Сохранение водных ресурсов — проблема общего будущего

Сохранение водных ресурсов — проблема общего будущего
Проблемы международной безопасности в связи с неизбежным обострением глобального дефицита пресной воды становятся все более актуальными. Людей беспокоит возможность возникновения серьезных международных конфликтов из-за нехватки воды. Полностью отрицать такую возможность нельзя. Споры из-за воды трансграничных рек не редкость, и почва для локальных столкновений, несомненно, имеется.
По данным Организации Объединенных Наций, рост потребления пресной воды, вызванный демографическим ростом и мобильностью населения, новыми потребностями и возросшими энергетическими запросами, в сочетании с ощутимыми последствиями изменений климата ведет к растущей нехватке водных ресурсов. Каждые три года Всемирная программа ООН по оценке водных ресурсов публикует официальный доклад ООН, представляющий самую полную оценку состояния пресноводных ресурсов в мире.

В последнем докладе 2009 года подчеркивается, что многие страны уже достигли предельных возможностей водопользования. Положение ухудшается и вследствие климатических изменений. На горизонте уже намечаются контуры конкурентной борьбы за воду — и между странами, и между городом и деревней, и между разными отраслями. Все это в скором будущем превратит проблему нехватки водных ресурсов в проблему политическую.

К примеру, ни для кого сегодня не является секретом потребительский подход властей КНР и нерациональное использование профильными ведомствами этой страны трансграничных с Казахстаном и Россией рек. На сегодняшний день расширение экономической активности в Китае привело к значительному сокращению поступления части стока водных ресурсов на территорию указанных государств. И если сегодня проблема водообеспечения принимает особенно острый характер только для центральноазиатского государства, которое, к слову, набравшись терпения, стремится решить этот вопрос с КНР сугубо дипломатическим путем, то уже в ближайщей перспективе, с учетом ежегодного ухудшения ситуации, явное недовольство начнет высказывать и Россия.

Возвращаясь к Казахстану, по подсчетам экспертов, водные ресурсы этого центрально-азиатского государства за последние 50 лет сократились на 20 млрд м3, и этот процесс ускоряется. Связано это с тем, что почти все реки страны — трансграничные. По трансграничным рекам Черный Иртыш, Или, Чу, Талас, Урал и Сырдарье и некоторые другим на территорию Казахстана в общей сложности в многоводный год поступает около 44 км3 воды при общем объеме располагаемых водных ресурсов страны 100,5 км3. При этом на текущий момент в Казахстан за счет трансграничных рек больше всего воды поступает из Китая, порядка 18,9 км3. Однако в целом по водообеспеченности Казахстан занимает одно из последних мест среди стран СНГ. Удельная водообеспеченность равна 37 тыс. м3 на 1 км2 и 6 тыс. м3 на одного человека в год.

Очевидно, что вопросы урегулирования межгосударственных водных отношений для любой страны имеют более чем актуальное значение. Проблема трансграничных рек Казахстана и в перспективе России имеет не только определяющее экономическое и экологическое, но и стратегическое значение — как фактор безопасности этих стран. Сегодня даже непросвещенному в политике обывателю понятно, что именно вода может послужить «благоприятной почвой» для возникновения регионального конфликта между указанными странами, с одной стороны, и Китаем — с другой.

Ситуация осложняется тем, что многие аспекты использования трансграничных рек остаются неурегулированными на международном уровне и по сей день. Договорно-правовая база, на основе которой осуществляется сотрудничество между тем же Казахстаном и Китаем в области использования водных ресурсов, носит достаточно декларативный общий характер и не отвечает в полной мере реалиям сегодняшнего дня.

В последние десятилетия накопился комплекс экологических проблем в бассейнах крупных трансграничных рек Иртыш, Или. Так, строительство серии водоотводных каналов и водохранилищ на притоках Иртыша, осуществляемое со стороны КНР, по расчетам специалистов-гидрологов, приведет к тому, что общий забор воды из реки может возрасти до 37% от годового стока этой водной артерии. С введением канала «Черный Иртыш — Карамай» в эксплуатацию китайская сторона начала осуществлять ежегодный забор воды из Иртыша в объеме более 450 млн м3. В перспективе предусмотрено увеличение водозабора до 1,5 млрд м3. На данный момент Китай для обеспечения добычи на разрабатываемом им нефтяном месторождении в районе города Карамая осуществляет забор 800 млн м3 воды в год из бассейна Иртыша. Но даже незначительное дальнейшее увеличение забора воды порождает угрозу для нормального существования озера Зайсан в Восточно-Казахстанской области.

Учитывая, что общий объем водных ресурсов Иртыша достигает примерно 9 млрд м3 , то планируемый забор воды из реки будет иметь катастрофические последствия как для экономики, так и для экологии не только Казахстана, но и России. Как известно, Иртыш является крупнейшим притоком российской реки Оби. Международное право оговаривает возможность других прибрежных государств получать информацию и консультации о планируемых или выполняемых водохозяйственных мероприятиях на международных реках, но китайская сторона, увеличивая водозабор на указанных реках, не руководствуется принципами и нормами международного права.

Сегодня водные ресурсы трансграничных рек являются стратегическими для многих стран мира. Не следует забывать и самого важного: вода — источник жизни. Не решив сегодня проблему использования водных ресурсов, ключевое значение в которых занимает проблема водопользования трансграничных рек все с тем же Китаем, возникает реальная опасность возникновения новых региональных и политических конфликтов.
Поделиться:
Копировать