Преодоление

Преодоление
Конечно, от стихии не спрячешься и толком, всесторонне не подготовишься. Она внезапна, плохо управляема и беспощадна. Нынешняя засуха подтвердила это еще раз. Но при такой масштабной беде сразу же словно выползает на свет всё: героизм народа и его слабость, стойкость и умение одних наряду с безответственностью и низким профессионализмом других. Жуткая засуха спалила не только жилье ни в чем не повинных людей, но и выпятила наши болевые точки, показала во весь рост, кто есть кто: или сержант, который вывел из огня целую роту солдат, а сам погиб, или высокий лесной начальник, даже не вернувшийся на пожар с курорта. Перед стихией многие устояли, проявили феноменальную выдержку. Но не так уж мало было и тех, кто растерялся, не смог организовать защиту от огня и проявил малодушие. Но именно поэтому, на мой взгляд, почти тотальный российский пожар принесет колоссальный ущерб стране и... обновление. Окончательные выводы еще впереди. Но уже отправлены в отставку многие цивильные начальники и офицеры с большими звездами на погонах. Они не справились, растерялись и, как говорят в народе, заелись.
Засуха показала и нашу другую отсталость — техничесную и организационную. Выяснилось, что у нас сотни деревень и поселков никак не подготовлены к пожарам. Нет самых элементарных средств защиты, которые даже при царе-батюшке были. И мы впопыхах словно опомнились, и точно так же, впопыхах, стали издавать указы и распоряжения, которые невесть когда будут реализованы. Если вообще приживутся.

Пока очевидно одно: подмосковные болота затопят и новые дома вместо сгоревших построят. Тут уж деться некуда ни людям, ни власти. Беда, к счастью, тоже неоднозначна. Пожар уничтожил сотни изб, вросших в землю. Они долго были символом российской нищеты, а иногда и неким признаком поэтического романтизма.
Вместо них наверняка появятся дома современные. Словом, не счастье, а несчастье поможет.

Засуха показала и другое: мы плохо учимся и пренебрегаем своим собственным опытом. Стихия бьет нас наотмашь, а мы, отдышавшись от удара, забываем о ней уже через месяц. Будто и не было ничего страшного…

Прекрасно помню, как в 1972 году приехал к брату в Москву из чистенькой, благоухающей цветами, лесами и озерами небольшой европейской страны — Швейцарии. Москва была задымлена повсюду. Мы с братом нигде не могли спрятаться от этой едкой гари.

— Болотная Шатура горит, — пояснил он. — Никак не соберутся затопить болота. Пока спорят: одни «за», другие «против». А все вместе задыхаемся и гробим легкие.

Прошло больше тридцати лет с тех пор. Москва снова задыхается и вроде бы решилась затопить болота. А как будет — посмотрим.

Благими намерениями у нас вымощена дорога в ад. В частности, в тот горелый ад, в который попала столица сразу на все нынешнее лето. Преодолевают эту беду с медлительностью слона, который задохнулся.
Поделиться:
Копировать