Трудные, но прекрасные годы

Трудные, но прекрасные годы
Новосибирское авиационное производственное объединение имени В.П. Чкалова — одно из крупнейших предприятий не только в нашей области, но и в стране. Чтобы сполна соответствовать роли флагмана самолетостроения, завод постоянно технологически совершенствуется.
Большой вклад в обновление, в совершенствование производственных процессов вносит руководство предприятия. Долгие годы коллективом чкаловцев руководил Николай Иванович Бобрицкий. Воспоминаниями о деятельности Николая Ивановича в разных должностях делятся коллеги ветерана.

Прощай, институт
Шел 1956 год. Студенты-дипломники самолетостроительного факультета Казанского авиационного института давали прощальный концерт художественной самодеятельности. Проходил он на лестничной площадке общежития, и его задушевность помнится до сих пор. Николай Бобрицкий на тот момент уже получил направление на Новосибирский авиазавод, поэтому последний куплет прощальной студенческой песни прозвучал так:

Расставанья час настал,
Кто в Сибирь, кто на Урал.
Дороги нас трудные ждут.
Ты помни о нас, институт.

А институт помнил и помнит своих питомцев. Много лет спустя в его главном корпусе, где размещена галерея заслуженных руководителей авиапромышленности — выпускников этого вуза, появилась и фотография Николай Ивановича Бобрицкого, работавшего в должности генерального директора Новосибирского авиационного производственного объединения (НАПО) имени В.П. Чкалова.

К тому времени, кроме основной промплощадки, предприятие имело свой филиал в городе Душанбе, леспромхоз в Красноярском крае и многие другие производства, не связанные непосредственно с самолетостроением. В целом это было самодостаточное предприятие с обширной социально-бытовой инфраструктурой. И управлять таким хозяйством под силу было только руководителям большого масштаба. Не зря завод имени В.П. Чкалова считался кузницей кадров руководителей многих предприятий. Процесс ковки и закаливания характера настоящего директора можно проследить на примере бывшего генерального директора Николая Ивановича Бобрицкого.

Встать на крыло
Николай Бобрицкий начал трудовую деятельность мастером на участке изготовления первых образцов крыльев для нового самолета СУ-9. До сих пор Николай Иванович считает это счастливым совпадением. Переход на производство нового по тем временам изделия потребовал провести реконструкцию и техническое переоснащение всего предприятия, хотя к тому времени завод входил в число лучших по отрасли, имел высококвалифицированные кадры, вобравшие в себя знания и опыт эвакуированных во время войны заводов Харькова, Киева, Москвы, Ленинграда и других.

В числе руководителей среднего звена, начиная от мастеров, трудилось немало специалистов, прежде занимавших высокие должности. Чтобы утвердиться на этом фоне, молодому специалисту требовались не только теоретические знания, производственный опыт, но и умение работать с подчиненными, опираясь на собственные организационные и другие незаурядные способности.

Его пребывание в цехе на разных должностях привело к тому, что цех, кроме производственных успехов, стал одним из лучших по спорту. Цех преуспел в хоккее, футболе, легкой атлетике, волейболе. Когда на волейбольной площадке был Николай Иванович, сослуживцы радовались его успешным ударам. Что было, то было! О спортивной чести цеха надо бы писать целую книгу...

Очевидно, благодаря незаурядным качествам Бобрицкий за короткий срок получил признание и уважение коллектива. Для руководства завода это не прошло незамеченным. Пройдя все цеховые ступеньки роста, Николай Иванович в 1965 году возглавил цех сборки крыльев.

Вслед за СУ-9 началось производство СУ-11, а также самолета СУ-15, который стал первым в стране высотным истребителем-перехватчиком, обеспечивающим уничтожение целей на высоте до 23-х километров. Именно здесь в полной мере проявились инициативность, техническая зрелость специалиста, хорошие организаторские способности Николая Ивановича. Он приобрел солидный авторитет, и в 1969 году Бобрицкого выдвинули на должность заместителя секретаря парткома. А уже оттуда, когда того потребовала складывающаяся обстановка, его назначили главным технологом предприятия.

Руководитель технологического процесса
Вскоре завод начал подготовку к самому значительному периоду своего развития — производству самолета СУ-24. В августе 1968 года вышло постановление правительства страны о создании самолета-штурмовика с крылом изменяемой геометрии. Сроком предъявления на государственные испытания назывался 1972-й год.
Надо было торопиться. У американцев такой всепогодный штурмовик с автоматическим преодолением на малых высотах рельефа местности уже стоял на вооружении. Наш должен быть лучше! Шла упорная работа. Квалификация инженеров и рабочих позволяла не только использовать научные разработки, но и самим вносить предложения.

На заводе провели крупную перестройку производства под новое изделие. Только технологической оснастки потребовалось изготовить более 75 тысяч наименований, в том числе создать такие сооружения, как высокоточный разделочный стенд центроплана, стапели сборки узлов и агрегатов. Изготовление крупных и сложных деталей перевели на станки с программным управлением, внедрили установки электрохимических методов обработки, штамповку взрывом, плазменную резку и многое другое.

Однако все же к сентябрю 1971 года отставание от графика оказалось значительным. Трудовое напряжение нарастало. И вот она, победа! 31 декабря 1971 года в воздух поднялся первый СУ-24, ставший судьбоносным для завода. С 1972 года началось его серийное производство. Самолет оказался лучше зарубежного аналога, и план его производства из года в год увеличивался. Коллективом завода велась постоянная работа по снижению трудоемкости, улучшению эксплуатационных качеств.

Главный инженер
В 1982 году Николая Ивановича Бобрицкого назначили главным инженером. В то время, помимо выпуска СУ-24, перед коллективом была поставлена задача освоения нового самолета СУ-34, не имеющего зарубежных аналогов. Предстояло реконструировать половину действующих производственных площадей, построить новые и поднять технический уровень коллектива. Наряду с этим продолжалось расширяться и совершенствоваться производство серийных СУ-24 и новых его модификаций. Только в 1983 году цехами и техническими службами разработано 7000 технологических процессов на конструктивные изменения выпускаемых изделий. Реализовали комплексную поставку радиоэлектронного и навигационного оборудования, что резко повысило ответственность предприятий-поставщиков за качество своей продукции. В 1987 году завод изготовил экспортный вариант своего изделия.

Особое внимание главный инженер Бобрицкий уделял выполнению заказа на изготовление створок отечественного космического челнока «Буран», имевших композитную конструкцию и оригинальную кинематику. Заводские специалисты не только изготовили створки, но и создали оснастку для их ремонта в условиях предполетной подготовки, успешно его провели. За высокие достижения в труде Бобрицкого наградили орденами Трудового Красного Знамени, «Знак Почета» и медалями. Он стал лауреатом премии Совета Министров СССР.

В должности генерального
К руководству заводом Николай Иванович Бобрицкий пришел в конце 1988 года, а в следующем году после создания объединения стал называться генеральным директором. Ему достался очень сложный период жизни предприятия. С 1991 года выпуск СУ-24 был прекращен. Грянули гайдаровские реформы экономики, из-за отсутствия заказов и финансирования остановились многие производства. Ликвидировано Министерство авиационной промышленности. Выпуск боевых самолетов практически прекратился. Страна, сломя голову, понеслась в рынок. В таких условиях требовалось бороться, выживать. И в этом чкаловцы активно поддержали своего генерального директора.

Ситуацию Николай Иванович, как говорят, просек раньше других. «Что будем делать?» — такой вопрос он не раз задавал на совещаниях. В ответ получал гробовое молчание. Люди, компетентные в вопросах специфики самолетостроения, растерялись. Генеральный оказался мудрее более молодых подчиненных и сам предложил варианты действий.

Чтобы сохранить творческий и технический потенциал коллектива, руководство завода, тщательно взвесив все «за» и «против», приняло решение о запуске в производство гражданского самолета АН-38 для местных воздушных линий. Потребность в таких машинах исчислялась в 1500 — 2000 единиц. Она существует и сегодня. Одновременно продолжалось и производство СУ-34 — ударного истребителя-бомбардировщика нового типа. Первый полет он выполнил в конце декабря 1993 года. А вскоре поднялся в воздух и первый АН-38. Это казалось чудом, потому что новинки сделали практически без поддержки федеральной власти, хотя и получали ворох обещаний.

Перспектива дальнейшего производства АН-38 складывалась вроде бы многообещающе. К этому самолету проявили интерес и за рубежом, где он совершал демонстрационные полеты. Вопреки мрачным прогнозам, завод не развалился, а был готов начать серийное производство как гражданского, так и военного самолета, однако без госфинансирования это оказалось невозможным. Несмотря на увеличение выпуска товаров народного потребления, авиазавод без серийной продукции выглядел обреченным. Некоторые средства массовой информации трубили о неспособности «красных директоров» реформировать предприятия, а эти руководители ломали голову над тем, как накормить и поддержать людей, как противостоять нагрянувшей «прихватизации».

Положение осложнялось тем, что упорство руководителя Чкаловского завода и его коллектива не нравилось целому ряду высокопоставленных лиц. Летом 1997 года Бобрицкий ушел на пенсию. Решение он принял, исходя из обстановки и состояния здоровья, не хотел стать невольным соучастником гибели отечественной авиапромышленности. Знал: авиапром — локомотив научно-технического прогресса страны. Хорошо, что сегодня это понимает глава правительства страны Владимир Владимирович Путин. Время, к сожалению, упущено, но слабый свет в конце тоннеля уже виден.

— Я благодарен судьбе, — говорит Николай Иванович Бобрицкий, — что был принят в коллектив завода имени Валерия Павловича Чкалова. Годы работы пролетели как миг. Теперь, оглядываясь в прошлое, осознаешь — это были трудные, но прекрасные годы! Если бы мне довелось начать всё заново, я поступил бы так же.

Можно считать, что Николай Иванович уже так и поступил, жизнь повторяется: начальником цеха сборки крыльев сегодня трудится Николай Николаевич Бобрицкий — сын Николая Ивановича. Разве это не совпадение?!

...Летят годы. Пусть данная публикация будет не только подарком Николаю Бобрицкому, но и знаком уважения к этому человеку всех тех, кто работал вместе с ним и считает себя чкаловцем.
Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать