Но если ты сосредоточен на том, что нужно обрести...

Но если ты сосредоточен на том, что нужно обрести...
Процессы, связанные с переходом нашей «непобедимой и легендарной» к новому облику, разумеется, трудно сейчас оценивать однозначно. Они в самом разгаре, многое оставляет желать большего прояснения. Сменилась, например, та же организационно-штатная структура, стали дивизии бригадами — что дальше? «Насчет бригад: они сами по себе меньше, компактнее.
Но гораздо мобильнее, что называется, легче на подъем, более оперативны в действии», — это взгляд рядового военнослужащего, который, пополнив ряды Вооруженных сил весной 2009 года, застал аккурат сей переломный момент. И служит теперь в мотострелковой бригаде постоянной боевой готовности Новосибирского гарнизона СибВО, будучи ныне командиром отделения. Зовут бойца, прибывшего к нам из Омска, Геннадий Мишин. «И что бы ни происходило, — уверяет он, — по всему ощутимо: армия не умирает — продолжает жить. А переход к чему-то новому всегда с определенными сложностями связан, какую сферу жизни ни возьми, будь это армия или гражданка. Как говорится, ремонт хлеще потопа! Надо просто все пережить... Зато, — вновь обращает внимание на положительные тенденции мой собеседник, — сейчас нам технику понемногу обновляют, поставляют ее прямо с завода. Осваивать ее, учиться чему-то новому очень интересно!»

Эта бригада в Сибирском военном округе является одной из крупнейших. И службой те, кто попадает сюда, остаются довольны. Только то уже говорит за себя, что никого с изможденным лицом так просто тут не встретишь и реплик типа «Черт, как все достало!» не услышишь. А что? Быт, включая благоустроенные казармы и достойный солдатский рацион, иных просто поначалу вводит в «позитивное замешательство». «Честно говоря, не ожидал такой обстановки», — признается младший сержант Александр Новиков, который родом из города Ельца Липецкой области. Доселе он вообще сомневался, рассматривая карту, что в такой «глуши таежной» может так (!) себя проявить цивилизация. «Предполагал, что в самых экстремальных условиях буду служить, — товарищ младший сержант улыбается. — Но приехал сюда — смотрю, казармы все новые. Везде ремонт сделан. В столовой отлично кормят. А главное — коллектив хороший, дружный». Что еще нужно? Другой вопрос, когда у тебя отношение к армии априори недружелюбное или ты по природе своей хронически склонен всем возмущаться. Тогда хоть златые горы тебе привези, все равно взбрыкнешь. Тут уж армия ни при чем...

Сделать крепче коллектив!
А поскольку в армию идут все же люди разные, с разным отношением к жизни, разной степенью психологической устойчивости, внутренней дисциплины и разными убеждениями (либо вовсе без оных), сегодня в свете всех реформ взят особый курс на обеспечение должной атмосферы в рядах Вооруженных сил. Те или иные шаги, нацеленные главным образом на профилактику неуставных отношений, делаются регулярно. А дважды в год — в феврале и августе — Сибирский военный округ проводит месячник сплочения воинских коллективов.

«Предусматривает он в первую очередь изучение правовых основ, — комментирует командующий Краснознаменным объединением СибВО (в структуру которого входит наша бригада) генерал-майор Василий Тонкошкуров. — Ведется активная работа по предотвращению негативных случаев, связанных с нарушениями уставных правил. Следующий вопрос — это подготовка младших командиров, сержантского состава. Необходимо, чтобы в правовом отношении они были достаточно подкованы, знали требования устава и никогда не переходили грань дозволенного. И, конечно, ведется работа с офицерским составом. Привлекаются к работе специалисты военной прокуратуры, судебные органы, советы ветеранов, а также религиозные структуры. Эффект есть. Ведь коллективы у нас разнородны по своему национальному составу, по возрасту и так далее. И вот эти мероприятия позволяют людей так или иначе сблизить, укрепить уважение и понимание между ними».

Василий Тонкошкуров подчеркивает, что Краснознаменное объединение СибВО в порядке ноу-хау стало сегодня практиковать вполне демократичную схему: теперь каждый военнослужащий здесь имеет право и возможность напрямую обратиться к любому должностному лицу, включая командующего, то есть самого товарища генерала. На специальных стендах отныне указаны номера служебных и даже сотовых телефонов, которые могут потребоваться. Одновременно они доведены в индивидуальном порядке до всех бойцов. С оговоркой, что вовсе необязательно ждать экстремальной ситуации, дабы тем или иным номером воспользоваться. Хочешь обратиться с любым вопросом, касается он службы в армии или жизни вообще? Пожалуйста!

С тем и в армию пришел. Кто его отучит?
Считается, неуставные отношения — исчадие собственно армейской системы.

Считается также, что армия отражает (только, скажем, в более откровенном, жестком ключе) процессы, имеющие место в обществе как таковом. Майор Роман Мезенцев, имея опыт работы с личным составом во многих частях и соединениях Российской армии, ныне служит в нашей бригаде заместителем командира батальона по воспитательной работе. И на означенном опыте убежден: «Действительно, то, что принято называть дедовщиной, исходит прежде всего из той среды, в которой парни выросли. Если пацан, к примеру, в школе был разгильдяем, творил неизвестно что, он, конечно же, со всем этим «багажом» приходит и в армию. Если человека не воспитали родители, общество и школа, то здесь, в армии, его, уже 18 — 20-летнего (а то и старше), очень трудно переделывать. Иной раз начнешь разбираться: почему он такой, зачем кулаки распустил? И вполне может выясниться, что его отец так учил. Не стесняйся, мол, если надо кому-то врезать!» Словом, вывод не нов: допризывная биография бойца много значит. Армия получает то, что прежде восемнадцать лет взращивает иная среда. Которая может оказаться всякой...

«Но, конечно, мы не списываем на нее всю ответственность, — продолжает майор Мезенцев. — Делаем все возможное, по максимуму, проводим все мероприятия воспитательного характера — от ознакомления со статьями Уголовного кодекса до индивидуальных бесед с призывниками на самые разные темы. Беседы — это основное. И тут уже многое от офицеров зависит: как они сумеют все разъяснить? Насколько убедительно, доходчиво? Хватит ли у самих у них выдержки и профессионализма?»

Особая школа
Между тем Геннадий Мишин и Александр Новиков, уже знакомые нам призывники, также убеждены: служба в армии, твое самочувствие здесь и отношения с коллективом во многом будут зависеть от твоего изначального настроя, от той среды, которая готовила тебя к этой благородной миссии — учиться Родину защищать.

«Мой дед воевал в Великую Отечественную, отец служил в армии, — рассказывает Геннадий Мишин. — И для меня даже такой вопрос не стоял — служить или не служить? Армия — особая школа. Знаете, здесь жизнь как-то по-другому понимать начинаешь, есть время подумать о своем дальнейшем пути, что-то еще раз как следует взвесить, оценить, переосмыслить. А армейская дружба! Действительно, она ни с чем не сравнима, это могут подтвердить многие поколения. Наконец, у нас нормальный коллектив. Когда я начинал служить, мне старшие товарищи помогали адаптироваться в армейских условиях, поддерживали, что-то подсказывали. Теперь мы с друзьями передаем опыт новобранцам, ведь столько уже видено, столько времени в поле проведено! Есть о чем рассказать. И очень неприятно, когда начинают про армию гадости говорить. Особенно те, кто там не был. Да, могут быть вопиющие случаи, хотя это скорее исключение. Но кто-то берет и поворачивает ситуацию по-другому».

«Служить надо, — считает Александр Новиков. — И на работу после армии проще устроиться, и опыт жизни она дает ценный. Лично я только здесь начал по-настоящему разбираться в людях. А еще понял, что служить лучше вдали от дома. Ну что с того, что ты останешься в своем городе? Все время будет тянуть «за забор»... А тут — уехал и уехал. Замечательная возможность быстрее привыкнуть к самостоятельной жизни. Хочу пожелать будущим призывникам ничего не бояться, не теряться, относиться к людям по-человечески, стараться завести больше друзей. И потом, в армию сейчас всего на год забирают. А год быстро пролетает. Я и сам не заметил...»

Уже в мае младший сержант Новиков и рядовой Мишин демобилизуются. Продолжат обучение в вузах, в которые поступили до призыва. Но даже мысли о пресловутом «потерянном времени» у ребят сегодня не возникает. Все мысли сосредоточены на другом. Как раз на том, что здесь обретено...
Поделиться:
Копировать