Чтобы когда-нибудь вернуться...

Чтобы когда-нибудь вернуться...
Здания мне всегда напоминали книги: есть старые, есть только что построенные. С красивой «обложкой», но с безвкусным содержимым. А порой за дурным «фасадом» кроется весьма занимательная прогулка по причудливо обставленным комнатам — захватывающим дух «страницам». …Из недавно прочитанной мной книги Дины Рубиной особенно хорошо запомнился следующий момент: израильский экскурсовод водит по Иерусалиму многонациональную толпу приезжих.
План турпохода — не десятки памятников архитектуры, театры, музеи, статуи... Маршрут довольно короток, но придется по душе каждому гостю этой страны.

Это — Храм Гроба Господня — величайшая святыня христиан; Западная Стена Храма — величайшая святыня иудеев; и Мечеть Омара — величайшая святыня мусульман. Как комментирует автор: «Если пояснить, что все три святыни громоздятся чуть ли не друг на друге, можно было бы догадаться, что не поделили эти три великие конфессии — всего-навсего Бога».

В Новониколаевске начала XX века так же, «не поделив пространство», мирно уживались сразу несколько религий. Но пришел новый кумир — «коммунизм через социализм», и на местах ступеней, на которых когда-то прихожане преклоняли колени, появились однотипные бюсты, витрины, «людские коробки», в которых бытовали представители нынешнего господства…

Был у вокзала чудо-островок
Так, еще в XIX веке была построена церковь во имя святого пророка Даниила. Ее еще называли Вокзальной церковью, потому что стояла она аккурат на пересечении улиц Вокзальной и Межениновской (ныне Шамшурина и Челюскинцев). А сооружена была за счет средств фонда имени императора Александра Третьего, созданного специально для строительства школ и церквей в тех районах Сибири, которые только-только начинали заполняться людьми, своими жителями. Также посильную помощь принесли деньги благотворителей.

Деревянная, аккуратная, без многочисленных маковок, она смотрелась как игрушечный домик. Словно какой-то мастер собрал ее из содержимого пары коробков спичек и поставил среди искусственных деревьев и застывших на бегу колясок, запряженных лошадьми: именно такой выглядит церковь на фотографии начала прошлого века.

Находясь в довольно людном месте, где постоянно кружили вереницы колясок, церковь была ухоженной и могла позволить такое богатство, как свой садик и отсутствие всяческих «сараюшек» поблизости. Она стояла словно на возвышенности — мощно, стройно, горделиво. И никакая белокаменная не могла сравниться с этой важно подбоченившейся деревянной церковью.

Но в 1925 году Запсибкрайисполком вынес постановление о закрытии привокзальной, как еще ее называли тогда в городе, церкви. Хорошо, что не подожгли или одномоментно варварски не разгромили, — ее медленно разбирали. Шесть лет бревнышко за бревнышком уничтожали духовное пристанище жителей Новониколаевска: заблудших и счастливых, молодоженов и одиноких.

Нынешние улицы Вокзальная и Межениновская уже не те, что сто с лишком годков назад: не слышно цокота подков, шелеста объемных юбок, плывущих по городским тротуарам, нет и привокзальной церкви. На ее месте теперь обычный жилой дом на улице Ленина и привокзальная, но площадь. А совсем неподалеку, на той же улице Ленина, остались многочисленные постройки старого Новониколаевска. Они, где-то покосившиеся, много раз перестроенные, теперь уже с проведенным интернетом и автостоянками неподалеку, единственные помнят церковь на пересечении двух уже тогда шумных улиц....

Не дождавшаяся прихожан
Торопясь на работу или учебу, перебегая по бесконечным переходам на улице Восход, редко когда обращаешь внимание на окружающий тебя пейзаж. Только когда стоишь на остановке в ожидании транспорта, так и быть, взглянешь пару раз на рекламные щиты да на вывески магазинов. Да и смотреть там особо не на что. Рядом с каждой остановкой на Восходе раскинулись небольшие пустыри — их пытаются заполнить киосками и забегаловками, но они все равно выполняют только бесполезные функции «городских бородавок»: не придают месту никакой особой красоты, а больше пугают, особенно в темное время суток.

Трудно представить, что когда-то на этом месте — пустыре между жилыми домами по четной стороне улицы — стояла церковь. Вот вид-то был какой! На самом берегу поднималась, тужилась ввысь Богородице-Казанская церковь. Тогда, в 1907 году, вокруг нее был тоже… пустырь. (И кто бы мог подумать, что спустя век все сложится как раз-таки наоборот: на ее месте ничего не будет, а вокруг — дома с престижным видом на реку.)

Тоже деревянная, эта церковь не была просто коробкой с обилием маковок и крестов где-то в облаках. У нее было много окон: огромных, чуть ли не во всю стену, и совсем крохотных — на вершине «башни». Трудно даже вообразить, как она могла в советское время выполнять обязанности зернохранилища?! Конечно, с нее предварительно были сняты все «несоветские украшения» — кресты, разобран купол и колокольня, те самые, которые было видно аж на том берегу. Но и на этом «перерождения» храма не закончились: здесь, когда вокруг уже сгрудились жилые дома, расположился кинотеатр «Октябрь».

Возвращения прихожан и отнятых крестов она не дождалась совсем немного. В 1983 году здание было все-таки снесено. И сейчас о церкви-хранилище-кинотеатре напоминает только пустое пространство, которое поскорее бы уже чем-то заполнили...

Переродившиеся и воскресшие
Но некоторым носителям прошлого повезло. Они дождались тех лет, когда их изможденные «тела» стали памятниками культуры и архитектуры. Городу многое что вернули, отнятое незадолго после рождения. Церквям и соборам тоже — кресты, соответствующий внешний вид, но главное — прихожан и уважение.

Одной из таких городских счастливиц стала церковь во имя Покрова Пресвятой Богородицы. Сейчас, когда гуляешь по улице Октябрьской, особенно летом, ее можно и не заметить. Притаившаяся за шапками деревьев церковь даже как-то странно выглядит рядом с новостройками. Словно ее кто-то сюда только что специально поставил. Хотя с той давней поры своего рождения она изрядно изменилась и выдержала множество «операций».

Еще до прихода советской власти ее достраивали и расширяли купцы Маштаковы, небезызвестные и современным жителям города. Потом был пожар, который уничтожил большую часть города, но церковь уцелела. Третье рождение случилось уже в 30-е годы: ее просто закрыли, после — отдали коллективу народного хора, следующим оказалась «Новосибирскреставрация».

И вот уже в 1993 году здание снова стало церковью — выдержав все испытания временем и людьми, она с неувядающей красотой резьбы и башен снова выполняет свою миссию.

А вот какое здание даже похорошело за этот век, так это Вознесенский кафедральный собор. Изначально это был деревянный однопрестольный храм, а в знаковом для меня году 1988-м, всего лишь через три месяца после моего рождения, была окончена глобальная реконструкция собора — теперь здание стало каменным.

Современному жителю Новосибирска не поверится, что накануне революции собор был из дерева и не такой огромный. Воплощающий в самой своей архитектуре некий трепет, собор сейчас одновременно и подавляет своей мощью, и притягивает какой-то особой теплотой.

Тут, наверное, сказывается все-таки наше представление, что храм у православных должен быть белокаменным, как мы видели в книжках и исторических фильмах. Но чем она притягивает к себе совсем душевно, так это кормушкой для голубей. Идешь мимо, и нет-нет да и кинешь что-нибудь из пакета с продуктами птицам. Собор без слоняющихся за прохожими голубями уже не представляешь. Даже если ты живешь в этом городе недавно и видел эту картину всего раз или два.

Рядом с собором всегда кипит жизнь: сквер переполнен разновозрастным народом в любую погоду. Мамы гуляют с колясками, молодежь накрывает пикники, подростки катаются на роликах, бабушки массово собираются на скамейках и под разговоры о пенсии подкармливают ненасытных голубей. И кажется, что ничего не было — ни революции, ни войны, ни разрушенных святынь — ничего. Просто люди вокруг стали по-другому одеваться и в их руках появились мобильные телефоны...
Материалы на эту тему
Поделиться:
Копировать