иное как покои архиепископа Новосибирского и Бердского Тихона. «Нам хочется, чтобы владыка как можно чаще навещал нас и оставался здесь хоть на некоторое время», — говорит батюшка, сопровождающий нас в экскурсии по монастырю после субботней литургии. «А вон там, видите, у дальней стены вдоль ограды вбиты столбы?! Мы хотим отгородить вольер и запустить туда оленя, которого владыка благословил. Где сейчас олень живет, спрашиваете? Да там же, где и коровы. Только в отдельном загоне», — с улыбкой отвечает он на расспросы детей.

И крупный рогатый скот, и лошади, и вся прочая живность у монастыря имеется. Есть своя земля для посева зерновых культур. Недалеко от села Верх-Чик расположилась монастырская пасека, там же прекрасный пруд для разведения рыбы и сенокосные угодья. Здесь все трудятся. Кто на сельскохозяйственных работах, кто в слесарной или столярной мастерской. В Кирзе действует пилорама, которая обеспечивает материалами все монастырские стройки. А их немало.

Братией монастыря построены и восстановлены церкви в целом ряде сел: церковь во имя первоверховных апостолов Петра и Павла в поселке Петровском, церковь в честь иконы Пресвятой Богородицы «Спорительница хлебов» в Шилово, церковь в честь Рождества Христова в селе Новый Шарап и другие. Монастырь имеет шесть подворий. С 2001 года по благословению владыки Тихона братия занимается строительством храма в честь Святой Троицы, что в Троицком сквере на Западном жилмассиве. Если вы были летом здесь на престольном празднике (нижний предел храма освящен во имя равноапостольного князя Владимира), то могли любоваться его величественной красотой.

Если пройти к дальней части ограды, где расположены хозяйственные монастырские постройки, увидишь, как за железными воротами широкой лентой убегает вдаль дорога по пологим, едва начинающим зеленеть холмам, по которым на воле гуляют соскучившиеся по нежной травке лошади. Она теряется в серо-голубой дали, вселяющей в душу покой и умиротворение. Но не эта идиллическая картина, хоть она и способна подарить самые светлые лирические раздумья, стала главной целью вашего пребывания здесь, а сама утренняя монастырская служба и соприкосновение с удивительной иконой, история которой — рассказ о чуде Господнем.

Саломея, так звали благочестивую женщину, которая однажды (было это в годы гонения на церковь) зашла к родственникам и увидела, что кадка с квашеной капустой накрыта большой доской, на которой видны характерные крепления — такие бывают на обратной стороне икон. Женщина попросила близких людей отдать ей эту доску и принесла ее в свой дом.

Она истово молилась и со временем на доске потихоньку-помаленьку стал проступать образ Иверской Божией Матери. Икону эту перед своей смертью Саломея завещала родственнице своей, тоже благочестивой женщине по имени Евдокия. Она так же трепетно относилась к иконе и много молилась перед ней. «Когда отец Филипп (теперь он — игумен Филипп, настоятель мужского монастыря в честь Святого мученика Евгения) узнал, что в селе Решеты есть такая чудесная икона, он поехал туда и поговорил с Евдокией. Отдать икону сразу женщина не решилась, а дала ее монастырю на несколько дней. Но когда по истечении времени монахи торжественно, с песнопениями принесли образ Иверской Божией Матери назад, в дом Евдокии, женщина благословила икону монастырю», — рассказывал батюшка.

Сегодня эта удивительная икона выглядит так, словно писана недавно, так свежи и ярки краски, так прекрасны лики Богоматери младенца Христа. Соприкосновение с чудом, искреннее покаяние в грехах на исповеди, величественная монастырская литургия, чистые, проникающие до глубины души голоса монахов, славящих Бога, все это вместе дарит ни с чем не сравнимое чувство. Человек светский назовет его внутренней гармонией, а воцерковленный — благодатью.

За этой благодатью и едут сюда люди с разных уголков сибирского края. И таких удивительных мест в нашей области немало. Надо лишь приобщиться к истории малой родины и открыть Богу свое сердце.
Поделиться:
Копировать