Душевный свет дороже всех наград

Душевный свет дороже всех наград
По-моему, с этим не сравнятся никакие награды — чтобы в юбилейную дату о тебе искренне сказали: «Он очень хороший человек и настоящий профессионал!» Когда Сергей Григорьевич Дятлов говорит о работе, у него зажигаются глаза, хотя, как считает он, легких фотокадров не бывает по определению. Каждый — выношен, выверен, продуман. Не обязательно в течение продолжительного времени, сегодня часто счет идет на секунды: жизнь стремительна, темп и ритм ее изменились кардинально. И опыт фотокорреспондента с 45-летним газетным стажем переплавился в безошибочный вкус: так, а не иначе!
— Когда я прихожу на площадку, сразу «пробегаюсь» по лицам, как бы ставлю себе вешки: чувство отбора и вкус для фотокорреспондента — это все. Когда съемка сверхответственная, допустим, правительственная, определиться надо за мгновения, и никакой надежды на отбраковку — кадров и ракурсов протокольный минимум.

Но главное достоинство Сергея Григорьевича как мастера (это знают все — и коллеги, и «модели»): люди, позировавшие ему для портретного снимка, с удовольствием потом себя рассматривают. И это не навык, не случай — с самого начала профессиональной деятельности такой подход стал кредо молодого фотокорреспондента.

Еще в середине 60-х, работая в районной газете «Убинский вестник», несмотря на то, что полиграфическое качество снимков на выходе по сравнению с современным было никакущее, он всегда старался, чтоб человек на фото выглядел «по-божески»:

— Чтобы он на себя посмотрел и сказал: «А я еще ничего — жить можно!»

И особенное, авторское его достижение, пролегшее через годы, — женские портреты, которые он делает с пиететом и вдохновением, будь то доярка, швея, учительница или успешная бизнес-вумен.

— На самом деле начиналось всё в районке. В производственных помещениях не фотографировал: темно, убого… Выведешь ту же передовую доярку-красавицу в поле и стараешься, чтобы не стояла она в кадре бедолагой неприкаянной. А для этого надо и фон подобрать, и платочек, прическу деликатно попросить поправить…

Позже и буквально до последнего времени — времени цифровых фотоаппаратов, вспышек и сумасшедшего ритма жизни, помноженного на ритмы ежедневной газеты, — Сергей Григорьевич стремился даже самые сложные выездные съемки вести со своим (дополнительным) светом: таскал с собой лампы со штативом и без — и эффект получал, можно сказать, художественный.

Он никогда не относился к газетной работе как к конвейеру, только как к творчеству, что, безусловно, приносило лишние хлопоты, но и настоящее — художническое — удовлетворение. Причем тянулся всегда к наивысшей планке: почитывал монографии выдающихся кинорежиссеров, операторов. Поэтому сегодня некоторые собственные кадры — остановленные много лет назад мгновения жизни — он снова может «переплавить» в воспоминания о счастье, что дарует человеку увлеченному любимое дело.

Он работал тогда в окружной военной газете «Советский воин» и надо было на учениях снять пехотную атаку.

— Что делать? Бегут солдаты по полю, трава в пояс, ближний план, дальний план — как-то все общо, невыразительно… Как показать, что это действительно мощная атака, мол, ПЕХОТА ПОШЛА-А-А!!! Нашел какую-то траншею, залез, снял дальний план — бегут, много, все по-разному, и крупный план — надо мной боец с автоматом в буквальном смысле летит, причем как-то красиво, не скрючившись: вот это настоящее, вот это атака! Конечно, не без того: пришлось автоматчику этому для меня «дублей» пять перелета через траншею сделать, но зато снимок какой вышел! Да еще панорамный — дали в газете от края и до края первой полосы…

Вообще талантливый и неравнодушный к делу фотокорреспондент в Сибирском военном округе, как я сейчас понимаю, приобрел в «армейских буднях» навыки и права(!), подобные тем, что необходимы были на съемках батальных сцен знаменитому кинорежиссеру Сергею Бондарчуку. Нет, армиями он не двигал и флажки на оперативных картах не переставлял, но с рацией работал (и по его команде что-нибудь на переднем плане — в кадре! — взрывалось), с командирами обсуждал, как и что удачнее снять, да и к командующему на прием накануне больших операций мог попасть без посредников.

Снимки Дятлова как нештатного автора ТАСС (а он не сидел на месте — побывал в самых разных точках Сибири, летал на военных самолетах и в Дудинку, и в Тикси…) были востребованы и разлетались по газетным полосам всей страны, что называется, влегкую.

Словом, армия стала для него настоящим университетом (позже, защитив на пятерку диплом, закончил факультет журналистики в Казани), в первую очередь профессиональным, а командировки — образом жизни, которому он не изменяет до сих пор, перейдя почти тридцать лет назад на гражданскую тематику областной газеты «Советская Сибирь»:

— Большую часть своей жизни я провел и провожу в командировках, но меня это не угнетает. Есть, конечно, определенный дискомфорт, но зато набираешься какой-то особой энергии, как принято сейчас говорить, положительных эмоций… Вот приезжаю я из района, поговорил там с главой, хорошими людьми, отошел от редакционной текучки — и настроение замечательное…

Тем более что жена, Галина Ивановна, относится к фотокорской непоседливости мужа с пониманием: это его жизнь, без творческой работы он не может, хотя много чего умеет делать и давно при желании мог выбрать поприще поспокойнее.

Кстати, «Советскую Сибирь» Сергей Григорьевич тоже причисляет к рангу своих университетов. Он любит снимать науку, культуру, производственные снимки Дятлова нередко удивляют необычным ракурсом, а главное — во всех них светится абсолютно юношеское неравнодушие к окружающему миру. Здесь он научился общаться с людьми разного уровня и одно время нередко в районы ездил один, без корреспондента. Сегодня — пожинает плоды:

— Сейчас я приезжаю в некоторые районы, как в дом родной. Это и Северный, и Татарский, и Усть-Таркский, и Маслянинский, и другие районы. Встречают как своего, родного, как будто ты ненадолго отъехал и вот — вернулся. А когда такое отношение, знаешь, как работается?!.. Такое заработать — никаких наград не надо для творческого человека…

Вот и мы о том же, Сережа: когда хороший, сердечный человек, который никому в жизни — и в частности в кипучей редакционной буче — не навредил, не обидел ни словом, ни взглядом, с любовью и неравнодушием делает свое дело, — цены ему нет!

Мы тебя поздравляем, мы тебя любим!
Материалы на эту тему
Поделиться:
Копировать