Новые условия для ядер и атомов

Новые условия для ядер и атомов
Заметки с президиума СО РАН — У нас в стране нет должного внимания к техногенному воздействию на воздух, воду, на окружающую среду в целом, в то время как несопоставимо придается значение радиационной опасности, — сказал на очередном заседании президиума Сибирского отделения Российской академии наук директор Института проблем безопасного развития атомной энергетики РАН, член-корреспондент РАН Леонид Большов.
Его выступление «Создание научных основ для обеспечения безопасности атомной энергетики» расставило множество акцентов как с точки зрения передовых фундаментальных исследований в данной отрасли, так и четко обозначило социокультурные тернии, которые в своем развитии приходится преодолевать мирному атому уже в веке двадцать первом.

…И виртуальная АЭС
Одна эпоха атомной энергетики сменилась принципиально иной, когда в апреле 1986-го разразилась трагедия на Чернобыльской АЭС. И если, скажем, в начале атомного проекта в СССР радиационные нормы определяли лишь техническую безопасность отрасли (главное, чтобы всё стабильно работало), то в новых условиях стала очевидной необходимость разработки сценариев для тяжелых аварий. Плюс на самом верху созрело понимание: необходим независимый, не отягощенный отраслевыми интересами, самостоятельный «игрок» на этом изменившимся буквально на глазах поле. Так в ноябре 1988 года появляется Институт проблем безопасного развития атомной энергетики (ИБРАЭ) РАН. С тех пор и по сегодняшний день ИБРАЭ является головным институтом страны по вопросам безопасности атомной энергетики с весьма внушительным консолидированным бюджетом: суммарное финансирование со стороны РАН, Российского фонда фундаментальных исследований, от российских и зарубежных заказчиков в 2009 году составило более 720 млн рублей.

Говоря о направлениях деятельности института, Леонид Большов суммарно сформулировал их следующим образом: «Фундаментальные исследования, создающие основу для решения актуальных прикладных задач»: безопасность объектов атомной энергетики и промышленности, вопросы экологического воздействия на окружающую среду и население, научные основы аварийного реагирования.

— Ядро института прошло через ликвидацию чернобыльской аварии, — говорит Леонид Большов. — Личный опыт помог разобраться, верно расставить акценты для будущей работы: понять, что более важно, на что следует обращать внимание и так далее. Тогда мы и выяснили, что на АЭС бытует инженерный подход. Хотя нам стало ясно: нужно анализировать и изучать явление в целом, а не одно лишь состояние установки. И каждое, буквально каждое звено в цепи безопасности должно иметь глубокую научную основу.

Началась кооперационная (совместно с РНЦ «Курчатовский институт» и дюжиной других институтов) работа во главе с ИБРАЭ по созданию сквозного кода «СОКРАТ» — мощнейшего программного комплекса, позволяющего сегодня демиургам мирного атома XXI века анализировать эффективность работы существующих систем безопасности, проектировать новые, выбирая конфигурации будущих блоков и многое другое. В планах — создание кодов нового поколения, консолидация кодов существующих («СОКРАТ» — далеко не единственный «продукт» ИБРАЭ, а уж что говорить о разнообразии кодов по всему миру), и один из проектов — создание виртуальной АЭС, что позволило бы на новом качественном уровне говорить о моделировании в атомной энергетике.

Фокусы фокусировки
Общественное мнение — дама легкомысленная, вниманием к аргументам с цифрами в руках не отягощенная. Пожалуй, наиболее ярко это проявляется в вопросах экологической безопасности и мнении о радиационных рисках.

Однако директор ИБРАЭ прекрасно осознает: сиюминутного развенчания подобной мифологии быть не может. И ставка в данном вопросе может быть только на факты и активную работу, в том числе и информационную.

Мониторинг — термин, занимающий сегодня в атомной энергетике одну из ключевых позиций. Так, в Мурманской области (место дислокации атомных подводных лодок) создана территориальная система радиационного мониторинга и аварийного реагирования. Подобный проект готовится в Архангельске. Есть и единое «окно» в мир атомной энергетики для любого желающего: на сайте russianatom.ru идет круглосуточный онлайн-мониторинг радиационной обстановки вокруг всех объектов Росатома. Также в круглосуточном (но скрытом по понятным причинам от посторонних глаз) режиме идет информационное взаимодействие участников группы аварийного реагирования и Технического кризисного центра ИБРАЭ, объединяющих под координационным началом института данные Росатома, Ростехнадзора, МЧС и многих других участников непрерывного мониторинга обстановки.

Какова же эта обстановка и каков уровень, скажем так, пристальности внимания современной науки в отношении атомной безопасности?

— В современной технике значение придается излучениям в десятки тысяч (!) раз меньшим, чем естественные колебания природного фона, — подчеркивает Леонид Большов.

Так, при установленном рубеже в 1 миллизиверт в год под пристальным наблюдением находятся установки с излучением в… 0,000005 мЗв/год. И это при том, как подчеркивает Леонид Большов, что «заметные эффекты воздействия идут лишь от 100 миллизиверт в год!»

Сибирские акценты
— Работа с Сибирским отделением является важнейшим направлением работы нашего института, — сказал Леонид Большов. — И это не конъюнктурное заявление. Наука, сохранившаяся и развивающаяся в СО РАН, — большое подспорье для российской атомной промышленности.

Сегодня Новосибирский филиал ИБРАЭ сотрудничает с четырьмя институтами Сибирского отделения (Институт ядерной физики, Институт теплофизики, Институт вычислительной математики и математической геофизики и Институт цитологии и генетики) и работу эту намерен расширять. Благо для этого есть закономерная основа:

— В Сибирском отделении работало и работает множество участников советской атомной программы — самого масштабного научно-технологического проекта России и, вероятно, человечества, — сказал председатель СО РАН академик Александр Асеев.

Среди планов на будущее также работа ИБРАЭ с Кемеровским научным центром по радиационному мониторингу, развитие и внедрение систем радиационного и технологического мониторинга и аварийного реагирования для объектов Сибирского федерального округа, в том числе и для ГЭС: необходимость работы по гидроэнергетике внесла сама жизнь (вспомним недавнюю саяно-шушенскую трагедию).

На стыке парадигм
Вторым важнейшим вопросом заседания стало рассмотрение президиумом деятельности Института ядерной физики им. Г. И. Будкера СО РАН за последние пять лет.

Строго говоря, четкие временные насечки на непрерывной шкале деятельности и развития института можно поставить весьма условно. Учитывая в том числе и те факты, что за последнее десятилетие ИЯФ разработал и поставил оборудования на 100 млн долларов для Большого адронного коллайдера, одновременно за 9 лет построив собственную новую установку ВЭПП-2000.

— ИЯФ, безусловно, институт «нобелевского уровня», — подчеркнул Александр Асеев. — И сегодня, когда период коллайдера, внушительных поставок для него, закончился, нужна новая парадигма дальнейшей деятельности института. И она есть.

Новые рубежи и перспективы института обозначил его директор академик Александр Скринский, озвучив идею создания в Сибирском отделении нового центра по отработке электронно-лучевых технологий институтами СО РАН, проект которого включен в Концепцию развития Сибирского отделения до 2025 года. Также прозвучала идея создания центра синхротронного излучения на основе нового источника. Подобная масштабная деятельность позволила бы, по мнению участников заседания, кроме всего прочего, сохранить и дать дальнейшее развитие уникальным наработкам последних лет.

— В ходе работ по проекту БАК, — отметил заместитель председателя комиссии по комплексной проверке ИЯФ член-корреспондент РАН Николай Ратахин, — подготовлены кадры, владеющие технологиями наукоемких проектов, освоены уникальные производства на Опытном заводе СО РАН. Чтобы не потерять их, нужна реализация новой парадигмы.

— Деятельность института многие годы основывалась на сильном производственном секторе, который помогал решать проблемы исследовательского характера. Но в некотором роде это одновременно и тяжелая гиря для института, — акцентировал внимание членов президиума академик РАН Николай Добрецов, предложивший внести в проект постановления по результатам проверки деятельности ИЯФа пункт о государственном содействии по финансовому обеспечению масштабных наукоемких установок. Тогда как сегодня ИЯФ (и не только) вынужден тратить собственные колоссальные средства на пуск и содержание установок, с помощью которых в конечном итоге завоевываются авангардные рубежи российской науки.

Мнение Николая Добрецова поддержал Александр Асеев:

— У министерства образования и науки в частности и у правительства в целом существует собственная точка зрения о рыночном решении вопросов обеспечения развития исследовательских институтов. Но просвет, на мой взгляд, есть — ситуация улучшается, и наш проект постановления имеет шансы повлиять на ситуацию.
Материалы на эту тему
Поделиться:
Копировать