Невестке в отместку, или Амбиции без амуниции

Неудачинская сельская администрация молодая — создана в начале 90-х годов. Глава муниципального образования Людмила Николаевна Чаплыгина тоже пока не обременена большим практическим опытом. — Техники никакой, — делится она своими размышлениями. — Кроме легкового автомобиля. А люди обращаются постоянно: надо уголек, дрова, сено подвезти. Как быть?


Выход один — тесно сотрудничать с ОАО «Неудачино», с его руководителем Андреем Владимировичем Метцлером. И такая «смычка» есть, дает положительные результаты. Это заметили люди со стороны, когда Неудачино отмечало столетний юбилей. Сельская администрация и акционерное общество свои усилия объединили, и вышло очень хорошо: большой праздничный концерт, награждения передовиков и заслуженных жителей.

Выступая на торжественном митинге, Андрей Владимирович, человек новый, приезжий, заявил:

— Все сделаю, чтобы вернуть Неудачино былую славу. Будем хорошо трудиться, и все у нас получится.

Год закончили с хорошей прибавкой валового производства молока, поднялся и надой. Но Людмилу Николаевну волнует другое: отношение руководства ОАО «Неудачино» к людям, особенно к тем, которые по возрасту, по болезни уже не трудятся на ферме, не заняты в полеводстве. Помогать в первую очередь им обязана сельская администрация. Но и акционерное общество тоже.

— Пока отказа не было, — с большим удовлетворением рассказывала Чаплыгина. — Учителям, медикам, работникам культуры вывезли уголек. Все мероприятия, требующие каких-то денежных вложений, проводим вместе. Мы вносим свою долю, акционерное общество — свою.

На Новый год неудачинские ребятишки получили щедрые подарки: кульки с конфетами. В день пожилых людей непременно устраивается чаепитие. Но это лишь малая толика. А благоустройство села, ремонт дорог, вывозка мусора, подготовка объектов соцкультбыта к зиме... Одному муниципальному образованию не под силу — помощь акционерного общества требуется постоянно.

Да, два руководителя, два облеченных властью лица находят общий язык, и тем не менее Людмила Николаевна вроде чего-то опасается. А вдруг...

— Все-таки частный капитал, — говорит она. — Он изменчив, непостоянен.

Да, время преподносит нам загадки, разгадать которые порой непросто: в село пришел собственник, хозяин, который ведет себя так, как считает нужным, как ему кажется и должен он поступать, чтобы иметь выгоду, доход. Людмила Николаевна, скорее всего, имеет в виду горький опыт соседа, главы муниципального образования Никулинского сельсовета Алексея Николаевича Осередько. Он со своим собственником никак не ладит. Ну нет у них мира, нет того, что мы называем взаимопониманием, только неурядицы, нелепость, скандалы.

Муниципальное образование передало в аренду фермеру немало пахотных земель — сотни и сотни гектаров. За аренду, как известно, полагается вносить плату. Однако партнер этого не делает.

— Только по договорам мы должны получить от Руля более четырехсот тысяч рублей, — говорил Осередько, — и без договоров около трехсот. Вон какие деньги. Как же их получить?

С таким вопросом он как-то обратился к главе района Валерию Носкову. Валерий Павлович страшно рассердился, упрекнул Осередько в пассивности, в неумении «выколачивать свои собственные денежки».

— Подавайте в арбитражный суд. И вообще цените наше главное богатство — землю, не давайте ее кому попало, выставляйте на аукцион, который и покажет, кто может дать больше.

Сейчас Осередько готовит бумаги, а война между тем разгорается все ярче и ярче. У администрации есть гараж, в котором находится кое-какая техника ООО «Сибирь-Агро». Алексей Николаевич сделал предупреждение: технику убирайте куда хотите. Мороз? Сорок градусов? А меня это не касается, коли каждый из нас живет сам по себе.

Это разве справедливо? Весь груз ответственности за нормальную жизнь в коллективе Осередько взял на себя. Для этой цели он создал муниципальное унитарное предприятие, в котором сейчас работает около десятка человек. У МУПа своя техника: трактор, грузовик, комбайн, прицепные орудия. Муповцы возят населению уголь из города Татарска.

За час работы соответствующая оплата, которую взимают муповцы с населения, — в пределах 250 — 300 рублей.

— Но доходов мы не имеем, — говорил Осередько. — Пока выживаем, а пора развиваться, получать прибыль.

С этой целью намерен открыть и швейное производство. Помещение выделено. Есть мастера-швейники. Заказы будут непременно. В этом глава муниципального образования убежден: селяне не богаты, чтобы покупать дорогую одежду в модных бутиках. На месте, в Никулино, им пошьют одежду для будней и праздников.

Муповцы взялись и за возделывание зерновых культур. В прошлом году они посеяли около сотни гектаров пшеницы. Зерно продали селянам. Без зернофуража в селе нельзя жить: надо и курочек с гусями держать, и свиней, и бычка на откорме.

Самое поразительное: в войну «панов» втянулись широкие слои населения «Сибирь-Агро». Свой стихийный протест выражают тем, кто потихонечку-помаленечку растаскивает бывшее колхозное добро. Правда, Осередько решительно заявил: «В процесс втянулись только те, которые никогда и нигде не работали. Труженики, честные, достойные люди, от этого в стороне: воровство им претит, не привыкли брать чужое, блага добывают собственными руками».

Тем не менее процесс «отмщения» углубляется. Кто-то пустил фермеру Рулю «красного петуха» — невестке в отместку.

Как все-таки по-разному складываются отношения людей. ООО «Колосок» — это тоже собственность Евгения Сальникова: скот, животноводческие постройки, мастерские, столовая. Но глава муниципального образования Кочневского сельсовета Николай Михайлович Гридин дружит с Сальниковым и дружбой этой очень дорожит. «Амбиции без амуниции — это не про нас, — говорит он. — Мы ведь бедны. У нас нет техники, нет кадров». В хороших отношениях с исполнительным директором Сергеем Игнатовым и управляющим Сергеем Зембицким.

— Это тоже мои друзья, — хвалится он. — Я без них как без рук.
ООО «Колосок» — главный и добросовестнейший налогоплательщик за землю в черте населенных пунктов. Около трехсот тысяч рублей в год — разве это плохо? Муниципальному образованию деньги очень нужны на ремонт объектов соцкультбыта, водопровода, теплотрасс.

— А техника? Как же без нее? — разводит руками Гридин. — Вот недавно порыв на водопроводе случился. Я сразу к Сальникову: так, мол, и так, давай выручай. И без всяких отговорок получил помощь. Люди у нас одни. Живут они на нашей территории, а работают в «Колоске». Как же мы их бросим? Они же наши... общие. (Смеется.) И даже представить не могу, что было бы в Кочневке, в Кабанке, если бы у них с Сальниковым началась затяжная война.

— Я и с Лихачевым дружил, — он перечисляет фамилии тех руководителей, которые были до Сальникова, — со Стекленевым, с Тимошенко. Работа у меня такая, что гордыню надо отставить в сторонку и, если надо, уметь переступить через собственную несгибаемость и непримиримость.

Что же получается: форма собственности совсем ни при чем. Человек всегда должен оставаться человеком, будь он олигарх или бедняк. Это относится как к Рулю, так и к Осередько. Обязаны беречь добро, приумножать его. Если в Никулино разбили асфальт, а в Кочневке он сохранился, так же как в Неудачино, то здесь виноваты не только собственники, владельцы «заводов, газет, пароходов», но и сами жители. Воевать можно до бесконечности, а строить, возводить — это посложнее. Одним махом не осилишь.
Поделиться:
Копировать