«Театр ждут великие дела»

«Театр ждут великие дела»
Вдохновлённые успехом в Сеуле, руководители и артисты НГАТОиБ приготовили новосибирцам подарок к Новому году.

Руководство НГАТОиБ и ведущие артисты рассказали о том, как прошли гастроли театра в Южной Корее, как публика Сеула принимала сибирскую «Кармен», а также о предновогодней премьере оперы «История Кая и Герды».

Сеульский центр искусств — громадный комплекс, состоящий из нескольких театральных площадок. Большой зал центра включает в себя более двух тысяч мест, и этот зал наполнялся до отказа всякий раз, когда «Большой театр» Сибири давал оперу «Кармен».

— В Сеуле с оперой мы были впервые, — рассказывает директор НГАТОиБ Руслан Ефремов. — Четыре спектакля, которые мы показали, прошли очень успешно, вызвали бурный интерес у наших корейских коллег. И для новосибирского театра это, безусловно, очень важное событие.

Руслан Ефремов выразил надежду, что «корейские дни», какими бы короткими они ни были, принесут добрые плоды и что гастрольные проекты в столице Кореи будут продолжаться. А затем «передал слово мастерам».

Вместе с артистами и руководством театра в Корее побывала часть постановочной группы: режиссер-постановщик «Кармен» Алексей Степанюк и художник Игорь Гриневич.

— Хвастаться, конечно, нехорошо, но есть такая пословица: скромность — это путь в неизвестность, — так начал свой рассказ о гастролях Алексей Степанюк. — Я хорошо знаю, что такое восточные страны, и то, чему я был свидетелем в Корее, позволяет сделать вывод: новосибирское оперное искусство находится на очень даже неплохом уровне! За те годы, пока я в Новосибирске не был, в театре многое изменилось, но всего за четыре дня мы успели плодотворно поработать и с хором, и с артистами. Творческий коллектив театра — мобильный, молодой, интересный, и мне кажется, в процессе работы мы слегка изменили спектакль. Энергетическое вливание произошло и оставило заметный след.

Дирижер театра Евгений Волынский прибыл в Южную Корею заранее — затем, чтобы подготовить корейский оркестр.

— Как правило, к концу гастролей люди устают, и качество выступлений немного ухудшается, — говорит Евгений Волынский, — но здесь все было наоборот: с каждым спектаклем накал страстей увеличивался, исполнители раскрепощались. Конечно, жаль, что не было нашего родного оркестра, который с полуслова понимает и артистов, и дирижера. У корейского оркестра свое ощущение музыки и динамики. Разумеется, нам всем пришлось непросто: новая площадка, новый зритель — это всегда большой стресс. Но я считаю, мы выдержали испытание достойно, показали профессионализм, и с каждым спектаклем оркестр, солисты, хор чувствовали себя все свободнее.

— Зрители в Сеуле обычно очень сдержанные, — делится впечатлениями Вероника Джиоева, солистка театра, — не слишком эмоциональные... Но после наших спектаклей они кричали, топали, аплодировали! Когда я не пела, я сидела в зале как зритель и наблюдала, что происходит на сцене. Спектакль был сказочный! Алексей Степанюк заставил «Кармен» жить новой жизнью. А то, что Евгений Волынский сделал с оркестром (так мастерски и так быстро) — просто фантастика! Все прошло, поверьте мне, на грандиозном уровне. Неслучайно после спектаклей к нам подходили директора опер и артисты, чтобы выразить свое восхищение.

Олег Видеман, солист оперы, с Вероникой Джиоевой соглашается, но при этом добавляет, что «все же очень хорошо вернуться в наш театр, не сравнимый больше ни с одним театром в мире... Спасибо ему за то, что мы в нем творим и можем дарить наше искусство людям».

— Когда я был мальчиком, — добавляет Олег Видеман, — я как-то услышал в одном из интервью потрясающее высказывание Аллы Пугачевой. Ее спросили: чувствует ли она подъем после удачного концерта? И Алла Борисовна, у которой неудачных концертов просто не было, особенно в те годы, ответила так: самый главный показатель удачного концерта — полная внутренняя опустошенность. Понимание, что ты отдал все... Примерно такое чувство у меня сейчас, ощущение, что отдано самое лучшее. И для меня это — главный показатель, который говорит: все состоялось!

Представив состоявшиеся проекты, участники пресс-конференции рассказали о планах на будущее. В начале декабря, для обсуждения следующих гастрольных туров, ожидается визит в Новосибирск корейской делегации из культурного центра Сонгнам. В декабре на гастроли отправятся артисты балета: повезут в Южную Корею один из самых популярных, «звездных» спектаклей — «Щелкунчик». Обновленная «Кармен» обязательно вернется на сибирскую сцену, но — чуть позже. Увидеть спектакль, ставший, по мнению очевидцев, более страстным, более живым, новосибирские зрители смогут только в следующем году.

Что же касается предновогодней премьеры «Истории Кая и Герды», уже сегодня известны имена художника и режиссера: Игорь Гриневич и Алексей Степанюк. Опера-сказка — это хороший повод обрадоваться знакомому сюжету, представшему в оригинальном преломлении. Хотя бы потому, что опера, понятная для детей, — явление очень редкое...

Впрочем, создатели будущего спектакля подчеркивают: сказка рассчитана на семейный просмотр и не является сугубо «детским направлением». «История Кая и Герды» — это не только замечательная музыка, но глубокие стихи, написанные Татьяной Калининой, незаурядным поэтом, близкой подругой Беллы Ахмадулиной. Татьяна Калинина — автор многих песенных текстов (например, к фильму «Синяя птица»), ее поэтические строки вдохновляли композитора Андрея Петрова.

— Когда мне поступило предложение на постановку оперы в новосибирском театре, для меня это был, можно сказать, особый знак, — говорит Алексей Степанюк. — В Питере, где традиционно шла «История Кая и Герды», спектакли были прекращены, потому что декорации погибли во время пожара. Альтернативы питерской постановке пока не существует. Думаю, в содружестве с такой мощной бригадой спектакль получится сильный. Я вообще считаю, что эта опера, эта музыка, эта история — она не только для детей, но также для взрослых, которые в глубине души остаются детьми. Это вечный сюжет о благородстве, о том, что нужно не проходить мимо обездоленных, мимо бездомных собак — которых, кстати, я встретил сегодня здесь, около театра, и которые так припустили за мной, что пришлось купить им кое-какой еды... Один из персонажей сказки, Фонарщик, поет о сострадании, о доброте:

Скитальцам, потерявшим отчий дом,

Кто знает, что такое боль и жалость,

К чьим грубым башмакам земля прижалась

Травой...

Это по-настоящему глубокие, «взрослые» стихи, хотя сюжет оперы — детский. А еще — красивая музыка Сергея Баневича в стиле Петрова, Баснера, Леграна...

Грядущая постановка тем более значима, что в период реконструкции Новосибирский оперный потерял основные «детские» проекты. И вот теперь, «зализывая раны», обращается к детской опере, бросая на создание постановки главные творческие силы, «тяжелую артиллерию», привлекая к работе режиссера высочайшего уровня.

Словом, театр «ждут великие дела»: как объясняют участники пресс-конференции, «мы не планируем революцию», но «надеемся, что результат получится интересный». В конце концов, последние слова «Истории Кая и Герды» — «за февралем всегда наступит март» — вселяют радость, оптимизм и веру в будущее.


Поделиться:
Копировать