Этот нежный кремень

За свою актерскую карьеру он сыграл множество ролей непобедимых и фартовых мужчин, а также киллеров, убийц и уголовников. Участие в популярном сериале «Побег» сделало его настоящей звездой. Сейчас на «Первом канале» после сериала «Кремень» мы вновь ежевечерне видим Владимира Епифанцева в новых сериях «Побега». А ведь он, сын известного актера МХАТа имени Чехова Георгия Епифанцева, трагически погибшего в 1992 году, сыграл еще в двух десятках современных фильмов и выходит на сцену Академического театра им. Вахтангова. Кроме того, он — режиссер и создатель «Прок-театра»…
Самый брутальный актёр отечественного кино назвал сына Орфеем

За свою актерскую карьеру он сыграл множество ролей непобедимых и фартовых мужчин, а также киллеров, убийц и уголовников. Участие в популярном сериале «Побег» сделало его настоящей звездой. Сейчас на «Первом канале» после сериала «Кремень» мы вновь ежевечерне видим Владимира Епифанцева в новых сериях «Побега». А ведь он, сын известного актера МХАТа имени Чехова Георгия Епифанцева, трагически погибшего в 1992 году, сыграл еще в двух десятках современных фильмов и выходит на сцену Академического театра им. Вахтангова. Кроме того, он — режиссер и создатель «Прок-театра»…

— На телеэкране вы чаще всего сосредоточены, ваш глаз профессионально выискивает цель. Не хочется разнообразить жизнь чем-нибудь веселеньким вроде участия в ледовых шоу?

— Не-е-е! В проекты «со звездами» я больше ни ногой. А то, что я одно время бил морды в «Короле ринга» и отплясывал с Анастасией Новожиловой в «Танцах со звездами», так это просто у меня тогда был сложный период — не было «бабок». А там пообещали три «штуки зелени» за выступление. Эти деньги как-то поддерживали мои штаны, и я мог выплачивать ипотеку…

— Теперь у вас свое семейное гнездо, двое детей. Старшего зовут Гордей. Не в честь ли отца вы его назвали?

— Да, в его честь. Ведь одна из самых ярких ролей отца — Фома Гордеев. Но у меня еще есть и Орфей.

— Неожиданное имя. Вы подумали, что ему скажут одноклассники?

— Нет. Да и не будут они ничего ему говорить. Станут называть его Орфей. Мы с женой хотели дать детям самые красивые имена. Я не знаю имен красивей.

— Несколько лет назад вы снялись в главной роли Вавилена Татарского в экранизации романа Пелевина «Generation П». Кто для вас Вавилен Татарский? Человек, оказавшийся в нужное время в нужном месте? Мошенник, нахватавшийся знаний по верхам?

— Ни то, ни другое. Самым простым было бы сыграть его таким циничным, крутым и альтернативно мыслящим бунтарем. У меня же он очень наивный, испуганный и открытый человек. Поразительно, когда я играл в этом фильме, то представлял своего отца. Мне кажется, он был бы замечательным Вавиленом Татарским. Если вспомнить его Прохора Громова из «Угрюм-реки» или Фому Гордеева, то это абсолютный Вавилен. Эту роль я посвятил своему отцу и сыграл так, как исполнил бы, думаю, мой папа… И он в конце жизни торговал на рынке, но, к сожалению, к нему не подошел Морковин и не предложил работать криэйтором.

— Ваши поклонники привыкли совсем к другому Епифанцеву — такому дуболому-спецназовцу с горой мышц, которые заменяют мозг…

— В этом нет особой проблемы. Для роли в «Generation П» я многим пожертвовал — пришлось, например, похудеть на 15 килограммов. Причем в какой-то момент съемки в этой картине пересеклись со съемками фильма «Непобедимый», где я играл спецагента. И для «Непобедимого» мне вновь пришлось наращивать мышечную массу, а потом в сжатые сроки худеть для экранизации Пелевина… Я ни от каких ролей никогда не отказываюсь. А стратегия, просчитывание, что вот, мол, сейчас я сыграю в дрянном сериале, а потом мне не дадут роль в большом кино — это все ерунда и пустые амбиции. Хороший актер найдет работу всегда.
Поделиться:
Копировать