Яндекс.Метрика

Больше, чем профессия

Мужчина в школе, пожалуй, всегда был редким явлением, особенно если это не физрук или учитель труда. Тем более ценно, когда такой педагог не только посвящает много лет своей жизни работе с детьми, но и достигает заметных результатов, становится настоящим профессионалом в своем деле.


Таков Александр Михайлович Михренин, учитель экономики из Коченевского района, занявший на прошедшем этой весной областном конкурсе «Учитель года» второе место. Для сельского учителя этот результат вдвойне ценен. В основном-то призовые места на этом конкурсе получают горожане, преподаватели продвинутых лицеев и гимназий.

— Александр Михайлович, а в чем, по-вашему, разница между сельским учителем и городским?

— Да я-то, на самом деле, особенной разницы не вижу. Все ведь в одних и тех же вузах обучались, имеем примерно одинаковые возможности по поиску новых материалов. Да и дети — это всегда дети. Не думаю, что сельские ребята в чем-то уступают городским.

— Но уровень образования в сельских школах все-таки ниже?

— Ну этому есть объективные причины. И дело здесь не в том, что учитель недостаточно профессионален или дети недостаточно способны. Просто в городских школах требования к подготовке выше, и диктуют их в том числе и родители, обеспокоенные тем, в какой вуз пойдет их ребенок. На селе же родители всецело полагаются на учителей, предоставляют им самим решать, что и в каком объеме давать. Ну и, конечно, горожане ближе к самим вузам, к различным образовательным центрам, к центрам повышения квалификации. У городских учителей в этом плане гораздо больше возможностей. А у нас, в районах... Вот сегодня мы проводим семинар для сельских учителей, так, чтобы попасть на него, многим пришлось проехать не один десяток километров. А иногда и вовсе возможности выехать куда-то нет.

— А вы давно преподаете?

— С девяносто второго года. Сначала была маленькая сельская школа, потом средняя школа № 7 в Прокудском, потом Коченевский районный центр детского творчества. Начинал как учитель истории и обществознания, а потом, с 1996 года, занялся экономикой. Это спасибо бердчанам... Есть у нас такой Международный центр экономического и бизнес-образования. Там очень хороший преподаватель, автор учебника Ирина Владимировна Ермакова. С нее, в общем-то, все и начиналось.

— А не было мысли уйти с этого поприща, найти более «денежную» профессию? Все-таки положение учителя в последние десятилетия незавидное.

— Может, это прозвучит пафосно, но... Еще во время учебы в институте наши преподаватели донесли до нас мысль, что учительство — это больше, чем профессия. Учитель — это на самом деле тот, кто передает опыт от поколения к поколению. Поэтому в том, что дело это важное и нужное, никогда сомнений не возникало. Еще и гены, наверное, сработали, ведь бабушка моя была учителем начальных классов, мама — воспитателем в детском саду... А все бытовые тяготы... Тут, наверное, и характер сыграл свою роль. Ну не привык я метаться от одного к другому. Если уж занялся делом, то нужно идти в нем до конца, открывать для себя все новые горизонты, совершенствоваться. И когда-нибудь это обязательно «окупится». Не обязательно в материальном плане. Я вот своим ученикам в шутку говорю, что готовлю-то их из чисто эгоистических соображений. Ведь, когда я стану стареньким и выйду на пенсию, именно они будут управлять государством, развивать производство, науку и так далее. Так что я заинтересован в том, чтобы те, в чьих руках будет страна завтра, были хорошими специалистами.

Сейчас Александр Михайлович совмещает сразу несколько направлений работы. Преподает экономику в школе — обычной. На базе районного детского центра создал экономическую школу. Здесь занимаются ребята, уже определившиеся с будущей профессией, — те, кто видит себя экономистом, финансистом, менеджером. Помимо собственно экономики им читаются курсы экономической математики, делового английского, психологии общения и МЭкоМ — моделирование экономики и менеджмента (это такая компьютерная игра). С недавнего времени занялся и организационной деятельностью — работает методистом в районном отделе образования.

Среди его учеников — не только старшеклассники, но и ребята гораздо младше. Недавно даже начата работа с детскими садами. В игровой, творческой форме малышам преподаются азы экономики. Некоторые занятия превращаются в настоящий праздник. Например, недавно разыграли сказку «Теремок на новый лад», в которой персонажи занимаются бизнесом, вкладывают деньги в банк и так далее. Кто бы мог подумать, но ребятишки активно включаются в игру и быстро все схватывают. В этом году по просьбе родителей открылась уже вторая такая «продвинутая» группа.

— С малышами, конечно, работать интересно, но и дополнительные трудности возникают, — говорит учитель. — Тут ведь нет какой-то «золотой середины». Если ты детям неинтересен, то они тебя и слушать не будут. Но уж если их удалось заинтересовать, то они могут просто горы свернуть, все твои задания выполнять чуть ли не в тот же день. И тогда уже сам не знаешь, чем бы их еще «нагрузить».

Программы, по которым обучают в экономической школе, не продиктованы каким-либо вузом. Чаще всего это то же, что преподается в обычном школьном курсе, но шире. Ведь в школе многое упускается — и время ограничено, и учеников много, не удается с каждым поработать индивидуально. Но «привязка» к вузу для ребят не особенно-то и важна, так же как и получаемые после окончания «школы» свидетельства. Гораздо важнее реально полученные знания и те результаты, которые ребята показывают на различных олимпиадах и конкурсах, да и просто при поступлении в институты.

При этом, как отмечает сам Михренин, он старается привить своим ученикам умение извлекать для себя уроки из всякого опыта — будь то обучение в школе или участие в олимпиаде. У него в этом плане есть вполне устоявшиеся убеждения.

— Все эти школьные программы, нормативы, стандарты — это, конечно, неотъемлемая часть образовательной системы. Другой вопрос — каким способом добиваться поставленных в программе задач. Можно по старинке: прийти, прочитать лекцию, задать материал на дом — «от сих до сих». Я же, во-первых, стараюсь давать ученикам больше свободы, приучать к самостоятельности. А во-вторых — всегда рассматривать изучаемое с точки зрения практики. Моя авторская программа, с которой я выступал на конкурсе, так и называется: «Практико-ориентированное обучение». И основная задача, которую я перед собой ставлю, — это социализация детей. В школе мы, учителя, нянчимся с ними, и винить нас в этом не стоит — все-таки общаемся с этими детьми почти каждый день, и они становятся для нас почти родными. Но когда они выходят во «взрослую» жизнь, то сталкиваются с разного рода трудностями. Вот преодолевать эти трудности я и стараюсь их научить.

— В конкурсе участвовали впервые?

— Не совсем. До этого мне доводилось помогать своим коллегам, выступавшим на конкурсе. В том числе в прошлом году — своей супруге. Она у меня тоже учитель истории и обществознания.

— Наверное, еще в институте познакомились?

— Да, угадали. С тех пор вместе. Ну а поскольку занимаемся, по сути, общим делом, то порой и дома продолжаются разговоры о работе. Но мы к этому уже привыкли. Можно сказать, живем этим. Старший сын, похоже, пойдет по нашим стопам. Он сейчас старшеклассник, но уже серьезно интересуется экономикой, участвует в олимпиадах.

— Сейчас часто можно услышать этакое брюзжанье по поводу нынешней молодежи — дескать, запилась, закурилась, ничего ей не надо...

— Ну это извечная проблема отцов и детей. Я бы не сказал, что молодежи ничего не надо. Может быть, у них немножко другие цели в жизни, другие приоритеты, вообще немножко другое мышление. Но это нормально — жизнь ведь меняется. И, скажем, школа тоже должна меняться. Сейчас мы имеем дело с так называемым «социальным заказом» в образовании. То есть учить сейчас нужно не тому, чему мы привыкли учить, а тому, что детям действительно пригодится в жизни.

А вообще... Может, потому, что у меня у самого сын-девятиклассник, но я, как мне кажется, понимаю нынешних молодых. Да, мне может не нравиться музыка, которую они слушают, или что-нибудь вроде этого. Но я готов признать, что «что-то в этом есть», готов понять, что это им нравится, и не лезть со своим уставом в чужой монастырь.

Единственное, конечно, что всегда вызывает неприятие, — это наркотики, криминал, иждивенческие настроения и тому подобное. Но это, я думаю, проблема не детей, а родителей, которые не смогли их должным образом воспитать.

Беседовали мы с Александром Михайловичем еще довольно долго. Он поделился впечатлениями от участия в районном и областном этапах конкурса «Учитель года», вспомнил с благодарностью всех, кто помогал ему в подготовке. Вообще же к участию в конкурсе его побудил не азарт, не личные или профессиональные амбиции, а простое желание «что-то взять для себя», чему-то научиться.

— Мой сын шутит: «Папа — вечный двоечник. Все учится, учится, а научиться не может», — улыбается он.

Пообщавшись с этим умным, интеллигентным, немного застенчивым человеком, понимаешь, что пока работают в школе именно такие люди — за будущее подрастающего поколения можно не волноваться. Они, может, и не светила педагогической науки, и не сподвижники, но ведь ни одна сфера человеческой жизни не держится на сподвижниках. Все в этом мире делается руками крепких профессионалов, которые, как бы затасканно это ни звучало, посвящают жизнь своей работе.

Так что пожелаем Александру Михайловичу дальнейших успехов, и пусть его ученики радуют его и родителей своими новыми достижениями.
Поделиться:
Копировать