Баллада о 26-ти татарских заемщиках

В прошлом году был в двух хозяйствах Татарского района. Вернее, был во многих, но оба запомнились тем, что, в отличие от большинства, они, по нынешним меркам, весьма успешные сельскохозяйственные предприятия. Так же, как и в остальных колхозах-бедолагах, здесь сеют, пашут, собирают урожаи, доят коров, но... миллионных долгов нет, зарплату выдают вовремя и в будущее смотрят с осторожным, но оптимизмом.


Объединяет их и одна общая беда — кадры, вернее, острая их нехватка. Именно этот момент почему-то и показался мне наиболее алогичным. В селах с населением под тысячу человек в каждом... некому работать? Причем не за галочку, а за полновесный рубль, к тому же, повторюсь, выплачиваемый вовремя.

Причину дефицита рабочих pyк руководители объясняли доходчиво и популярно: от пьянчуг и лодырей избавились сами, кто-то просто не хочет работать, и в колхоз его силком не затащишь, молодежь разъехалась по северам за длинным рублем, а значительная часть населения ударилась в личное подсобное хозяйство или мелкопоместное фермерство. И те же самые руководители в один голос уверяли, что как только ворам, несунам и расхитителям колхозного добра будет «заслон поставлен прочный», так мелкособственническим формам хозяйствования сразу придет конец.

...Был в этих хозяйствах я и в текущем году. И вот поди же ты! Казалось бы, учет и контроль налажен, «границы (амбары, хранилища, склады запчастей и горючего) на замке», а проблема осталась: кадров не прибавилось, не пришел народ в колхоз.

Ответ напрашивается сам собой. Нет, не разучился русский крестьянин работать, просто теперь он хочет работать сам на себя. Чувство собственника, хозяина у него в крови, своя коровка для него всегда любимей и дороже общественного стада.

Редкий случай в истории Отечества! Когда и «верхи могут», и «низы хотят»! «Наверху», похоже, тоже прочувствовали умонастроения сельской глубинки, иначе как объяснить тот факт, что среди приоритетных национальных проектов красной строкой проходит помощь и всяческое содействие именно личному подсобному и крестьянско-фермерскому хозяйству. Мало того, это тот уникальный случай, когда господдержка носит не виртуальный характер, а реально доставлена до адресата.

Уже в 26-ти фермерских и личных подсобных хозяйствах воспользовались услугами Татарского отделения «Россельхозбанка» и заключили договор о кредитовании! Процесс пошел!? Добавлю, что банк обслуживает шесть районов, и общее число договоров уже перевалило за отметку 130! А, собственно, почему бы сельскому труженику не воспользоваться представившейся возможностью? Тем более что процентная ставка, с учетом государственного субсидирования, минимальна. Добавляет оптимизма и то, что на сегодня механизм получения кредита отработан, и вся процедура занимает максимум две недели. Но...

Восторженные возгласы, эйфорию прибережем на потом, а вначале попробуем сопоставить и проанализировать ряд фактов и цифр, взглянув на проблему под разными ракурсами.

Первое. Чтo тaкoe число 26? Оно означает, что в среднем в каждом хозяйстве (а в нашем случае уместнее будет сказать «в каждом селе») всего лишь один человек решил воспользоваться кредитом. Если же вычесть отсюда крестьянско-фермерские хозяйства, в силу своей специфики держащиеся наособицу, то эта цифра и того меньше. Законный вопрос: почему десятки, а то и сотни сельских жителей потенциально трудоспособного населения, подвизающихся в личном подсобном хозяйстве, не торопятся занять очередь в банк?

Второе. Скромность, конечно, украшает человека. Только ли этим можно объяснить, что аппетиты у большинства селян более чем умеренные? Казалось бы, 300 тысяч рублей для личного подсобного хозяйства и три миллиона рублей для крестьянско-фермерского — не ахти какие сногсшибательные суммы уже изначально. Тем не менее кредитоваться на всю катушку почему-то не пожелал никто. Больше других решило заимствовать лишь одно крестьянско-фермерское хозяйство — 480 тысяч рублей, то есть шестую часть от возможного. А некоторые суммы кредитов просто умиляют. Скажите на милость, что можно сделать с 15 тысячами рублей? A именно во столько оценил подъем на новую высоту личного подсобного хозяйства один товарищ личник. И здесь еще одно «почему?». Почему так осторожны в своих аппетитах сельские труженики?

Третье. Стоит отдельно поговорить о ценах. Ни для кого не секрет, а уж для крестьянина тем более, что новый, но уже изначально морально устаревший «Енисей» тянет на без малого три «лимона», а краса и гордость наших полей МТЗ-80 «Беларусь» стоит сегодня 600 тысяч рублей. Надо ли добавлять, что оба этих агрегата отлично «кушают» горючее, регулярно требуют запчастей, да и на том же «Беларусе» к теще на блины не ездят. На нем пашут, сеют, косят. Полный комплект навесного и прочего оборудования — это еще не один десяток тысяч рублей. Причем пашут и сеют не из любви к искусству земледелия, а чтобы получить богатый урожай. Для этого требуются семена, гербициды, минеральные удобрения. Наконец, помещения, где можно хранить этот самый богатый урожай. Выходит, каждый шаг — деньги.

А вот животноводческое направление. Можно ли на 30 или пусть даже 70 тысяч рублей приобрести коров? Да, можно! Одну, двух, в лучшем случае трех. Я имею в виду корову в первоначальном смысле этого слова, то есть кормилицу, а не просто животное, непрерывно жующее жвачку. Впрочем, схожая ситуация и с покупкой свиноматок, поросят и молодняка птицы. Здесь мы подходим к самому важному моменту.

...Четвертое. Давайте попробуем помыслить по-государственному. Скажите на милость, зачем государство обозначило развитие личного подсобного и крестьянско-фермерского хозяйства как национальный приоритет? Правильно! Для того, чтобы сельский труженик, волею судеб оказавшийся на обочине, смог как-то подняться, заняться настоящим делом, почувствовать не только материальную заинтересованность, но и свою нужность обществу, свою значимость и состоятельность как человека и гражданина! Очень своевременный и нужный проект, убивающий разом несколько зайцев. В кои-то веки государство решило повернуться лицом к деревне!

Но мы забыли еще об одной составляющей, вернее, конечной цели, которую наверняка учитывали государственные умы, разрабатывая это проект. Это увеличение производства отечественной сельскохозяйственной продукции: молока, мяса, зерна. Иначе даже с учетом многочисленных косвенных плюсов зачем было огород городить? Так вот, сделают ли погоду на рынке сельхозпродукции 26 человек, большая часть которых ограничивается покупкой двух коров (свиноматок) или подержанного МТЗ? Вряд ли... В лучшем случае они прокормят самих себя. Стоит ли напоминать, что поголовье коров в среднем хозяйстве исчисляется сотнями голов, a поросят — бывает, и тысячами.

Конечно, не стоит убиваться по прежним временам. Надо глядеть в завтрашний день. А здесь путь один: если мы хотим что-то реально получить от реализации этого направления национальных проектов, нужно, чтобы движение за возрождение личного подсобного хозяйства приобрело массовый характер, чтобы были хотя бы те же 26, но на каждое село. Только тогда будет и результат.

Вернемся к многочисленным «почему?» в начале статьи. Что же тормозит сельского труженика на его пути в банк? Что ограничивает аппетиты уже пришедших? На мой взгляд, два фактора: ответственность и боязнь. Долги, пусть даже и с минимальным процентом, все равно нужно возвращать. Боязнь же продиктована вековой житейской мудростью: «А потяну ли я этот воз? Чтобы и кредит вовремя погасить, и себе что-то осталось. И вообще, не зряшное ли дело я затеял?»

Я бы задал себе еще и третий вопрос: «А как оно в дальнейшем — не мимолетное ли виденье этот национальный проект?». Уверяю, вопрос тоже не зряшный.

Несомненно, сельское направление национальных приоритетов — очень сильный ход нашего правительства. Но, сказав «а», нужно говорить и «б». Не стоит надеяться, что одна возможность получить энную сумму в банке разом воскресит российскую деревню. Уж очень много дыр предстоит залатать на этом пути. Образование, здравоохранение, культура, жилье, дороги... — проблемы, присущие всей стране, но в селе они обозначены стократ глубже и острее. Без наступления по всему фронту этих проблем не обойтись. Отрадно, что по этим направлениям уже идет работа именно под эгидой национальных проектов.

И есть надежда, что все у нас получится...
Поделиться:
Копировать