Яндекс.Метрика

Россия — Европа: ответы пока уклончивые...

Россия — Европа: ответы пока уклончивые...
«Политический вояж» журналиста из Сибири.

Председатель Новосибирской областной организации Союза журналистов России Андрей Челноков недавно совершил, если можно так сказать, «политический вояж» в Европу. С группой коллег из разных регионов нашей страны он посетил один из политических центров Евросоюза — Брюссель, а также побывал на прошедшем недавнем саммите Россия — ЕС в Стокгольме. О своих впечатлениях он рассказал нашему корреспонденту.

— Это была поездка, которую каждый год организует Еврокомиссия для российских журналистов. По заранее разработанной программе мы встречались с европейскими чиновниками, которые много чего нам рассказывали с ясной с их стороны целью пропаганды европейских ценностей. Нас водили на экскурсию в здание Европейского правительства, Европарламента. Впечатление грандиозное, это целый город. Не могу не привести слова одного из депутатов Европарламента господина Шульца. Он неприкрыто нам заявил, что в России сейчас существуют как бы две партии. Одна будущее России видит с Европой, другая — рука об руку с Китаем. Ситуацию в нашей стране вы знаете, как и то, что сближение с Европой происходит, и оно необходимо. Но насколько глубока должна быть российско-европейская интеграция, каковы ее пределы и временные рамки?

— О чем же шли беседы?

— Еврочиновники очень осторожны. Заметно, как они опасаются за свое место и даже предупреждали нас: ссылок, что вот господин такой-то сказал нечто, не делать. Обозначать, как неназванный источник в Европарламенте.

Каждый рассказывал о своем направлении. И вопросы просили задавать именно на тему беседы. Еще такой штрих. В агрокомитете в парламенте Швеции в зале стояли не цветы, как обычно, а что вы думаете? Большая корзина отборной картошки. Нам всем понравилось, как говорил упомянутый выше Шульц, депутат Европарламента от Германии, замечу, проживший сорок лет в ГДР.  Его мы спросили после саммита в Стокгольме о том, как он оценивает российско-европейские взаимоотношения. И знаете, что он ответил? Медведев в своем Послании Федеральному собранию России сказал много такого, что думаем и мы. Критики в адрес его послания у нас нет. Другой вопрос, мы не понимаем, как все это будет реализовано на деле, в частности, модернизация экономики. У вас, прямо говорил Шульц, уровень коррупции большой, промышленности практически нет. Вы планируете модернизацию, которую собираетесь проводить на нефтяные и газовые деньги, но нефть и газ у вас скоро закончатся. Что будет дальше, неизвестно.

Что интересно, этот господин Шульц не так прост, как показалось. Он оказался представителем партии «зеленых». А партия эта давно уже превратилась из защитников экологии в партию, так сказать, для продвижения на рынки технологий для переработки мусора и прочего. Этот «зеленый» депутат дает совет: вам надо ваши газопроводы перестраивать на перекачку в Европу не природного газа, а созданного из отходов, из навоза. У нас есть технологии, мы готовы их вам продать. Мы все тихо так улыбнулись, переглянулись, мол, все понятно...

Была встреча в Стокгольме с партией, которой нигде на планете больше нет. Так называемая пиратская партия. Это люди, которые сделали ставку на молодежь, сидящую в Интернете. Они уверенно заявляют: почему мы должны платить за то, что скачали какой-то фильм. Все должно быть бесплатно.

— Почувствовали ли вы, так сказать, изнутри, каково отношение к России? Считают ли европейцы, что они от нас каким-то образом зависят?

— Конечно, они очень озабочены поставками газа. Россию, как я понял, противником не считают. Наши встречи совпали с саммитом Россия — Европа, особо резких высказываний не было. Абсолютно хорошая атмосфера. Ясно прочитывается намерение сотрудничать с нами. Чиновники все спрашивали, как у нас со свободой слова. Они считают, что в России островок свободы слова — это «Новая газета». В Европарламенте есть даже аудитория имени Анны Политковской. И все тот же разговорчивый господин Шульц нам попенял, что ни одно российское СМИ не отразило присуждение правозащитной премии имени Сахарова российским представителям. Одна лишь «Новая газета» постаралась. Пришлось нам ему открывать глаза, что на НТВ был получасовой эфир, на сайтах, в «Коммерсанте» — подробная публикация, в «Комсомольской правде». В ответ Шульц сообщил, что вчера он встречался с представителями «Новой газеты», и они подтвердили, что информация об этой премии была только у них. И добавил: «Мы склонны верить им больше». Вроде мы ему брешем, тюльку гоним...

— А затрагивалась ли тема Южной Осетии и Абхазии?

— Они не собираются признавать эти республики. Мы, говорят, всякий раз ставим перед правительством России, перед господином Лавровым вопросы, почему аннексированы эти республики у Грузии. На что Лавров нам возражает: а Косово? И эта карта бьет все наши аргументы. Но они признали, что напала Грузия, другого варианта у них теперь нет.

На одной из встреч я спросил о тюрьмах ЦРУ в Литве и получил прямой четкий ответ. Да, мы не знали о тюрьмах в Литве и Польше, для нас это было шоком, мы потрясены и назначили комиссию, которая с этим сейчас разбирается. Сами они все спрашивали, как у нас с правами человека...

— А вы не спрашивали о правах русскоязычных в странах Балтии?

— Разумеется, не могли обойти. Все тот же гэдээровец Шульц ответил, что эта тема «нас очень заботит, мы видим политику двойных стандартов».

— После вы попали в Стокгольм на саммит Россия — Европа...

— Весь саммит наблюдали на экране из зала пресс-центра «Ройал отеля». Пришли на итоговую пресс-конференцию. Должен признаться, что за границей к своему президенту относишься с большей любовью, чем внутри страны.

— Как наш президент там смотрелся?

— Очень достойно, это чувствовалось, когда на него с уважением смотрели и шведский премьер, и председатель Еврокомиссии. Журналистов было, наверное, человек пятьсот, наших известных много. Интересную информацию сами шведы нам выдали. Медведев не хотел ехать в Стокгольм, учитывая, что Швеция торпедировала проект «Северный поток». А потом выступил какой-то член правительства Швеции и сказал, что неправильно мы поступаем, русские по газовому проекту все законы соблюли, все наши требования удовлетворили, мы не можем им отказать. И не стало причин, чтобы не приехать нашему президенту. Мне кажется, это большая победа нашей политики. Вы видели по телевидению, а мы воочию — наш президент был очень доволен.

— Как бы вы сформулировали ваше ощущение: Европа и Россия — связи расширяются?

— Думаю, в Европе хотят интеграции с нами, но как старшего брата с младшим. Мы же, конечно, на это не настроены. Хотя у меня сложилось впечатление, что нам надо стремиться к более глубокой интеграции с Европейским союзом. Очень чувствуется, что они живут там единым народом — шведы, бельгийцы, все другие. Потрясающее ощущение — ни границ, ни паспортного контроля. Но заметно и другое: новые члены ЕС прибавляют Европе головной боли. Мы говорили, что наша страна хотела бы расширять связи, но отпугивает фальсификация истории, признание в некоторых странах бывших эсэсовцев. У меня сложилось мнение, что тенденция реабилитации нацистских преступников вызывает большое недовольство. Хотя ответ на вопрос, почему так происходит, опять же уклончивый...


Поделиться:
Копировать