Знаменосцы Победы

Впервые идею водрузить красный стяг над столицей поверженной Германии высказал сам Верховный главнокомандующий на торжественном заседании 6 ноября 1944 года. Тогда Военный совет армии принял решение: передовой отряд бойцов должен водрузить флаг над Рейхстагом, что будет символизировать окончательное крушение нацизма.


По образцу Государственного флага СССР было срочно изготовлено девять стягов, по числу дивизий, входивших в состав 3-й Ударной армии. На страницы учебников истории попал только один из них.

Во главе атакующих цепей шли штурмовые группы, составленные из воинов-добровольцев. Каждая из них стремилась быстрее выполнить ответственную задачу. Флаг № 5, ставший Знаменем Победы, несла группа из трех бойцов, возглавляемая старшим сержантом Ивановым. Он получил смертельное ранение при прорыве к верхним этажам здания, но сержант Егоров и младший сержант Кантария, которых прикрывали их однополчане по 756-му полку, смогли водрузить знамя.

Знаменосец Михаил Егоров так рассказывал о пережитом в этот момент: «В нашу задачу входило вырваться на крышу. Немцев там не оказалось. Мы решили закрепить знамя на бронзовом коне, так как беспрерывно рвавшиеся мины не давали сделать это на куполе. Позднее, когда стало темнеть, мы сняли знамя с бронзового коня и стали пробираться к куполу. Но он был разбит. Купол представлял собой железную раму, ранее застекленную. Теперь же все стекло было разбито. Через этот купол хорошо освещался зал Рейхстага. Крепко держась, вылезли мы на его вершину, закрепили знамя...»

Судьба других отрядов, штурмовавших Рейхстаг, долгое время оставалась вне поля зрения историков. Наверное, именно поэтому многие исследователи посчитали сомнительным первенство Егорова и Кантарии. Установить правду из наградных представлений, которые, начиная с 1 мая, пошли наверх сплошным потоком из штабов и политотделов частей 3-й Ударной армии, было крайне затруднительно. Там каждый какой-либо флаг водружал. И каждый был первым, а значит, имел все основания претендовать на обещанную Золотую Звезду Героя.

Характерно, что поначалу в этом потоке имена Егорова и Кантарии не фигурировали. И даже командир 150-й дивизии Шатилов, в боевых порядках которой находилось знамя военного совета армии за номером пять, а при нем — эти два бойца, поначалу обходит их имена молчанием.

Так, в своем письменном донесении от 2 мая 1945 г. командиру 79-го корпуса генералу Переверткину он лишь обтекаемо сообщает о некоей «группе смельчаков из 756-го полка», которая «в 13.45 30.04.45» водрузила «знамя на первом этаже в юго-западной части Рейхстага». Не очень-то был озабочен персоналиями и сам комкор Переверткин. Он уже не вспоминает ни о разведчиках из штурмовой группы капитана Макова, ни о водруженном ими первыми флаге его же корпуса. Генерала больше занимает судьба знамени № 5. Именно по его приказу во второй половине дня второго мая Михаил Егоров и Мелитон Кантария перенесли знамя с конной скульптуры, где оно было закреплено ими ночью 1 мая, на купол Рейхстага. Во время рискованного карабканья по его искореженным переплетам на солидной выcoте Егоров сорвался и чуть не погиб. Спасла сержанта за что-то зацепившаяся телогрейка...

Ровно через неделю по распоряжению все того же Переверткина знамя сняли с купола и заменили дубликатом. Объясняя свое решение в донесении военному совету армии, генерал 9.05.45 сообщает: «Знамя, водруженное над Рейхстагом 30 апреля 1945 г., я приказал хранить и прошу ходатайства перед маршалом Советского Союза тов. Жуковым, чтобы делегация 1-го Белорусского фронта 3-й Ударной армии и 79-го корпуса смогла лично вручить это Знамя Победы в Кремле или другом месте нашему великому вождю...» Инициатива комкора наверху положительного отклика не нашла, но статус стяга № 5 как Знамени Победы утвердила. 9 мая реликвия была передана в штаб полка, а вместо нее над Рейхстагом взвился другой флаг. 20 июня 1945 года Знамя Победы доставили в Москву, и с тех пор оно хранится в Центральном музее Вооруженных сил.
Поделиться:
Копировать