ФАС — на принципах дебюрократизации

Два дня в Новосибирске работал совет антимонопольных территориальных органов при участии руководителя Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Игоря Артемьева и глав управлений этого ведомства всей страны. Уже это свидетельствует о том, что состоявшееся у нас совещание выходило за рамки Сибирского федерального округа.


Несмотря на то, что это заседание было внутреннее, оно имело большое значение для всех регионов России, поскольку 74 управления ФАС накрывают своей сетью всю нашу необъятную страну. После этого совещания, в котором принимал участие и полпред президента Анатолий Квашнин, господин Артемьев и руководитель управления ФАС по Новосибирской области Сергей Гаврилов общались с журналистами в стенах Интерфакса. «Неприятных вопросов для нас нет, мы с удовольствием расскажем обо всем, что происходит в нашем ведомстве», — заметили они.

Для начала руководитель ФАС рассказал о том, насколько демократично внутреннее устройство самой этой службы: «У нас в отличие от других ведомств не существует отмены центральным аппаратом решений наших территориальных органов. Мы осуществляем координацию, обобщаем практику, но, в отличие от других, жестко интегрированных по вертикали органов власти, в своих решениях наши территориальные управления самостоятельны. Мы не вправе по нашему внутреннему регламенту их отменять. И не можем никак влиять на их позицию. Они работают, конечно, в рамках общих подходов. Но при этом абсолютно самостоятельны. Мы исповедуем принципы дебюрократизации, потому что считаем, что наши управления самодостаточны. Здесь работают очень квалифицированные люди».

Отвечая на вопрос об изменениях в работе ФАС, он отметил, что в последнее время принципиальным было, во-первых, внесение в Государственную думу во втором чтении поправок к закону о защите конкуренции. Они во многом усиливают акценты в борьбе с монополиями. И если этот закон будет принят Госдумой и вступит в силу с января следующего года, то мы будем работать в правовом режиме, очень близком к европейскому. Хотя этот документ основан на лучшей российской практике, обобщающий шестнадцатилетний опыт существования антимонопольных органов в России. Комитет экономической политики Государственной думы уже одобрил поправки ко второму чтению, и, вероятно, летом законопроект пройдет второе и третье чтения.

Поправки к другому закону — «Кодексу об административных правонарушениях» — будут рассмотрены, предположительно, в ближайшие дни Правительством РФ для внесения в Государственную думу. Этот закон согласован со всеми ведомствами. В нем будут беспрецедентные штрафы за нарушение антимонопольного законодательства. В частности, максимальная шкала штрафов — до четырех процентов от оборота компании за наиболее одиозные нарушения антимонопольного законодательства. Например, создание картелей, злоупотребление доминирующим положением на рынке.

Это означает, что штрафные санкции, применяемые к крупным компаниям, будут достигать десятков и сотен миллионов долларов за однократное правонарушение. На этот счет можно вспомнить европейскую практику, где злоупотребление монополий карается штрафами до десяти процентов с оборота, активно применяется уголовная ответственность за правонарушения в этой сфере.

Следующий этап работы ФАС — внесение в четвертом квартале новой статьи Уголовного кодекса, которая не работает сегодня по ряду причин. «Мы хотели бы, чтобы крупные компании осознали свою общественную значимость не только в смысле своей капитализации, решения важных технических и технологических задач, но и с точки зрения развития конкуренции в нашей стране, — сказал Артемьев. — Сейчас крупная компания может с фирмами, представляющими малый бизнес, сделать все что угодно: разрушить их, дать возможность развиваться. Все это основано на непрозрачных отношениях и на несовершенном антимонопольном законодательстве. Мы хотели бы эту ситуацию исправить. Это одна из доминант нашей работы, и сегодня эти вопросы обсуждали».

Из новых полномочий антимонопольной службы, переданных ей по решению правительства, Артемьев отметил надзор и осуществление контроля за всеми закупками в нашей стране: на уровне муниципалитетов, субъектов РФ, федеральных органов исполнительной власти. Это до полутора миллионов конкурсов и аукционов. «Наша цель, — говорил он, — добиться десяти процентов экономии бюджетных ресурсов в год. Мировая практика говорит, что можно сэкономить и двадцать процентов».

Для этого представителям службы потребуется мужество в отстаивании федерального закона, потому что антимонопольщики будут осуществлять надзор и за губернаторами, и за федеральными органами исполнительной власти. Что не вызывает особого удовольствия ни у одного высокопоставленного чиновника. «Это работа сложная, учитывая очень невысокие заработки в наших территориальных органах, — признался руководитель ФАС. — Коррупционный потенциал в ситуации, когда наши люди принимают решения на миллиарды рублей и долларов, а получают мизерную заработную плату, угрожающе опасен. Мы это понимаем. Поэтому требования к прозрачности нашей системы возросли многократно. В новом законе (а не в законодательных актах) прописаны все процедуры рассмотрения дел, все процедуры принятия решений. Все наши решения оспариваются исключительно в суде. И только судебным решением признается, кто прав, кто виноват. Мы стараемся ограничить произвол с нашей стороны».

С учетом системы госзаказов коррупция в системе представляется очень важной проблемой. И прозрачность процедур антимонопольных органов — это тоже защита бизнеса от исполнительных органов власти. Из новых полномочий, которые приобрела ФАС, — контроль в области реформ в электроэнергетике. «Мы будем заниматься по решению правительства принудительным разделением энергетических компаний. В результате чего разукрупнятся сетевые активы. Это будет беспрецедентная работа, поскольку сегодня примерно 40 процентов компаний не прошли такого разделения, хотя законом им предписывалось сделать это до первого апреля». Кроме того, целый ряд усовершенствований будет и по другим направлениям. В частности, федеральный закон подразумевает, что ФАС более активно будет рассматривать вопросы концентрации в одних руках водных ресурсов. Активно займутся службы землей под жилищное строительство. Не за горами в плане ФАС внесение изменений в Закон «О недрах», другие федеральные законы, которые бы позволили осуществлять антимонопольный контроль в области использования ограниченных природных ресурсов — воды, земли, леса.

Отвечая на вопросы о действиях ФАС в конкретных отраслях, Артемьев заметил, что ведется планомерная работа по всем направлениям. В частности, Президент РФ в своем послании сказал о том, что в России должна быть биржа по нефти и газу. «Это заявление президента подводит черту под многолетней дискуссией о том, нужно ли делать это в нашей стране, — сказал Артемьев. — Мы всегда были сторонниками этой идеи, потому что считаем, что создание биржи нефти и нефтепродуктов является великолепным вариантом развития конкуренции». Сегодня независимые производители нефти и нефтепродуктов оказываются в кабальном положении. Они не могут никому продать выработанную ими нефть, кроме как крупным вертикально интегрированным компаниям. И доходит до того, что их заставляют продавать нефть в два раза дешевле, чем она стоит на рынке.

По мнению Артемьева, производство нефтепродуктов никогда не сможет развиться, если не будет биржевого механизма их реализации. Для того, чтобы заработал биржевой механизм, необходимо издать целый ряд распоряжений правительства, внести в законодательство поправки. Президент поручил до первого января 2007 года выполнить эту работу. Сегодня в Министерстве экономического развития создана специальная рабочая группа, где обсуждаются все вопросы, связанные с развитием системы торговли нефтью и нефтепродуктами. Ряд нефтяных компаний выступает против. Они всегда блокировали этот вопрос. Их понять можно. Появление индексационных, биржевых цен может создать определенные проблемы с налогообложением этих компаний. Понятно, что те цены, по которым реализуются сейчас нефтепродукты, в частности и в крупных компаниях, не всегда соответствуют рыночным ценам по ряду причин, связанных, например, с оптимизацией налогов. На эту проблему надо смотреть открыто.

Во-вторых, Правительство России решило, и парламент поддержал решение о том, что акцизы в 2007 году на нефтепродукты не будут индексироваться. И цены сейчас в России не растут. Это связано в том числе с двумя этими экономическими решениями. Поэтому никаких осложнений здесь быть не должно.

Но создание в России расчетных систем (а в качестве версии предполагаем, что расчетная система по торговле может включать в себя торговые площадки не только и не столько в Москве, а и в Калининграде, и во Владивостоке) позволит использовать важнейшее преимущество нашей страны — протяженность территории. Тогда между лондонскими торгами и торгами в Токио будут торги в Москве. И Российская Федерация в лице этой площадки будет иметь возможность влиять на конъюнктуру мировых цен. Чего сегодня не происходит. И это притом, что Россия добывает и продает около десяти процентов всей нефти и нефтепродуктов в мире.

Великолепная идея в политическом плане, считает Артемьев, — предложение президента о торговле за рубли. Это тоже очень важная тема (с точки зрения индикатора цен на нефть марки Urals, которая производится именно в России). И эту идею сейчас ФАС прорабатывает. С позиций конкуренции это великолепная идея, в смысле отвязки нашей нефти от системы «Брэнда». Поскольку производители России находятся в дискриминационном положении (марка Urals не котируется на мировом рынке). Котировки идут по брэнду, и мы теряем от трех до пяти процентов стоимости продаж на экспорт. И Федеральная антимонопольная служба активно продвигает этот вопрос.

Именно за счет создания биржевых механизмов, считает Артемьев, можно будет преодолеть и высокую монополизацию зернового рынка. «На этом рынке, с нашей точки зрения (в частности, на уровне элеваторов), присутствует сговор, — признал Артемьев. — Он направлен на то, чтобы крестьяне вынуждены были продавать за бесценок продукцию. Потом идет спекулятивная продажа. При этом никаких административных сил у государства не хватит с этим бороться. Это вечный двигатель. Ведь на рынке цена складывается из спроса и предложения, пойди разберись, почему купили по той цене, а не по другой. И фермерские хозяйства разоряются при таких низких закупочных ценах. Чтобы этого избежать, антимонопольные органы разработали систему зерновых интервенций».

В этом году ФАС завершает анализ зернового рынка РФ. Это тот случай, когда все 74 управления одновременно проводили аналогичную работу. «Я считаю, что у нас очень хорошие отношения с Минсельхозом. И мы стараемся продвигать совместно разумные инициативы. Вы о них еще услышите», — заверил Артемьев. В рамках этого визита состоялась встреча с президентом Сибирского зернового союза Дмитрием Терешковым. Сибирские аграрии передали руководителю ФАС свои предложения по совершенствованию системы госзакупок.

Затем Артемьев и Гаврилов рассказали о том, как осуществляется демонополизация на рынках телекоммуникаций, контейнерных и пассажирских перевозках за счет конкурсов и участия в бизнесе частников. Остановились по просьбе журналистов на ключевых проблемах этики рекламы. Говорили также о нарушениях в выделении земельных участков под строительство жилых домов. Гаврилов отметил, что у нас в области пока нет документально подтвержденных фактов о выделении участков без аукциона. Но управление ФАС подозревает, что какие-то закулисные процедуры все-таки проходят. Поэтому на прошлой неделе совместно с областной прокуратурой антимонопольщики занимались этими вопросами.

Артемьев в свою очередь сказал, что после первого октября 2005 года (когда вступил в силу закон об аукционах на земли) в стране было выделено без конкурсов более 6000 инженерно подготовленных участков. Это были лучшие участки. Они ушли по непонятной процедуре. В том числе в адрес фирм-однодневок. По ряду регионов десятки и сотни участков ушли накануне 1 октября. Сейчас ФАС с прокуратурой эти дни особенно внимательно отслеживают. Прокуратурой возбуждено несколько десятков уголовных дел. Вынесены первые вердикты судов. Абсолютным лидером по правонарушениям в этой сфере остается Свердловская область (из 6000 — 1500 нарушений). Новосибирская область в числе серьезных нарушителей не числится.

На снимке: Игорь Артемьев на пресс-конференции.
Материалы на эту тему
Поделиться:
Копировать