Мина из прошлого

Мина из прошлого
Последствия семипалатинских ядерных испытаний до сих пор аукаются в нашей области ростом онкологических заболеваний.

Знаете, какой факт больше всего поразил меня, когда я слушала доклады на международной конференции, посвященной 60-летию с начала испытаний на Семипалатинском полигоне? То, что самая высокая продолжительность жизни в Японии у жителей Хиросимы и Нагасаки, подвергшихся ядерной бомбардировке. И это не потому, что высокая радиация полезна для здоровья, а оттого, что именно в этих городах повышенное медицинское внимание и гарантированное медицинское обслуживание всем жителям. Маленькая деталь, позволяющая сразу же увидеть всю разницу, а вернее, пропасть — между отношением к людям там и у нас.

Как рассказывали на конференции бывшие семипалатинцы (военные, отслужившие на полигоне весь срок службы, и жители, не один год прожившие рядом с полигоном), государственный закон, по которому полагаются льготы пострадавшим от семипалатинских испытаний, имеет огромное количество нормативных и подзаконных актов, которые перечеркивают возможность получения льгот. А потому даже те, кто имеют на руках документы о том, что действительно находились на семипалатинском полигоне и на самом деле имеют реальные заболевания, получить реальную помощь не могут. Как правило, слыша: «А вы докажите, что ваша болезнь появилась именно из-за семипалатинских испытаний! Может, вы на вредном производстве отработали год-два? А может, у вас наследственность плохая?»

На конференции не один раз произносилось с трибуны, что даже просто особый медицинский учет для семипалатинцев сильно облегчил бы им жизнь. Но Россия не Япония, и желания властей в нашей стране помогать людям, пострадавшим от государства, нет. Лишь отдельные энтузиасты работают, отыскивая в бывших засекреченных материалах доказательства разрушительного воздействия на здоровье нации не разовых, а перманентных ядерных испытаний, проводившихся в течение 40 лет. Что касается полноценных научных изысканий в рамках государственных программ и заказов, то их нет тоже. Замечу, что и сама конференция была организована общественной организацией «Союз семипалатинцев», руководителем которой является Елена Якубовская, а не какой-либо государственной структурой. К слову, хотя организаторы пригласили на нее много высоких лиц, никто из них на конференции не появился. Что, согласитесь, сразу же проясняет многое в отношении властей к проблеме Семипалатинского полигона.

А ведь факты, которые были приведены докладчиками, должны были бы заинтересовать депутатов и чиновников, став поводом для их немедленных активных действий. Начну с того, что исследования ученых подтверждают влияние ядерных испытаний на генетический аппарат людей. В том числе находящихся на больших расстояниях от Семипалатинска. Собственно, доклад Людмилы Осиповой, кандидата биологических наук Института цитологии и генетики СО РАН, базирующийся на данных анализа здоровья жителей села Малое Голоустное Иркутской области, был с начала до конца вот таким одним большим доказательством.

В начале выступления она честно призналась, что, начиная исследования, сама не верила, что найдет столь явное подтверждение влияния семипалатинских взрывов на здоровье нескольких поколений жителей этого весьма удаленного села. Чтобы не перегружать память читателей, приведу лишь несколько самых важных выводов ученой. Во-первых, ухудшение здоровья жителей села от начала проведения испытаний на Семипалатинском полигоне прослеживается неопровержимо. Во-вторых, едва ли не у всех жителей села найдены изменения в хромосомном аппарате (вплоть до 5 X-хромосом). В-третьих, влияние радиационного облучения в какой-то степени нивелировано тем, что жители Сибири — люди могучего здоровья (мигранты из Центральной России, смелые и сильные, не побоявшиеся переехать в конце XIX и начале XX века в Сибирь). Но даже являясь сами долгожителями, обследованные не смогли передать свое здоровье по наследству потомкам (их дети больны, а порой у долгожителей детей не оказалось вообще). И это, безусловно, связано с последствиями ядерных взрывов.

Говоря непосредственно о жителях нашей области (которая, как известно, тоже пострадала от взрывов в Семипалатинске, что, правда, до сих пор не признано государством), нужно сказать о том, что по количеству новообразований НСО в 2008 году вышла на первое место в СФО. А вообще в нашей области каждый год увеличивается на 3—4% количество людей, имеющих злокачественные образования. Причем, начиная с 1989 года, рост онкозаболеваний в Новосибирской области опережает средние показатели по России. Понятно, что на появление рака влияет много факторов, в том числе и уровень жизни, но тем не менее связь явно видна. А для того, чтобы связь онкозаболеваний с ядерными испытаниями в Семипалатинске ни у кого больше не вызывала сомнений, на конференции был приведен и такой факт: по сравнению с 1960 годом количество онкозаболеваний в НСО удвоилось.

Впрочем, чтобы новосибирцы не «загордились», почувствовав себя самыми радиоактивно заметными личностями всей России, а также для того, чтобы подчеркнуть необходимость научных работ по длительным последствиям радиационного облучения абсолютно для всех, ученые во время своих выступлений неоднократно говорили: в России нет территорий, не пострадавших от ядерного излучения. Собственно, карта нашей страны, с точки зрения радиационного облучения, чуть ли не одно большое черное пятно. Понимать это тем более важно, потому что сегодня наше государство получило своеобразную передышку. Так называемую «радиационную» паузу. Именно поэтому сейчас нужно направить все силы на то, чтобы проводить исследования, профилактику и реабилитацию людей, пострадавших от радиационного облучения. Нужны программы мониторинга здоровья разных групп людей и выявления групп риска. В будущем, когда обязательно начнется строительство новых ядерных электростанций, нужно не только не допустить нового Чернобыля, но и знать, чего следует больше всего опасаться от радиации и как следует бороться с ее последствиями!

И замалчивание, как это происходит сейчас с последствиями ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, только вредит пониманию повсеместно происходящего ухудшения здоровья людей, снижения репродуктивной функции у всей нации. Пусть даже все последние годы, как говорил Валерий Суслин, начальник отдела надзора за радиационной безопасностью Управления федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия людей по Новосибирской области, радиационный фон нашей области не вызывает беспокойства.

Надо сказать, что Валерий Суслин занимается изучением радиационных последствий в Новосибирской области уже несколько десятков лет. По его словам, самые лучшие научные исследования на тему радиационных последствий проводились в 50—60-е годы. Часть работ тогда была засекречена (некоторые из них сегодня стали доступны), часть публиковалась. Некоторые данные тех лет он привел в докладе. Например, в период с 1967 по 1972 год в нашей области у мух дрозофил (которые для специалистов-генетиков являются главными «подопытными кроликами» и показателями генных мутаций) резко возросло количество генных нарушений. Исследования того же времени, проведенные учеными, выявили у детей Новосибирска примерно такие же, какие выявлены Людмилой Осиповой в Иркутской области, нарушения в генном аппарате.

Не буду пересказывать все сказанное Валерием Суслиным, опять же ограничившись только одной цифрой из его выступления. Примерный экономический ущерб от вреда семипалатинских испытаний равен 194 миллиардам рублей. Понятно, что горе от смертей и болезней близких в этот расчет не входит. Но хотя бы примерно осознать, сколько всё же стоят всем нам, нашей стране и экономике, радиоактивные последствия,  совершенно необходимо. Так же как необходимо сегодня говорить о проблеме здоровья российской нации не вообще, а с точки зрения уже известных последствий для здоровья людей. Прицельно, а не примерно, как сейчас — работая над профилактикой и реабилитацией этого национального богатства. Все возможности для этого в России есть. Еще бы к этому желание властей...


Поделиться:
Копировать