Первый на правом берегу

Первый на правом берегу
«Парню не было и 20 лет. Невысок и узкоплеч, коротко подстриженные черные волосы топорщатся на голове в разные стороны, застенчивая улыбка…»
Так описывали военные летописцы младшего сержанта Анцупова — человека, в одночасье ставшего не просто героем, но легендарным Героем. Первым советским солдатом, форсировавшим Днепр в ночь с 21 на 22 сентября 1943 года. А после вместе с другими бойцами 38 суток бился он за плацдарм на правом берегу, не имея ни малейшей возможности двинуться вперед. Простой сибирский парнишка той осенью возмужал буквально на глазах.

Не как в кино
Советские кинофильмы о войне живописали форсирование Днепра как жесточайшую мясорубку, проходившую под непрерывным, шквальным минометным огнём и непрекращающимися налетами фашистской авиации. Чудом уцелевшие герои, едва переправившись на другой берег, чуть ли не сразу вступали в рукопашную с превосходящими силами противника. И, естественно, побеждали. В жизни, как всегда, всё оказалось гораздо проще и прозаичнее. Две лодки с десятью бойцами отделения младшего сержанта Анцупова и двумя местными крестьянами-партизанами тихо-мирно переправились через Днепр южнее Киева, в районе села Зарубенцы. Причалили на крутой берег, осмотрелись, начали копать укрепления.

Крутой правый берег Днепра противник считал неприступным оборонительным валом и сплошным шквалом огня отвечал на любые подозрительные действия с нашей стороны. Но на участке переправы батальона стояла тишина, и наши воины высадились на берег незамеченными. Однако когда они стали подниматься наверх, оттуда, с кручи, ударили пулеметы и автоматы…

На самом деле в самом начале никакого шквального огня не было и в помине. Он появился чуть позже. Немцы очень грамотно окопались на правом берегу (недаром они держали оборону более месяца), выстроив несколько заградительных редутов. Но, что удивительно, ближайший был аж в 300 метрах от берега и состоял из двух пулеметных дотов. Причем перед ними не стояла задача сдержать советских солдат, а нужно было лишь периодически постреливать в воздух, что обозначало — «все в порядке, все спокойно». Увы, горячий сибиряк не мог пройти мимо непосредственного столкновения с врагом.

— Переправившись через реку, — вспоминает Александр Яковлевич Анцупов, — мы почти сразу решили «загасить» пулеметные точки. Одного немца убили, второго взяли в плен. Так нас и вычислили, когда в определенное время не последовало очередной пулеметной очереди. Если бы знали — даже трогать бы их не стали, а спокойно переправлялись и дальше. Но практически сразу начались бои. Сражаться приходилось пехотой, потому что местность была такой, что танки там развернуться не могли, хотя уже и понтонную переправу наладили.

В первые дни атаки немцев накатывали по 10 — 12 раз в сутки, перемежаясь с бомбежками. Самый же яростный день пришелся на 12 октября, когда наши попытались в очередной раз прорвать оборону врага. Многие сибиряки сложили головы в тот день.

— Ранили моего друга Сашу Шурбина, — вспоминает Анцупов, — погиб сузунец Василий Левин, с которым мы вместе учились в полковой школе в Куйбышеве Новосибирской области. Позже Васю посмертно наградили званием Героя Советского Союза, а всего из нашего батальона 33 человека получили Героя за ту операцию. Многие, увы, посмертно.

Сибиряки не подведут
Свой главный подвиг Александр Яковлевич Анцупов совершил в ранге пехотинца, хотя почти всю войну прошел в составе 3-й танковой армии. Горел в танке, попадал в жестокие переделки. В свое время 3-ю танковую так здорово потрепали под Харьковом, что её даже хотели переформировать в мотострелковые части. Правда или нет, но говорят, что за танкистов вступился сам Сталин. А командующий армией генерал-лейтенант Медведев сказал ключевую фразу: «Сибиряки Москву отстояли, и теперь не подведут». Наши земляки составляли основу личного состава, и это было лучшей характеристикой. Трудно сказать, что означает сибирский характер, но на примере Анцупова можно попытаться разобраться.

Как 19-летний мальчишка практически возглавил передовой отряд покорителей Днепра? Откуда эта смелость, тяга к лидерству? Как всегда, родом из детства.

В родной Федосихе Коченевского района Александр вместе со старшим братом Иваном всегда были заводилами всех мальчишеских затей. Охотились на зайцев и куропаток, чтобы и семью прокормить, и просто ради молодецкой удали. Прогуляться 36 километров на лыжах до райцентра — в порядке вещей. После семилетки — работа в совхозе, как само собой разумеющееся. Характер закалялся постоянно, и в сентябре-октябре 1943 года достиг своего пика.

Никто не забыт
Александр Яковлевич Анцупов знаменит не только тем, что он один из четырех ныне живущих в Новосибирской области Героев Советского Союза, заслуживших высшую воинскую награду на полях Великой Отечественной. Многие годы он пишет историю, поименно вспоминая известных и неизвестных героев войны. 4801 погибший на фронте коченевец навсегда запечатлен в Книге Памяти района, вышедшей из-под пера Александра Яковлевича. На очереди те, кто встретил Победу и вернулся домой, — более 6 тысяч человек. Отдельная веха в жизни ветерана — рассказы о тех, с кем он прошел войну, с кем смотрел в лицо смерти. Практически каждый день Александр Яковлевич находит время, чтобы запечатлеть на бумаге очередной день великой истории. Их было 1418, и каждый по-своему памятен и знаменателен. Для младшего сержанта Анцупова главным днем войны останется хмурый рассвет 22 сентября 1943 года. Утро, которое 19-летний парнишка из сибирской глубинки встречал настоящим Героем.

На снимке: Герой Советского Союза Александр Яковлевич Анцупов.
Поделиться:
Копировать