Новосибирск
20.03.2006 00:00:00



А сегодня речь вот о чем:

— Моей внучке Юле 24 года, у неё хорошее образование и работа хорошая. А вот с родителями — беда. Бомжи-наркоманы уничтожили отца: встречали его много раз, раздевали, избивали, отбирали деньги. Летом 2005 года Юлиного отца не стало. Юлина мать, Галина, заболела. Родственники её лечили. Галина четыре месяца в деревне у своей матери прожила. Стало лучше — поехала домой. И тут к ней привязался цыган один, который снимал квартиру у наркодельцов. Там, по словам Галины, ставят уколы в пах, ноги.

Цыгане втянули Галину в пьянку, работу она бросила, начала все продавать, чтобы их кормить и поить. Они ее одурманили, Галина не давала ни мне, ни дочери никакого покоя, скандалила, дралась, выносила все из квартиры. Когда дома никого не было, она приводила «друзей», устраивала пьянки, погромы. Если Галина уходила от них, они забирали у неё ключи от квартиры и даже сломали железную дверь.

В таких условиях стало просто опасно жить, и нам пришлось переселиться к родственникам. За квартиру платит Юля, а живёт там её мать вместе со своим цыганом. Менять квартиру Галина не хочет. Сожитель настаивает, чтобы Юлина мать его прописала и зарегистрировалась с ним. У цыгана этого — большой тюремный стаж (более 20-ти лет). Рядом с нашим домом живут его жена, трое детей, но они его не принимают и не прописывают.

Галина десять лет работала завскладом строительных материалов. Работала хорошо, ответственно, награждена двумя почетными грамотами и дальше могла бы учиться. А сейчас... Бомжи её избивали несколько раз, а её бомж-цыган внушил, что это мы, родственники, рукоприкладством занимаемся.

Мы дважды обращались в прокуратуру Кировского района, много раз — в милицию Кировского УВД, в больницу, чтобы полечить женщину, но бомж-цыган действует на Галину так, что, кроме него, она никого не желает понимать. Может, ей дают наркотики? Мы хотели бы снова вывезти Галину в деревню. Она не хочет... И вообще родные люди для неё — звук пустой.

Как женщину спасти от дурмана и бомжей? Как разделить квартиру? Она с бомжем её делит, а дочери тоже надо где-то жить. Юля с декабря не может домой попасть (потому что это опасно), хоть и коммунальные платежи оплачивает.

Меня зовут Евдокия Васильевна. Мне 78 лет. Пожалуйста, не оставьте письмо без внимания.

— Уважаемая Евдокия Васильевна, прежде всего вам необходимо «спасать» квартиру для своей внучки Юли. Обращаться нужно не в милицию, а в юридическую консультацию и в суд. То, что мать не платит за квартиру, может стать решающим аргументом при разделе жилплощади. Не теряйте впустую драгоценное время.

Только после того, как вы обезопасите собственные позиции, можно будет приступать к «спасению заблудшей матери». Однако, поставив перед собой такую задачу, пожалуйста, помните: в некоторых случаях для того, чтобы кого-то спасти, нужно перестать СПАСАТЬ... Позвольте вас спросить: вы никогда не задумывались о том, почему Галина не хочет быть спасенной? Почему ей милее цыган-бомж, чем кровные родственники? Возможно, потому, что он не относится к ней, как к отбросу общества и не учит ее жить.

Может, стоит добавить в ваши отношения с родственницей, вами спасаемой, немного уважения? Нет, не к тому образу жизни, который она ведет, но к ее праву делать собственный ВЫБОР. Тогда, возможно, получится поговорить с ней по-человечески, то есть без оскорблений и обвинений. Не исключено, что Галине тоже есть что вам сказать.

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен