Не только хлеба и зрелищ

На вопросы «Советской Сибири» о совершенствовании взаимодействия администрации области с обществом, развитии политической системы отвечает член Общественной палаты РФ, доктор социологических наук Надежда ВАВИЛИНА. — Надежда Дмитриевна, как вы считаете, почему губернатор области Виктор Александрович Толоконский среди приоритетных задач на первое место поставил совершенствование взаимодействия с обществом?


— Думаю, это связано с тем, что власть все больше осознает, что население является не просто совокупностью групп, у которых есть те или иные проблемы. Население в то же время является очень значимым ресурсом развития, хотя, может быть, это и жестко звучит. Фактически мы сегодня, «вытащив лапы» из переходного периода, что называется, спасшись на этом этапе перехода, а он всегда очень тяжел, подошли к вопросу для себя: как пойдем дальше? И ответ на этот вопрос, как ни странно, часто задающийся, существует только один. Мы дальше будем успешными, если каждый из нас будет успешен. А это можно обеспечить через совершенно новые формы деятельности власти. И не случайно второй год губернатор с этого начинает. Все другие задачи — экономическое развитие, формирование инновационного, культурного потенциала, реформирование образования, реализация национальных проектов — это всего лишь способы решения этой задачи.

— Если рассуждать с точки зрения обывателя, то при чем здесь «взаимодействие с обществом», от него не прибавится семейный бюджет. Сначала дайте хлеба и вина, а потом можно и зрелищ, как говорили древние римляне?

— Я немного «углублю» высказывание римлян: народу надо не только хлеба и зрелищ — надо, чтобы это было у каждого. Каждый хочет жить хорошо. Но этого можно достигнуть, только включая энергию, инициативу каждого. Просто дать хлеба и зрелищ каждому — этого никогда не бывает. Мы помним, что даже при советской власти, когда делили по талонам мыло, спички и сахар, — ни физически, ни психологически это было невозможно обеспечить. Чтобы обеспечить другой уровень жизни, нужно, чтобы каждый был включен в действие по формированию «хлеба и зрелищ». А включение каждого — это совершенно новые механизмы действия власти. Просто объявить подъем экономики — невозможно. Или просто заявить, что мы сейчас национальные проекты реализуем — и жизнь на селе станет счастливой и радостной. Это тоже невозможно. Понимая это, губернатор и говорит, что сначала нужно обеспечить взаимодействие власти с обществом. При этом он предполагает развивать разные механизмы. К примеру, в качестве первого механизма формирования взаимодействия с обществом губернатор поставил совершенствование работы с политическими партиями. Именно с партиями, а не только с партийными фракциями в законодательном органе. Я думаю, что нам законодательную власть не надо путать с партийным клубом. Законодательная власть, а в нынешнем областном Совете половина депутатов от партийных фракций, должна оставаться законодательной властью. Теперь она просто по-другому будет действовать, учитывая прежде всего партийные интересы. Но она остается законодательной властью, и исполнительной власти с ней нужно взаимодействовать, учитывая ее особенности. Более того, я бы не очень занималась формированием партийно-классовых структур, поскольку это структуры, обеспечивающие интересы образовавшихся больших социальных групп. Как известно, это всегда происходило с осознанием этими группами своих интересов. Проще говоря, эти объективные процессы и так будут идти.

— Но надо создавать условия для их развития?

— Конечно. Но теперь мы говорим о необходимости включения в процесс развития каждого человека, а не просто больших социальных групп и их партий. Поэтому нужно взаимодействовать с каждым человеком. «Зрелищ и хлеба» нужно ведь дать конкретному человеку. Именно поэтому губернатором в приоритетах было обозначено взаимодействие с обществом, прежде всего через Общественную палату Новосибирской области, а также всю совокупность общественных организаций от самых маленьких до самых больших, которые у нас уже действуют. И эта работа не просто сложнее, она, с точки зрения деятельности власти, — качественно иная. Она требует от чиновников совершенно новых компетенций.

Одна из главных задач — активизация социального потенциала, усиление роли всех общественных организаций. Прошу здесь также максимально устранить формальный подход, формализм в работе, нисколько не бояться передавать общественным организациям многие управленческие функции, которые реализуют органы исполнительной власти...

Совершенно неправильно считать, что политическая система и депутатский корпус могут в своей работе реализовать весь общественный социальный потенциал. Этот потенциал огромен. И, формируя Общественную палату, мы решаем одну необходимую задачу — активизировать этот социальный потенциал.
(Из выступления В. А. ТОЛОКОНСКОГО на расширенном аппаратном совещании 17 января 2006 г.).


Чтобы подкрепить мою оценку этой позиции губернатора, обращусь к национальному проекту, который называется «Улучшение жизни на селе». С точки зрения предыдущих подходов, нашим чиновникам было бы очень просто решить эту задачку: завтра даем еще денег на закупку скота, семян, техники. Послезавтра все это должно превратиться в мощное сельскохозяйственное производство. Будет производство, будет экономика, и народ будет жить хорошо. Знаете, все это мы уже проходили. Средства, и немалые, в сельское хозяйство шли. Но это оборачивалось обогащением одних и обеднением других групп населения. Более того, доводило до парадоксальной ситуации, когда все большее количество выделяемых средств приводило, например, к повышению урожайности зерновых или увеличению продукции животноводства, но при этом конкуренция резко возрастала, продукцию трудно было продать. И, несмотря на то, что средства вкладывались значительные, это приводило сельское хозяйство к очередному этапу разорения.

— Что изменится с подключением общественного фактора к реализации этого национального проекта?

— В нем, помимо мер, направленных на развитие животноводства, предусмотрена также поддержка среднего и мелкого хозяйства на селе. Нужно дать возможность развиться личному подворью каждой сельской семьи. И просто раздачей денег на племенной скот, семена, горюче-смазочные материалы здесь вряд ли поможешь.

— Где же здесь взаимодействие власти с обществом?

— Взаимодействие здесь самое прямое. Чиновник должен дойти до каждого подворья, что физически невозможно, поэтому он должен обратиться к какому-то общественному объединению. Будут ли это ТОСы, советы ветеранов, женсоветы и другие формы общественной жизни, которые есть в этом селе. Именно через них чиновники смогут содействовать развитию каждого дома, каждой семьи.

— В прошлом году губернатор заявил, что он в целом опирается на общественные организации, местное самоуправление, сегодня уже говорит о профессионалах, специалистах, которые выражали бы общественные интересы, помогали бы формировать социально-экономическую политику и содействовали ее реализации — союз промышленников и предпринимателей, ассоциации руководителей, совет по инвестициям, и даже заявил о создании Высшего экономического совета Новосибирской области. Это означает, что прежние общественные институты уходят на второй план?

— Нет, на самом деле, я думаю, он несколько иное имел в виду. Понимая, что только через сообщество можно решать экономические задачи, то логично рассуждать уже дальше. Очевидно, мы столкнемся с еще большей совокупностью интересов. Они очень разные, и какие же из них удовлетворять? Что является приоритетным, общим для данной территории, для этого сообщества? С этой точки зрения губернатор предлагает обращаться к профессиональному экспертному сообществу. Кстати, это тоже форма взаимодействия с обществом. А экспертное сообщество должно сказать, какие проблемы, например, стоят перед Северным районом и как их решить оптимально. Выстраивая общую стратегию развития, мы должны учитывать интересы даже самого маленького сообщества, тогда получим хорошие результаты. На самом деле, это тоже включение еще одного элемента общества — его экспертных сообществ.

Обращаю внимание на это потому, что и президент неоднократно заявлял о таком экспертном сообществе. Эту функцию должна взять на себя Общественная палата, которую мы формируем в Новосибирской области, как механизм реализации этого взаимодействия. Эта деятельность строится на общественных началах. Хочу на это обратить особое внимание. И это будет образец, эталон демонстрации такого механизма — включение общественности в работу на общественных началах.

— А что это будет за механизм? В каких ипостасях он будет осуществляться?

— Целая совокупность координационных и общественных советов уже создана. Они, как правило, формировались по представительству определенных групп населения или по определенной проблеме, например, по делам семьи и детей, по проблемам ветеранов военных действий и т. д. Это отраслевые советы промышленности, АПК. А теперь возникла нужда в организации, объединяющей эти разнопроблемные советы, где формировался бы компромисс, а также определялись возможности взаимодействия этих советов. Вот эта организация и будет Общественной палатой. А поскольку это объединение групп различных интересов, то всегда нужен эталон, позволяющий оценивать эту совокупность интересов и предлагаемые механизмы. Для этого и нужно экспертное сообщество. Проще говоря, это не какие-то образования на принципах выше—ниже, это не подчиненные—подчиняемые, а просто ассоциирование общественного пространства на совершенно новых позициях в интересах развития. Нужны эксперты. Причем не такие, которые оценивают, например, с точки зрения статистики, а такие, которые скажут, как изменить ситуацию. Потребность в таких экспертах назрела, об этом говорил и губернатор. Это поиск новых ресурсов для решения проблем.

— Губернатор сказал, что в ближайшее время подготовит распоряжение по пересмотру всей системы координационных советов. Вы об этом что-то знаете?

— Размышления об этом идут уже давно. Я, по крайней мере, свои предложения подавала еще год назад. На самом деле, речь идет не о том, чтобы одни советы открыть, другие — закрыть. А о том, чтобы создать эффективное взаимодействие между советами.

— Более того, он говорит, что и власть должна стать частью этой политической системы...

— ...и опираться на общественные институты. К сожалению, реализация этого тезиса упирается в формирование нового типа чиновника. И это будет вторая сложнейшая задача. В том числе с точки зрения нового, 131-го федерального закона о местном самоуправлении. Как вы помните, закон исходит из того, что местное развитие должно осуществляться населением самостоятельно, под свою ответственность и в своих интересах. Очевидно, реализовать такой подход можно, только включая общественность, что является теперь функцией чиновников. Проще говоря, это не только потребность и веление времени — губернатору надо новые законы исполнять. Понимая, что это и ресурс, и стратегия, губернатор не случайно с этого начал свое выступление. И столь же закономерно, что в конце своего выступления он говорил о характеристиках и параметрах самого института исполнительной власти, которыми она должна располагать.

— Какой же должна стать власть?

— Губернатор говорил о нравственности власти, о профессионализме. Не профессионализме вообще, а о профессионализме, нужном с точки зрения формирования взаимодействия с обществом. Это для власти всегда наболевший вопрос. Власть — это тоже люди, и у них есть свои интересы. И очень часто баланс интересов людям, находящимся у власти, очень трудно соблюсти. Я не хочу обвинять власть, а переведу стрелку сразу на себя. Как профессионал в области социальной политики, я говорю про жилищно-коммунальные тарифы одно, а когда прихожу домой и мне надо платить за эти услуги, — другое. Тут баланс соблюсти очень тяжело. И удается это сделать тем, кто стоит на позициях нравственности. Это активная позиция, она требует сначала служения обществу, а потом — себе. Поэтому сегодня для власти нравственность — это более значимый принцип, чем для простого гражданина. Но и формируется он значительно тяжелее у власти, чем у простого человека. Я, простой гражданин, могу служить только себе, а власти нужно сначала думать об обществе, а только потом о себе. И это не просто. Поэтому губернатор обращает на это особое внимание.

— Традиционно все судят о силе власти по ее административным рычагам, финансовым ресурсам. А наш губернатор считает, что сила власти ... в «возможности опираться на многочисленные общественные институты, в передаче административных функций общественности». Как это следует понимать?

— Это только подтверждает то, что я сказала. Губернатор уверен, что ресурс развития сегодня сосредоточен внутри маленького сообщества, дома, домохозяйства и человека. Но сделать это возможно только через включение каждого отдельного человека в какую-то деятельность. А как это сделать? Конечно, замечательно, что люди объединяются по каким-то общественным интересам. Но объединяются не все. Так вот губернатор хочет этот процесс как бы интенсифицировать, ускорить. Если мы будем отдавать людям некоторые полномочия, а значит, и ресурсы, то люди будут не просто объединяться, а объединяться для чего-то. Этот процесс будет двухсторонним. Власть будет делиться своими функциями, потому что хочет получить больше отдачи от ресурсов. А население, видя конкретные возможности для своего включения и достижения каких-то своих личных целей, будет вполне заинтересовано в реализации проектов власти. И это будет нормальная идеология.
Поделиться:
Копировать