Любовь с первой ноты

Любовь  с первой ноты
Чудесная песенка о счастье и любви в исполнении подружек-старшеклассниц — одно из самых ярких школьных воспоминаний тех, кто учился в первой средней школе города Каргата в конце шестидесятых. «У моря, у синего моря…» Эти строчки встречали отчаянными аплодисментами все, включая учителей и даже директора. Девчонки пели на русском и японском. И аккордеон в руках одной из них, Саши Носовец, так легко и искренне сопровождал это пение, будто только и был создан для загадочных, как прибой или мерцание звезд, восточных переливов. «Наша коронка была с Надей Вознесенской, — улыбается сейчас Александра Васильевна Артюшина, директор каргатской школы искусств. — До сих пор иногда исполняю «Каникулы любви» на концертах... На русском и японском».
Эта песня — определенная веха в ее творческой судьбе. С ней она впервые вышла на публику с инструментом в руках. Но сцену «освоила» намного раньше. С первого класса в каких только кружках не участвовала! Танцевальный, гимнастический, вокальный, хоровой... В школе, Доме пионеров, Доме культуры. С девчонками шили костюмы, делали декорации. Как везде успевала? А куда денешься от творческой натуры! И всем занималась всерьез. Это уже семейная черта характера: мама и отец были очень ответственными людьми, чему учили и любимую дочь.

Она родилась в очень талантливой семье. Мама — певунья, с великолепным голосом. Сестра Валентина — артистка сначала Новосибирского, потом Бурятского народного ансамбля песни и пляски. Музыкальную же одаренность Саши первой заметила еще в начальных классах преподаватель музыки Римма Денисовна Рябовол — человек, который был безгранично влюблен в свою профессию. На ее уроках пели даже те, кому не медведь, а стадо слонов наступило на ухо.

Саша влюбилась и в учительницу, и в ее инструмент с первого звука. Ей нравилось, как Римма Денисовна, разложив на коленях малиновую плюшевую салфетку, брала в руки блестящий синий аккордеон (который казался игрушечным для ее массивной фигуры), как делала она первый, обязательно громкий, аккорд. Девочка была уверена, что аккордеон все чувствует и понимает. Иначе как же он тогда может так петь и вздыхать, молчать и разговаривать, грустить и веселиться? И где, если не в живой душе, может рождаться музыка? А потом она сама прикоснулась к клавишам. Это было незабываемое чувство! И она всякий раз переживает его вновь, когда уже ее ученики тоже впервые трогают многозвучную клавиатуру. Настроение мальчишек и девчонок в такую минуту ей близко и понятно.

В Каргате в то время не было музыкальной школы. И Саша стала брать уроки у Риммы Денисовны. Разумеется, бесплатные. Девочка легко подбирала на слух все песни подряд. Был еще один человек, который оказал влияние на ее воображение, — соседка Алла Рассказова. Она прекрасно владела аккордеоном, хотя и не была профессионалом. Обе женщины в один голос заявили родителям: «Ребенок одаренный, покупайте ей инструмент».

В музыкальную школу, когда ее здесь открыли, Саша поступила сразу же, но по возрасту это было уже поздновато. И она за год освоила программу двух лет. К тому моменту подружки к музыке охладели. Они ведь не думали, что в школе придется часами гонять гаммы и арпеджио, разучивать этюды и пьесы, заниматься сольфеджио и музлитературой. «Музыкалка» в их представлении была разновидностью кружка: хочу — занимаюсь, не хочу — не занимаюсь. Поступали сюда целой гурьбой, а получила свидетельство о музыкальном образовании одна Александра Носовец.

Своим упорством она не раз удивляла родителей. Вечером ребятишки, бывало, свистят под окнами: «Давай к нам играть!» Она же, пока не выучит какой-нибудь музыкальный пассаж, не выйдет на улицу. Отец с матерью ни одного собрания в школе или концерта с участием дочери не пропустили.

Потом было Новосибирское музыкальное училище. Хотя на первом месте и здесь был труд, она опять успевала и в капустниках поучаствовать, и в театр сбегать. Студенческим увлечением стал оркестр. Александра играла на домре и была любимой ученицей руководителя оркестрового отделения Леонида Денка. Преподаватели прочили ей прямую дорогу в консерваторию. Девушка, по их единодушному мнению, была прирожденным дирижером. Такая пластика, эмоциональность, чувство оркестра даются не часто. Но перспективная студентка на последнем курсе вдруг перевелась на заочное отделение и уехала в Каргат преподавателем музыки: уговорил ее как-то новый директор школы посвятить себя педагогической работе.

Сожалеет ли она сейчас о том поступке? Иногда. Хотя… Чистым исполнителем Александра Васильевна себя никогда не видела, просто живет в ней, как и во многих из нас, щемящее чувство несбывшегося, о стезе, которая в силу определенных причин не состоявшись, так и осталась на всю жизнь манящей мечтой. К счастью, реальная творческая судьба ее сложилась весьма успешно. Прежде всего, считает Александра Васильевна, благодаря коллективу, в котором она работает сорок лет, из которых тридцать — руководит.
Артюшина не считает себя прирожденным директором: возглавила, мол, школу в связи с обстоятельствами. Но, разговаривая с ее коллегами, оценивая достижения учеников, понимаешь, что руководитель она не менее яркий и интересный, чем музыкант. Как человек самодостаточный, Александра Васильевна старается сплотить вокруг себя по-настоящему талантливых и высокопрофессиональных педагогов. В основном это бывшие выпускники каргатской школы. Они с удовольствием возвращаются сюда после окончания средних и высших учебных заведений.

В школе абсолютно комфортная обстановка. «У нас сложился стабильный коллектив, где нет никакой занозы, зависти. Никто ни на кого не жалуется. Даже свободное время проводим вместе», — говорят педагоги. И тут же признают, что создать такой коллектив непросто: «Мы люди творческие, тонкой организации, душевно ранимые. Чтобы соблюсти в таком сообществе баланс между требовательностью и пониманием, нужно быть и дипломатом, и психологом, и руководителем». Артюшиной это удается.

Прежде всего потому, что она умеет ценить каждого сотрудника и ни за что не оставит без внимания и материального поощрения того, кто работал результативно. Ну и чисто по-человечески, по-женски всегда идет навстречу. У педагогов этой школы есть одна «плохая» черта: они не любят болеть. Вернее, уходить на бюллетень. От директорского внимания такой «нарушитель» никогда не ускользает, обязательно проводит домой. «Так, быстро полечились. Вы мне нужны здоровые», — любимая ее фраза в такой ситуации.

И еще один важный момент. Творческий труд — нелегкое бремя, прежде всего потому, что основан он на конкуренции. Александра Васильевна абсолютно лишена чувства зависти. Она всегда искренне радуется достижениям коллег. И поможет, и поддержит. Музыкальный слух чутко улавливает любые интонации. В ее голосе, говорят педагоги, нет фальши. Опыт работы Артюшиной в качестве руководителя был оценен по достоинству: в 2005 году она стала победителем областного этапа конкурса «Женщина — директор года» и приняла участие во всероссийском. И стала его лауреатом.

Вообще-то привлечь детей к занятиям музыкой очень непросто. Они сейчас совершенно не ограничены в развлечениях. Здесь же надо трудиться. По-настоящему, по-взрослому. Осваивать нотную грамоту, часами «набивать пальчики». А зачем все это, если родители могут купить тебе синтезатор? Там все само играет. Как же удается педагогам школы искусств со своей «живой музыкой» достучаться до детских сердец? «Надо страшно любить свое дело. И это невольно передается. Если ты сам заряжен такой любовью, то возникает атмосфера, в которую невольно погружаются дети. Это единственное, чем их можно удержать».

Рассуждая так, преподаватель школы Наталья Медведева, несомненно, имеет в виду и свою учительницу по специальности — Александру Васильевну Артюшину. Скольким своим ученикам она дала путевку в профессию! Ее воспитанники сейчас преподают в музыкальных школах, училищах.

Труд педагогов-музыкантов оценивается главным образом по итогам конкурсов. Каргатские ребятишки на них не остаются незамеченными. Огромное количество дипломов, грамот, благодарностей достойно венчают неустанные совместные усилия преподавателей школы и их воспитанников. Они постоянно участвуют по разным специальностям в региональном конкурсе «Поиграем». Три года подряд второе место занимает в нем ученица Артюшиной Лена Прокопова. Дипломом третьей степени конкурса «Поиграем» была награждена и еще одна ее воспитанница — Ира Еремина. Лена Прокопова стала еще лауреатом областного конкурса русских народных инструментов. Это, разумеется, только последние победы воспитанников школы.

Мастерство юных исполнителей растет. Все чаще они выходят на региональные, всероссийские и международные фестивали и становятся их победителями. Совсем недавно серебряную медаль Всероссийских Дельфийских игр в номинации «Народное пение» завоевала воспитанница Натальи Медведевой Ира Шуликова. Это не первая их победа в главном форуме искусств. В прошлом году Ира была награждена золотой медалью регионального тура Дельфийских игр, проходивших в Новосибирске, и вышла на всероссийский этап. А Мадина Килибаева взяла в этом году бронзовую медаль Дельфийских игр в номинации «Эстрадное пение». Обе девочки удостоены золотого знака «Достояние Сибири».

Такой прогресс, несомненно, итог профессионального роста самих педагогов. Как утверждают великие, талант — это на 99 процентов труд. Следует добавить: труд педагога в том числе. С годами школа меняется. Сейчас здесь работают новые отделения — декоративно-прикладное и хореографическое. Нынче намечают открыть и общеэстетическое. Развивается филиальная сеть. В трех селах района — Маршанке, Набережном, Первотроицке — ребятишки могут учиться музыке на месте.

Однако дети самой Артюшиной не стали музыкантами. «Просто у них были свои мечты и пристрастия, — говорит она. — Ломать их в угоду собственным амбициям я не стала. Дочь с детства просила: «Дайте мне рубашку с погонами». Она сейчас юрист, помощник прокурора в Каргате. Сын окончил педагогический университет. Хотя музыкальное образование они, конечно, имеют».

Зато внук, возможно, порадует бабушку. Два года донимал родителей: «Хочу в музыкальную школу!» В этом году он идет сюда в первый класс. На каком инструменте будет играть? Что за вопрос! Конечно, на аккордеоне.
Поделиться:
Копировать