«Это не бизнес, а образ жизни»

«Это не бизнес, а образ жизни»
Что труднее: посадить три гектара картошки или изо дня в день отвечать на любознательные вопросы малышки, читать ей сказки, подбирать цвета к книжкам-раскраскам? Не торопитесь с ответом! Вот, например, Лариса Сенченко из села Вьюны Колыванского района, испытавшая и то, и другое, считает, что любое дело трудное, если выполнять его ответственно, на совесть.
— А вы знаете, какая она шебутная, сколько у нее «почему»? — говорит о четырехлетней внучке Лизоньке Лариса Исаевна и в то же время признается, что это сладостное бремя — коротать зимние дни с родной кровинушкой.

Мужа Ларисы Исаевны, Геннадия Аркадьевича, внучка Лиза тормошит меньше, но тому от этого не легче. Геннадий ждет не дождется весенних деньков, когда растает снег и поле готово будет принять плуг… Взялся бы сейчас хозяин подворья за мелкий ремонт собственной техники, да мороз не позволяет — того и гляди пальцы к металлу пристынут!

Впрочем, почему это мы о Сенченко? Да потому, что подворье супругов Сенченко в областном конкурсе по итогам 2009 года признано победителем в номинации «Лучшее личное подсобное хозяйство в растениеводстве».

Трактору МТЗ-80 Геннадия Аркадьевича 18 лет. Столько же, образно говоря, занимается частным землепашеством Геннадий Сенченко. Уволившись из коллективного хозяйства, где работал водителем, и попробовав себя в роли мастера производственного обучения на школьной стезе, в 1992 году прибился Геннадий Аркадьевич к крестьянскому хозяйству брата. Восемь лет трудились сообща, а начиная с нового тысячелетия, то есть в 2000 году, занялся Геннадий Сенченко своим делом — картофелеводством. Почему именно им? Шутит:

— А Ленин как учил: «Лучше меньше, да лучше!» Вот и я решил, что чем на 120 гектарах растить зерновые, лучше на половине гектара выращивать картофель. Выгоднее картошкой заниматься.

— С пятидесяти соток картофеля мы и начали, — добавляет Лариса Исаевна. — Потом было семьдесят соток, гектар, полтора гектара, и, наконец, в 2009 году — три гектара.

Да и такой расклад, судя по разговору с супругами Сенченко, не окончательный. Размах работ пока несколько тормозится тем, что с 2003 года они пытаются освоить новую усадьбу — строят новый дом на окраине села Вьюны. Опять же с долей самоиронии Геннадий называет новую усадьбу «домом № 2». Что будет с нынешней усадьбой? Продадут или передадут детям. У Геннадия и Ларисы две дочери: Катя в Новосибирске, Арина в Карасуке. Собственно, Лизонька — Катина дочь. Ну так вот: в двухстах метрах от новой усадьбы (специально выбирали на отшибе) — участок Сенченко в десять гектаров на землях сельхозназначения.

Три гектара и десять гектаров — разница для пахаря-частника огромная. Непросто выращивать картофель. Требуется трактором с плугом вспахать весной землю, культиватором нарезать борозды, вручную разбросать клубни, загрести их с помощью техники, уничтожить тяжелыми зубовыми боронами сорняки, культиватором окучить взошедшие кусты картофеля, а к исходу лета пустить картофелекопалку и вручную собрать клубни. Задумал владелец усадьбы обзавестись картофелесажалкой.

Сбор урожая — самая трудоемкая операция. И если с посадкой клубней можно управиться самим (приезжают на помощь дочери), то собирать выращенное приходится приглашать кого-то со стороны. С этим проблема немалая. Пенсионеров такой труд не интересует, а трудоспособное население во Вьюнах где-то уже пристроено. Остаются на примете лишь «вольные каменщики», как их называет Геннадий. Да и с теми всё сложнее находить общий язык — деньги требуют за каждый день работы, а наутро таких «работников» найти уже непросто.

Геннадий Аркадьевич рассказывает, как некоторые пытаются организовать выращивание картофеля на продажу. Действуют предельно просто: возделывают кормовой картофель, чтобы клубни удавались крупнее. О вкусе такого, с позволения сказать, продукта речь тогда уже не идет.

Что касается картофеля на поле Сенченко, то Геннадий остановился на двух сортах — клубнях и относительно урожайных, и лёжких, и вкусных. Свой выбор комментирует коротко:

— У меня это не бизнес, а образ жизни.

— А бизнес и образ жизни можно соединить?

Явно провокационный вопрос Геннадий Аркадьевич воспринимает спокойно:

— Можно, если сорт урожайный. Но тогда уже, извините, по совести не получится…

Продукцию поля Сенченко знают многие. Только начинает Геннадий копать картошку, вскоре подъезжают машины желающих приобрести часть урожая. Каждый берет себе столько мешков картошки, сколько потребуется на зиму. А нереализованную владелец подворья загружает на новой усадьбе в большой подвал.

— В последнее время и сами с удовольствием едим картошку! — улыбается хозяин. — Слава Богу, это не та еда, которую предлагают некоторые торговцы. Не кормовые клубни величиной с арбузы. Кредиты в банке под выращивание картофеля мы не берем. Хозяйствуем и хозяйствуем помаленьку, скромно. Нам кажется, что нас заметили и предложили нам принять участие в областном конкурсе только тогда, когда мы приобрели грузовую «Газель». Очень удачное для подворья приобретение. Машина компактная, экономичная, оптимальной грузоподъемности. В город всегда можно выехать — ту же картошку повезти для реализации.

Спокойный, размеренный, вдумчивый, уверенный в себе, крепкий, Геннадий Аркадьевич являет собой саму надежность. Интеллигентной внешности, даже в чем-то хрупкая, Лариса Исаевна скорее выглядит учительницей литературы. Ее трудно представить с лопатой в руках или разбрасывающей клубни по бороздам…

— Я была агрономом сада в хозяйстве, — рассказывает она. — Занималась вишней, малиной. Когда муж пошел работать к брату-фермеру, я отдала свою землю брату. Знаете, когда мы выделились из хозяйства, нам дали земельный пай, а в качестве имущественного пая — тринадцать коров… Мы их, конечно, взяли, доили, надеялись на молоке заработать. И коровы-то хорошие, но не получилось. А всё потому, что взяли кредиты, на которые ставка с 8 процентов подскочила до 83 процентов! Пришлось пустить живность на убой. И только когда мы уже лишились коров, нам сообщили, что процентная ставка возвращена на прежний уровень… Жалко коровок-первотелок. Если бы нам в то время помогли по-настоящему, мы бы уже тогда развернулись.

Эх, да уж лучше и не вспоминать те непредназначенные для нормальной жизни, предельно «кочковатые» девяностые годы. По скольким судьбам и, в общем-то, по какому числу добрых начинаний безжалостно резанули они!..

Правда, была и другая причина того, что идея с большим поголовьем коров оказалась обреченной: малая площадь подворья Сенченко, на котором стоит их сегодняшний дом. Разве разовьешь животноводство на четырех сотках? Куда сено ставить, куда хотя бы временно укладывать навоз?

А техника для заготовки и вывоза сена у Геннадия сохранилась. Может, животноводством в какой-то мере Сенченко еще и займутся, когда переберутся на новое, более просторное место жительства. Однако больше похоже на то, что супруги уверенно определились: заниматься картофелеводством! По совести.

— Желание есть, здоровье позволяет, — рассуждает Геннадий. — Нам с Ларисой по 49 лет. Я старше ее… на один день. У нее день рождения второго января, а у меня — первого января. Так что для нас каждый год новый вдвойне.

И только вскользь, вроде бы между делом, упомянет он о том, что дружба его с полем началась с двух побед в конкурсах юных пахарей — сначала районном, а потом областном. Было это в теперь уже далеком 1977 году. Тогда Геннадий учился еще в школе. Брал уроки землепашества там, а еще у отца — сельского механизатора.

НАША СПРАВКА
По оперативным данным департамента агропромышленного комплекса, в 2009 году личными подсобными хозяйствами области произведено 360 тысяч тонн картофеля, что составляет 95 процентов картофеля, произведенного хозяйствами всех категорий.
Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать