Смертельный удар

Девятнадцатилетний коченевский паренек Коля Коловерин в мае нынешнего года ушел служить по призыву. Домой вернулся в конце июля, почти через два месяца. В цинковом гробу…

Девятнадцатилетний коченевский паренек Коля Коловерин в мае нынешнего года ушел служить по призыву. Домой вернулся в конце июля, почти через два месяца. В цинковом гробу…

Одна из последних фотографий Николая Коловерина: он с бабушкой

«Ваш сын, Коловерин Николай Сергеевич, умер 22 июля в 23 часа в результате остановки сердца». Эту телеграмму мать Коли, Лариса Николаевна, прочитала уже вечером, когда вернулась с работы домой. «Груз 200» в Коченевский район прибыл не сразу, спустя пять дней. Похоронили парня 29 числа, во вторник, а в среду Коле было уже девять дней.

Понять, почему тянули с отправлением гроба из Читинской области, где он проходил службу, в Новосибирскую, ни мать, ни другие родственники не могли.

— Так долго не предавать тело покойного земле — это не по-христиански, — говорит Лариса Коловерина. — Но я думаю, что так мой мальчик дал мне время подготовиться к встрече с ним, дал время, чтобы примириться с обстоятельствами.

Никто, в том числе и сопровождавший гроб с телом военнослужащего, теперь уже бывший заместитель командира полка подполковник по воспитательной части войсковой части 52410 В. В. Елагин, не мог конкретно назвать причину смерти Николая, ссылаясь на то, что пока ведется следствие.

Хоронили солдата-срочника как полагается, со всеми почестями. Огромную толпу собравшихся — ровесников, школьных учителей, соседей, коллег по работе, родственников, опекаемых фельдшерами «скорой», и неиссякаемое количество цветов — все это поселок Коченево запомнит надолго. «От приехавших с прежнего места работы Николая, ТЭЦ-2, узнали, что он мог получить «бронь«, но отказался, заявив, что хочет быть патриотом», — пишет местная районная газета. Подобное известие для большинства его знакомых стало нонсенсом. Ведь сейчас расклад таков — «откосил» — молодец, нет — с точностью до наоборот.

Мама Коли не была против службы, но и особой радости не испытывала, когда провожала сына в Читу. Единственное, что успокаивало Ларису на тот момент, — ее сын будет служить в образцовом воинском орденов Ленина и Кутузова танковом соединении: он абсолютно здоров и все физические нагрузки ему по плечу. Маменькиным сынком Коля никогда не был, за юбку не прятался.

— Чего скрывать — дрался, — рассказывает Лариса. — И битым был, и сам мог накостылять, но первым в драку никогда не лез. Я с детства его приучала, что сначала нужно думать головой, а рукам давать волю в самый последний момент.

Именно поэтому Коловериных шокировало известие, что, согласно заключению медицинской комиссии, сын их умер в результате рефлекторной остановки сердца из-за удара тупым предметом в брюшную полость.

Следствие по этому делу шло не одну неделю. По словам старшего следователя военно-следственного комитета при прокуратуре РФ по гарнизону Деревянная Вячеслава Сафеева, за первые трое суток следствие не продвинулось ни на шаг. Причина проста. Двое сослуживцев Николая, которые оказались единственными свидетелями, не хотели давать правдивых показаний. Выгораживая другого, они подставили себя. Оба понесли наказание: двадцать и тридцать суток дисциплинарного ареста.

— Объяснять, почему дети не хотели сотрудничать со следствием, можно по-разному, — продолжает мать Коли Коловерина. — Ребята выросли в нашем обществе, а не с Луны свалились. Ситуация, когда человек становится страусом ради того, чтобы избежать проблем, не нова. Мне же эти ребята рассказали, что их просто-напросто запугали, пообещали, что, если расскажут, жизни им не будет.

Только спустя неделю картина происшедшего стала ясна.

Та самая часть, где началась армейская служба Николая и закончилась его жизнь

— Николай Коловерин в части находился на особом счету, — поясняет старший следователь Вячеслав Сафеев. — Еще до принятия присяги за ним была закреплена должность каптера, помогал прапорщику распределять одежду, постельные принадлежности. Руководящий состав части предлагал ему после окончания срочной продолжить службу. Понятно, что завистники были.

По данным следствия, вечером 22 июля к нему подошел старший сержант Баранов, приказал Коловерину сбегать за чаем. На ответ: «Чай принести не могу, в казарме командир роты» — Баранов ударил Николая кулаком в область солнечного сплетения. Для него это был смертельный удар. Сердце остановилось от внутреннего кровотечения.

Как оказалось, шансы, хоть и мизерные, на спасение у Коловерина были. Запустить сердце можно было прямым массажем со вскрытием грудной клетки. Но на тот момент никто не мог понять, почему у него пошла пена изо рта, почему упал, потерял сознание. Помощь ему была оказана, но не та.

В данный момент предварительное следствие уже закончено, суд назначен на конец сентября. Виновный в смерти Коли Коловерина двадцатиоднолетний старший сержант, кстати, также житель Новосибирской области, вины своей не признает. Причем сначала он утверждал, что ударил солдата-срочника другой его сослуживец, позже признался, что, совершая подобный поступок, не думал, что может убить человека. Но такого понятия, как «думал — не думал», военный трибунал не признает, поэтому по закону ему полагается двенадцать лет строгого режима. Кстати, если бы подобного не произошло, то 27 октября согласно приказу об увольнении Баранов отправился бы домой. Но судьба распорядилась так, что ближайшие десять лет он наверняка проведет в местах не столь отдаленных.

В свою очередь Лариса Коловерина предъявила иск государству. В лучшем случае у нее получится отсудить 120 солдатских окладов (как единовременную компенсацию) и пенсию, что предусмотрено страховкой.

Как пояснили в следственном отделе города Читы, подобные случаи в каждой части происходят один-два раза в год. Сейчас, после смены руководства, статистика пошла на спад. Но все же возникает вопрос: если государство пытается создавать условия, чтобы парни, попавшие на год «за забор», не чувствовали себя изгоями общества, почему бы не начать принимать меры сначала не на высшем уровне, а на местах? Ведь прапорщики и сержанты для срочников — это и мать родная, и отец, и брат. А, как известно, приемные родители не всегда бывают ласковыми с детьми.

Ну а пока ведутся все эти высокопарные разговоры, мать Коли думает, где бы раздобыть денег сыну на памятник.

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать