«Оптимизация — не сокращение, а точный расчёт»

«Оптимизация — не сокращение, а точный расчёт»
Завершение очередного годового витка становится началом следующего и вызывает при этом немало вопросов. Итоговые цифры, выводы, основанные на них прогнозы… Расспросить об этом первого заместителя главы администрации Новосибирской области Василия ЮРЧЕНКО, человека столь же компетентного, сколь и занятого, удается не всегда.
Но в это предновогодье новосибирским журналистам повезло, и пресс-конференция первого вице-губернатора стала для них своего рода профессиональным подарком к празднику.

— Василий Алексеевич, какое решение, событие, мероприятие в 2009 году вас больше всего порадовало и что огорчило?

— Самое приятное, что все-таки удалось справиться с проблемой, которую мы решали три года. Мы реально приступили к решающему этапу строительства технопарка.

Второе — это, безусловно, проведение форума «Интерра».

Что огорчило? К сожалению, это огорчает каждый год: иногда приходится абсолютно понятные, нужные вещи реализовывать через непонимание. Иногда это противодействие со стороны структур, не заинтересованных в изменениях, в некоторых случаях — непонимание со стороны общества. Жалко, что приходится терять силы, время и потом всё равно реализовывать запланированное, но уже через полгода, год... Подобные примеры, к сожалению, есть, но приводить их сейчас не буду.

— Вы упомянули технопарк. Хотелось бы услышать подробности…

— Сегодня в технопарке два объекта строятся на бюджетные деньги, это первый производственный корпус и корпус наноструктурированных материалов. Рядом строится ряд частных объектов — это уже частные инвестиции, частная собственность. Но их концепция и наполнение четко вписываются в концепцию технопарка. То есть частная компания, если завтра не захочет заниматься инновационными разработками, не сможет открыть здесь ночной клуб.

Вообще, объекты технопарка в сегодняшней ситуации надо строить на государственные деньги. Для того чтобы иметь возможность предоставлять малым компаниям, индивидуальным предпринимателям, ученым преференции… Чтобы они получили «старт-ап», сделали продукт, отработали технологию, завоевали долю рынка, ушли и начали его масштабировать, увеличивать долю на рынке — для этого технопарки и существуют.

Кто даст эту преференцию? Частная компания, вложившая свои деньги? Никогда в жизни! В честь чего будет предприниматель делиться своей прибылью с другим предпринимателем, ради чего? Если станет меценатом, то может быть. Но я таких не встречал.

— Сейчас много говорят о случаях чрезмерной оптимизации, под которой обычно понимают сокращение расходов, штатов и так далее. А есть ли какие-то сферы, пункты расходов, где, на ваш взгляд, такие сокращения можно провести с легким сердцем, но этого по каким-то причинам не делается?

— Оптимизация — это не всегда сокращение. Но есть, безусловно, некоторые сферы, где проводить оптимизацию необходимо. И это связано с изменением той системы, которая сложилась в период советского времени, в том числе и бюджетной сферы. Она была рассчитана совершенно на другой контингент, на другую демографию — это касается и здравоохранения, и образования. Сегодня, если взять все в целом, эта сфера у нас несколько излишняя. Но при этом надо понимать, что где-то она даже перегружена, а где-то недозагружена по объективным причинам.

Например, возьмем сельский населенный пункт, где школа рассчитана на 120 человек, а обучается сегодня 30. Закрыть школу? Тяжелый вопрос. Поэтому, чтобы оптимизировать бюджетную сеть, нужно подготовиться, просчитать варианты, посмотреть, что каждый из них за собой «потянет»... Как это повлияет не на сегодняшний день и даже не на завтрашний, а на послезавтрашний...

«С легким сердцем» оптимизация возможна только по тем направлениям, где есть достаточно высокая конкуренция. В Новосибирске, например, легче оптимизировать сеть дошкольных учреждений, но в целом по области это намного сложнее.

— Ваша позиция в отношении изменения маршрутной сети пригородных пассажирских перевозок?

— Ситуация очень простая. «Экспресс-пригород» был создан тремя учредителями: администрацией Новосибирской области, Западно-Сибирской железной дорогой и мэрией города Новосибирска. Цель была одна-единственная — сделать этот вид транспортного обслуживания населения эффективным, качественным и максимально удовлетворяющим потребности жителей области в пригородном железнодорожном сообщении. Это наша позиция, она и сегодня не изменилась.

То, что сегодня придется оптимизировать маршрутную сеть — это факт. Но во главе угла не будет стоять исключительно проблема прибыли.

С пригородным железнодорожным сообщением связан большой клубок вопросов. Есть в области несколько населенных пунктов, которые сегодня не имеют автобусного сообщения, хотя есть для того все возможности. На протяжении многих лет, еще в советский период, там просто не занимались маршрутной сетью автобусов. Хотя альтернатива, безусловно, нужна, чтобы у гражданина была возможность выбора.

Приведу пример. В Убинском районе есть ряд населенных пунктов, где нет автобусных маршрутов. Но там проходит электропоезд с остановкой на остановочных площадках и станциях. И жители близлежащих населенных пунктов за 10 — 15 километров самостоятельно добираются до железнодорожной станции, кто пешком, кто на машине. Это просто безобразие! А не дай Бог, в такой мороз что случится, кто отвечать будет за это упущение?

Когда подняли этот вопрос, мы увидели и наши недоработки, увидели более глубокие проблемы, которые проявились только со снятием какого-то количества поездов. Маршрутная сеть будет создана. Автомобильная, автобусная, железнодорожная — она будет, люди не останутся отрезанными от путей сообщения. Это задача власти, и мы это обеспечим.

— Сейчас главное, что волнует людей, — будет ли вторая волна кризиса?

— Хотелось бы сказать, конечно, что не будет никакой второй волны и рост будет стабильный, но прогнозы — дело неблагодарное. На сегодня наметился незначительный рост не только по перерабатывающему и агропромышленному комплексу, но и по предприятиям машиностроения. Другое дело, что он, как средняя температура по больнице: у кого-то 30-процентный рост (это приборостроительный завод имени Ленина), но при этом есть предприятия, у которых идёт снижение на уровне 30 — 40 процентов. В среднем по промышленности Новосибирской области это 95 — 96 процентов к уровню 2008 года. А в 2010 году, по моей оценке, будет рост. На уровне 2 — 4 процентов по сравнению с 2009-м в целом по производству.

— Как Новосибирская область выглядит на фоне остальных российских регионов после 2009 года?

— Динамика снижения внутреннего регионального продукта у нас будет где-то в два раза ниже, чем в целом по России. По промышленному производству даже больше, чем в два раза. И по уровню безработицы, программе дополнительных мер по снижению напряженности на рынке труда наши показатели одни из лучших. У нас нет такого обвального снижения доходов населения, как в других регионах, держимся на уровне 1 — 2 процентов. Уровень заработной платы у нас повысился. Заметно — порядка 15 — 17 процентов. Во многих субъектах Федерации вообще нет роста заработной платы, а Новосибирская область превысила средний уровень зарплаты по Сибирскому федеральному округу.

В этом году можно сказать, что приняты решения по реализации новых, очень значимых проектов, которые начнутся в 2010 году. Это строительство на территории ПЛП распределительного автоматизированного комплекса почты России. Объем инвестиций порядка 1,3 млрд, около 400 человек работающих. Наша задача, чтобы в 2011 году этот комплекс был запущен.

— Давайте сравним, каким был в 2009 году инвестиционный климат в Новосибирской области и как мы выглядели на фоне других регионов?

— Мы — в середине. То есть не потеряли инвестиционной привлекательности по причинам, которые не зависят от финансово-экономического кризиса.

— Большую ставку в этом году делали на малый бизнес. Как вы считаете, какие задачи позволила решить поддержка со стороны области?

— Сегодня та работа, которую проводят администрация области и фонд по поддержке малого и среднего предпринимательства, результат дала. Достаточно много субъектов малого бизнеса сегодня воспользовались поддержкой фонда и получили дополнительные оборотные средства. То есть в итоге не ушли с рынка и не потеряли бизнес.

Кроме того, были скоординированы действия Новосибирской области и федерального центра и мы поддерживали малый бизнес по единым правилам. Это возмещение затрат на сертификацию качества, участие в выставках и ярмарках по продвижению своей продукции на рынке, обучение персонала, пополнение оборотных средств.

— Что, на ваш взгляд, следует сделать, чтобы в большей степени заинтересовать крупный бизнес в инновациях?

— Нужно ввести безусловную заинтересованность, налоговые преференции. Для того чтобы инвестиции были востребованными, нужно чтобы какая-то финансовая выгода была у компаний, которые эти инновации применяют при разработке, производстве продукции или внедрении каких-то технологий.

Инновационный процесс сегодня сдерживают, как и до кризиса, дорогие финансовые источники. Даже докризисные ставки по кредитам для внедрения инноваций слишком высокие. Нужны практические шаги и компенсация этих затрат для компаний на период выхода на производство той или иной инновационной продукции или внедрения той или иной технологии. Почему это пока не делается, понятно, поскольку масштаб модернизации промышленности в России очень велик. Делать это персонифицированно для каждого предприятия неправильно. За отрасли надо «потянуть» — сегодня этим занимается правительство. Оно определило приоритетными авиационную, судостроительную, автомобилестроительную отрасли. Уверен, что будут приняты необходимые решения, которые позволят кардинально улучшить восприимчивость к инновациям.

Еще один фактор — низкая конкуренция внутри страны. Если бы она была более жесткой и серьезной, наверное, и собственники компаний больше средств направляли не на сиюминутное получение прибыли, а на получение конкурентного преимущества в течение нескольких лет.

— Как кризис-2009 повлиял на вашу жизнь? На доходы, рабочее и домашнее расписание, на время, которое вы уделяете своим родным?

— Начну с самого простого. Доходы у меня сократились. Как и у всех работников областной администрации, поскольку в этом году было принято решение не выплачивать никаких видов премий.

Что же касается остального… Я всегда старался максимально уделять внимание семье, и всегда мне это не удавалось. Конечно, в первую очередь это зависит от человека, но есть и объективные факторы, которые нельзя сбрасывать со счетов. Есть режим работы и круг вопросов — если ты не хочешь заниматься этим в полную силу, лучше просто уйти, тогда у тебя появится больше времени. Мне моя работа не настолько еще опротивела, чтобы ее бросить. Поэтому, к сожалению, времени семье уделяю недостаточно, но стараюсь это делать при каждом удобном случае.

Повлиял ли кризис на изменение образа моей жизни? Мне, честно говоря, некогда было над этим задумываться. В отпуске я не был, но… не было у меня отпуска и в прошлом году. Запросов особых нет, поэтому и ограничивать себя не приходится. По большому счету режим такой, что очень мало остается времени на всё остальное — работа с утра до вечера.
Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать