Не только ухажер…

Не только ухажер…
Воскресным морозным утром Михаил Кирпичников, прихватив ружьецо, пошел прогуляться на Ишим, недавно скованный льдом. Полынью, а на кромке льда и утку, охотник заметил издалека. Вот так диковина!.. Не таясь (стрелять птицу, очевидно, попавшую в беду, Михаил никогда бы не посмел), стал подходить ближе.
Странно, но утка почему-то не только не взлетала, но даже не сходила со льда в полынью. Да жива ли она? И лишь подойдя вплотную, рассмотрел: вместо Серой Шейки на льду сидел… кряковый селезень! Он отчаянно порывался подняться, но не мог… Теперь многое прояснилось: минувшей ночью вокруг небольшой полыньи шныряла лиса (множество ее следов свидетельствовало об этом), а с рассветом, не надеясь на скорую добычу, она на время отлучилась восвояси. В полынье было сильное течение, и уставшая утка вышла на лед передохнуть. Присела, да так и припечаталась, примерзнув мокрыми перьями ко льду…
Серую Шейку, как помним, старик Акинтий забрал из полыньи со словами: «Я тебя внучкам унесу. Вот-то обрадуются…» А Михаил, освобождая селезня из ледового плена, подумал о дочке Лике: «Будет малышке забота и забава…» И не ошибся. Селезень Кеша, так его прозвали, быстро привык к людям, брал у них пищу прямо из рук. А потом, войдя в роль любимца, отбирал лакомые кусочки и у кошки, да еще теребил за что придется Лику, чтобы покатала его «на саночках». Ну а ту и упрашивать не надо: даст в клюв Кеше рукав, подол или тряпочку и пошла из угла в угол. А Кеша притом клюв не разжимает — скользит на растопыренных лапках по полу. Смеху-то было! Даже соседи приходили посмотреть на это представление.

Пришла весна. Наш Кеша так похорошел, так сиял своими изумрудными «зеркальцами», что даже травма на левом крыле стала еле приметной. Что и говорить — кавалер! И тут соседка, державшая птицу, приносит, как по заказу, серо-рыжую уточку — в подарок, для Кеши. Опаска — вдруг не сойдутся, не полюбятся — исчезла в первые же минуты знакомства. Каким же галантным и заботливым ухажером оказался наш одомашненный дикарь! И не только. Когда в сенях для милой парочки устроили гнездо, первым его опробовал Кеша. А когда подружка села, ходил возле, соломку со всех сторон подкладывал, поправлял. Потом уселся рядом и никого ни на шаг не подпускал. И такой же неусыпный караул нес папаша Кеша, когда появился выводок…

— Четыре года жил у нас Кеша, — рассказывал мне Михаил. — Много людей специально приходили полюбоваться необычной парой — домашней утки и дикого селезня. И вот о чем я задумался. Среди охотников бытует мнение, будто дикая утка, когда занесется, прячет от селезня гнездо, так как он может разбить и выпить яйца. Я тоже раньше так думал. А теперь вижу: неверно это. Дикие селезни — нежные и заботливые папаши, и весенняя охота на них должна быть запрещена.
Материалы на эту тему
Поделиться:
Копировать