Зерно: где растилось, там и пригодилось

Зерно: где растилось, там и пригодилось
Первый вопрос, который я задал начальнику управления сельского хозяйства Чановского района Владимиру Шмидту, как разруливается проблема с закупкой зерна. А в том, что такая проблема существует, ни капельки не сомневался, наслушавшись разговоров руководителей хозяйств своего — Татарского — района. На чем свет стоит кляли они рынок, который оставил их один на один со своими бедами.
В самом деле, куда девать зерно, которое никому не нужно? Многие говорили, что будут сокращать посевы в 2010 году, а кое-кто в порыве горя и отчаяния, стуча себя кулаком в грудь, кричал, что вообще хлеб больше сеять не будет, а если и будет, то в пределах того, что необходимо для собственного животноводства.

Но то, что я слышу от Владимира Ивановича, меня сильно удивляет и, не скрою, радует:

— Наше зерно в полном объеме востребовано на месте. Проблемы с его реализацией нет и пока быть не может. По крайней мере у тех хозяйств, где развито животноводство.

Может, чановцы сплоховали в прошлом году и получили минимальный урожай в пределах восьми — десяти центнеров с гектара? С ними это и раньше случалось. Но мои предположения встретили резкий отпор со стороны начальника:

— Что такое вы говорите! Наш район в прошлом году занял третье место по Барабинской зоне, получив с каждого гектара почти по двадцать центнеров зерна. Валовка — более пятисот тысяч центнеров. И тем не менее не намерены сокращать посевы зерновых в 2010 году. Оставляем их на уровне прошлого года. Наш потребитель зерна — молочно-товарные фермы.

И вот какие доводы привел начальник. В эту зиму — тьфу, тьфу, тьфу! — цена за литр молока поднялась до одиннадцати рублей. Закупку его ведет Чановский молзавод, недавно возобновивший свою работу.

В обществе с ограниченной ответственностью «Красносельское» тысяча коров, у его соседа, в обществе с ограниченной ответственностью «Советская Родина», — 950. Все зерно, как образно выразился Шмидт, они пропускают через молоко и получат в этом году приличный доход.

Специалисты управления развили тему, поднятую начальником. В прошлом году в «Советской Родине» от каждой коровы получили почти по 34 центнера молока. Доярка Оксана Веснина имела валовку в 1930 центнеров молока, а от каждой буренки — по 42. Наталья Захарова чуть-чуть приотстала от нее.

Вся бригада Татьяны Хритиной из Старых Карачей, которая обслуживает стадо в 210 коров, вышла на рубеж в сорок центнеров. Успехи красносельцев более скромны, но и они получили от коровы по 31,5 центнера. Надой по группе Елены Фукиной составил 38 центнеров. Более того, весь район в этом году добился большей продуктивности молочного стада. Причем прибавка довольно солидная. Запомнились слова Шмидта, сказанные по поводу слабой кормовой базы прошлых лет:

— Мы как весна, так коров за хвосты таскали, чтобы вывести их на выпаса. А нынешняя зимовка была теплой и сытной, хорошо организованной.

На условную голову скота в среднем по району заготовили 27 центнеров кормовых единиц, или по 11,2 килограмма кормовых единиц в сутки. Специалисты отмечали еще такую деталь: треть в рационе коров составляет зерно, что очень важно для получения высоких надоев как зимой, так и летом.

Вывод, который делает начальник управления, таков: надо увеличивать поголовье скота, в особенности — коров. На конец нынешнего года их будет не менее шести тысяч, прирост составит более трехсот голов, что и в будущем позволит решать зерновую проблему, не выходя из границ района.

Но и это не все. Зерна потребуется еще больше, чем его расходуют животноводы сейчас. Одно дело — намеченный рост поголовья, другое дело — строительство мегаферм, чем в самое ближайшее время займется агрокомпания «Велес», взявшая под свое крыло пять самых отстающих хозяйств района. Первая мегаферма на 1200 голов будет сооружена на территории общества с ограниченной ответственностью «Блюдчанское», еще две — в «Советской Родине» и в «Красносельском». Это потребует дополнительно тысячи центнеров кормов, в том числе и фуража.

— Но у нас есть резерв, — замечает Шмидт. — К великому сожалению, тридцать процентов пашни пока «гуляет». Ее надо срочно вводить в севооборот. А еще есть хозяйства, которые, выращивая зерновые, практически не имеют скота. Это общество с ограниченной ответственностью «Чанызернопродукт», «Агрохимия» и крестьянско-фермерское хозяйство Якова Верлова.

Только у «Чанызернопродукта» — 2500 гектаров пашни, которую он засевает и получает добрый урожай. В прошлом году «Чанызернопродукт» стал победителем в Барабинской зоне. Зерно, по словам руководителя Александра Чмырева, они более или менее пристраивают, находят покупателей. Что ни говори, а емкости элеватора в его полном распоряжении. Хлеб может и полежать.

А вот у фермера Якова Верлова обстановка сложнее. Он обрабатывает 600 гектаров пашни, держит скот. Но какое количество, не говорит. Мол, это коммерческая тайна. Ясно одно: не очень много, и потребить весь урожай животные не могут.

— Нет, продать зерно можно, — говорит Яков Михайлович, — прямо сейчас, не сходя с места. Но цена, цена... Дают полторы — две тысячи рублей за тонну. Это же полный разор. У меня продовольственное зерно третьего класса. Нет уж, пусть лучше полежит.

Не собирается ли Яков Михайлович сокращать посевы?

— Пока нахожусь в раздумье, — честно говорит он. — И все-таки сеять буду. А куда деваться? В народе говорят: «Бог не выдаст, свинья не съест». Примерно в таком же положении находится «Агрохимия», у которой также 600 гектаров посевов зерновых. Может, надо разводить скот и расходовать зерно на ферме, получать доходы с молока и мяса, как делают акционеры района? Мужики думают. И есть о чем: успешный опыт подсказывает верное решение.
Поделиться:
Копировать