Алеша из Таганово погиб за месяц до Победы

Алеша из Таганово погиб за месяц до Победы
«Всему своё время», — гласит народная мудрость, основанная на опыте многих поколений. И это на самом деле так. Хорошая поговорка, если бы она не подтвердилась в данном конкретном случае — в судьбе человека, героя, нашего земляка Киреева Алексея Семёновича, уроженца деревни Таганово Куйбышевского района Новосибирской области. Останки нашего геройски погибшего в крепости Кенигсберг воина все это время пролежали в земле, едва ли не на поверхности, в скверике на пересечении людных улиц, а нашли их спустя почти 62 года. Так долго приходило это «своё время».
В списках безвозвратных потерь наш 23-летний земляк числился как похороненный в одной из неизвестных братских могил. Из плена небытия его вернул случай, описанный в газете «Калининградская правда» от 3 мая 2007 года в очерке «Такой вот смертный медальон»: «...Сотрудник инкассации Калининградского филиала Сбербанка Геннадий Говоруха на общегородском субботнике 23 апреля 2007 года производил со своими коллегами уборку скверика, что на пересечении улиц Спортивной и лейтенанта Катина, примерно в 300 метрах от памятника лейтенанту. Во время уборки набралась приличная кучка хлама, который Говоруха решил закопать. Отойдя в сторонку, он стал рыть ямку для этой цели. И вдруг подцепил лопатой кость, как потом оказалось — человеческую. Говоруха стал осторожно копать рядом и почти сразу же наткнулся на ремень. Смотрит, а на нём вроде бы какие-то буквы вырезаны. Очистив ремень от налипшей земли, Геннадий прочитал: «Гвардии младший сержант Киреев Алексей Семенович, ПП 41611 У». (Номер полевой почты. — Курсив автора.) Благодаря информации на солдатском ремне было установлено, что солдат родом из Новосибирской области. Служил в 192-м гвардейском артиллерийском полку 87-й гвардейской стрелковой дивизии, что принадлежала 43-й армии. Погиб в бою 9 апреля 1945 года... При раскопках, кроме костей, удалось найти сапог, обрывки шинели, истлевший погон да неплохо сохранившийся фонарик. Оружия, документов и наград обнаружено не было...»

Дальше в поиск сведений о нашем земляке и его родственников активно включились руководитель поискового отряда «Фридрихсбург» из Калининграда Валдас Рыжков, профессиональный поисковик, начальник штаба этого отряда Юрий Зибров, а также начальник военно-мемориальной группы штаба капитан II ранга Балтийского флота Олег Бобровский. Они выяснили судьбу и воинский путь нашего земляка в Центральном архиве Министерства обороны (ЦАМО) города Подольска.

Из справки ЦАМО: «...Гвардии младший сержант Киреев Алексей Семенович, военнослужащий 192-го артиллерийского полка 87-й гвардейской стрелковой дивизии, 43-й гвардейской армии, 1922 года рождения, родился в деревне Таганово Куйбышевского района Новосибирской области. Представленные родственники: племянница Голубева Татьяна Леонидовна, проживает в г. Куйбышеве Новосибирской области, племянник Киреев Владимир Александрович, проживает: Новосибирская область, Куйбышевский район, деревня Таганово; племянница Филиппова Галина Александровна — проживает в г. Новосибирске».

Что же происходило в тот период возле Кенигсберга? В 20-х числах марта 1945 года 87-я гвардейская стрелковая дивизия получила приказ о передислокации к крепости Кенигсберг для прорыва обороны противника и выхода к заливу Фришесс-Хафф. Перед бойцами была поставлена задача отсечь гарнизон крепости от немецкой войсковой группы «Земланд». Для этого необходимо было войти в узкую полосу прорыва противника. По уверению фашистского командования, Кенигсберг был неприступен. Его обороняли не только тысячи солдат и офицеров, но и мощные орудия и минометы, авиация. Но действия небывало плотной группировки 43-й армии северо-западнее Кенигсберга позволили не только «закупорить» гарнизон крепости, загнать его вглубь, перекрыть единственную артерию коммуникаций, но и отбросить рвущуюся на выручку к городу дивизию противника. Восьмого апреля советские войска рассекли оборону и отбросили врага в центральную часть города. Более десяти тысяч немецких солдат и офицеров оказались в плену. Через два дня гарнизон объявил капитуляцию.

Можно предположить, что Алексей Киреев погиб во время этих ожесточенных боев, попав под разрыв снаряда, до конца исполнив свой долг защитника Отечества. То, что наш земляк воевал достойно, подтверждается документально. Опять сошлюсь на архивы ЦАМО: «…Сообщаем, что мл. сержант Киреев Алексей Семёнович, 1922 г.р., уроженец с. Таганово Куйбышевского района Новосибирской области, орудийный номер расчёта 192-го гвардейского артиллерийского полка, 87-й гвардейской стрелковой дивизии, награждён медалью «За отвагу»… орденом Отечественной войны» II степени… орденом Красной Звезды…»

Беспокойные, добросовестные и неравнодушные люди довели до логического конца благородное дело. В короткий срок нашлись родственники погибшего воина: племянницы Татьяна Леонидовна Голубева, живущая в Новосибирске, и её сестра Наталья Леонидовна Григорович из села Шубинского Барабинского района. В августе 2007 года мэрия Калининграда, руководство и военно-мемориальная группа Балтфлота, поисковый отряд «Фридрихсбург» пригласили их на важную церемонию. В торжественной обстановке родным были переданы останки сибиряка. В сентябре Алексея Киреева перезахоронили на городском кладбище г. Куйбышева, рядом с его сестрой Меркуловой Екатериной Семёновной.

Расскажу о семье Алеши. Его родители — Киреевы Семён Иванович и Мария Петровна. Детей, кроме Алеши, было еще двое: брат Саша и сестра Маша. Позже мать умерла, и отец женился вторично на Мамичевой Татьяне Моисеевне из соседней деревни Михайловки. У Алёши появились еще брат Василий и сестра Катя. Алёша учился в местной школе, окончил четыре класса, после работал в колхозе имени газеты «Правда». Был подвижным, общительным и добрым, и потому у него было много друзей. По словам его сверстниц, «вечёрки проходили в деревне на мосту через реку», где молодёжь общалась, заводила знакомства, веселилась.

Во время коллективизации отец попал в разряд кулаков, «врагов народа».

Имея непокорный характер, Семён Иванович пытался бежать из-под ареста, но был расстрелян. Татьяну Моисеевну и детей как членов семьи «врага народа» выселили из дома в летний сарай. В конце концов Алёша, Саша и Маша остались жить у дедушки Ивана Ивановича и бабушки Аграфены, а Татьяна Моисеевна с младшими Васей и Катей была вынуждена уехать к родственникам в Михайловку. Когда началась война, первым призвали Александра. На фронте он попал в плен, пытался бежать несколько раз, но неудачно, за что его до полусмерти избивали, травили собаками, морили голодом. И, как следствие, в числе таких же непокорных он был отправлен в концлагерь на какой-то из финских островов. Лишь в конце войны был освобождён союзниками. Вернувшись домой, всю жизнь работал трактористом, и я был несколько знаком с ним: тихий, работящий, исполнительный — по виду и не скажешь про такого, что характер у него бунтарский. Маша, их сестра, вышла замуж и долгое время работала в деревне Таганово и селе Ново-Ичинском. Кстати, я знал и её, и мужа её, дядю Митю Темченко. Василий был призван на военную службу в Восточную Сибирь, там и нашёл свою судьбу, долгое время проживал в Иркутской области в г. Черемхово. Воспитали с супругой трёх дочерей, умер недавно. Катя, Екатерина Семёновна, позднее мама Голубевой Татьяны Леонидовны, выйдя замуж, жила в нашей местности. Теперь и её нет. Это с ней рядом похоронили Алёшу.

Алексей, уходя на войну в августе 1941-го, среди своих сверстников и в присутствии девушки Маши Аржаниковой, которая считалась его невестой, твердо сказал: «Ждите, я вернусь...» Все ждали ушедших на фронт, ждала и Маша Алёшу — она так и не вышла замуж. Сейчас Мария Ивановна живет в Новосибирске. Поддерживает связи с родными Алёши, которого она так и не дождалась. По моим сведениям, дочь Алешиного брата Александра, Галина Александровна, ухаживает за пожилой женщиной...

Всю войну судьба хранила его, солдата Алёшу из Таганово, до роковой кенигсбергской ночи, в пекле которой мудрено было уцелеть...

...Bглядывaяcь-в фотографию Алексея, видишь его серьезную не по возрасту озабоченность, непокорность, неосмотрительность. Понятно, жизнь не баловала. Но мне по его взгляду показалось, что он еще и обладал даром предвидения. О чем я? По рассказам фронтовиков, солдаты верили, что идти в бой со смертным медальоном — значит непременно быть убитым, и зачастую выбрасывали их из суеверия. Наверное, так сделал и Алёша. Но в какой-то момент почувствовал, что не вернуться ему в родные места, и вырезал на ремне свою фамилию, звание и номер полевой почты. Это для своих родных, для нас, потомков, как и Победа, которую он приближал, став умелым воином.

И ещё: теперь-то мы знаем, что семья его была раскулачена, отец расстрелян. Не оттого ли такая тихая печаль в глазах и взрослость в юном лице и... решимость отстаивать правое дело. Таких были миллионы в Красной армии. Но для них не стояла задача — куда повернуть своё оружие. Им они громили супостата-захватчика. В их понятии любая обида и несправедливость были ничто по сравнению с надвигающейся бедой. Родина в опасности! И первейшим делом их было — защитить её! На том стояла и будет стоять русская земля. Пусть же она будет пухом для солдата Алёши из деревни Таганово. Вечная ему Память!
Поделиться:
Копировать