Птица по имени — Су-27

В небе — «Русские витязи». Тяжелый неуклюжий истребитель Су-27 творитчудеса, словно легкая птица, стихия которой — воздух.

«Русских витязей» знают почти во всех странах мира: они участвовали в многочисленных показах, а недавно выступили в нашем городе. Один из них — Игорь Шпак

Мастерство на грани фантастики. Совершенство, выходящее за пределы реальности. В небе — «Русские витязи». Тяжелый неуклюжий истребитель Су-27 творит чудеса, словно легкая птица, стихия которой — воздух.

Высший пилотаж

Игорь Шпак

Гордость и восхищение — вот те чувства, которые возникают у зрителей. Глядя на них, понимаешь, какая она — настоящая жизнь настоящих мужчин. «Витязей». Их самолеты окрашены в цвета Государственного флага, эмблема — на голубом фоне в виде щита — ромб самолетов. Стране есть кем гордиться.

— У летчика во время полета эмоций быть не должно, — рассказывает один из «витязей» гвардии полковник Игорь Шпак. -Они могут появиться потом, но в воздухе — сильнейшая физиологическая нагрузка. Работа, на самом деле, крайне тяжелая. Летчик уже через двадцать минут выходит из самолета совершенно мокрым. После такого не грех даже выпить по 50 граммов. После одного из показов, когда мы вышли из самолетов, к нам подводили восхищенных детей, старики со слезами на глазах благодарили: «Спасибо, вы нам добавили несколько лет жизни»…. Ради этого стоит работать.

«Петля Нестерова», «вираж на форсаже», «зеркало и колокол на встречных курсах», «горка», «переворот на горке», «косая петля» — названия завораживают. Уникальность «витязей» в том и заключается, что это единственное в мире пилотажное подразделение, которое выполняет групповой высший пилотаж на боевых самолетах класса тяжелых истребителей. Удержать Су-27 в плотном строю при маневрировании группы очень сложно, на Миг-29 — гораздо легче, но так исторически сложилось, что для самых сильных — сложнее задача.

— Придумать новые фигуры очень трудно, — рассказывает Игорь. — К тому же самолеты Су-27 имеют пределы своих возможностей, мы и так работаем на максимуме. Не так давно мы стали выполнять «зеркало» — два самолета выполняют фигуру — словно отражение одного в другом. Выполняем совместный ромб со «стрижами» — это девять самолетов в одном строю. Самолеты разноплановые, у них различные возможности и аэродинамика, требуется высокий уровень мастерства от всех летчиков. Недавно создали комплекс вращения всего строя относительно оси — три вращения. Строй при этом не должен нарушаться. Есть задумка сделать «колокол» четырьмя самолетами. Будем учиться постепенно. Нужно довести до совершенства технику, чтобы выглядело красиво, а это сложно.

Доверие на все 100

Игорь Шпак выполняет полеты в качестве левого и хвостового ведомого и на встречный пилотаж. В группе «Русские витязи» с 2001 года. Он командир группы и военный летчик-снайпер. Очень сдержанный и собранный человек и разговаривает он, взвешивая каждое слово.

Доверие — вот что главное в их отношениях. Ошибку совершит один — виновата вся группа. В небе они одно целое. Работа летчиков должна быть предельно слаженной, среди них нет врагов, нет зависти, конкуренции.

Наш ведущий

В небе «Русские витязи»: красота и скорость

— Ведущему мы доверяем на все сто процентов, — говорит Игорь. — Наш ведущий Игорь Ткаченко — тот человек, к которому все члены экипажа испытывают безграничное доверие. Ведущий всегда пилотирует без ошибок. Мы так его и называем — Шеф. Трудно всегда — правый ты или левый ведомый, везде свои сложности. Наша группа достигла совершенства, мы все взаимозаменяемы с высокой степенью надежности. Одна проблема — не можем себя увидеть со стороны.

Даже во время перелетов они не расслабляются — летят так, чтобы расстояние между консолями не менялось — один метр. Как-то во время перелета через границу произошло недоразумение — до вылета сделали заявку, что перелетают пять самолетов, а метка отбивается одна. Диспетчер стал запрашивать в тревоге: «Почему летит один самолет?» «Витязи» отвечают, что самолетов пять. «Не может быть!» — ругается диспетчер. «Выйдите на улицу, через минуту вы нас увидите», — отвечают ребята. Диспетчер выбежал на улицу и долго не мог поверить в увиденное.

«Русские витязи» — название родилось 5 апреля 1991 года после долгих споров, и кто-то из ребят произнес слово — «витязи». Теперь все «витязи» считают, что лучше и придумать было нельзя. Да и военный самолет Су-27 — большой, грузный, надежный — чем не «отважный, доблестный воин»?

В сентябре 1991 года «витязи» вылетели в Великобританию, после этого были Малайзия, США, Франция, Голландия, Канада, Словакия, Норвегия, Бельгия и Люксембург. Их везде ждал успех. В декабре 95-го они выступили на авиасалоне в Малайзии. Но домой, увы, вернулись не все. Ужасная погода, нулевая видимость, ошибка лидера другой группы на Ил-76 — все это привело к тому, что при заходе на посадку на вьетнамском аэродроме Камрань три истребителя столкнулись с горой. Пилотов похоронили на кладбище села Никольское вблизи Кубинки. Полтора года после этого «витязи» не летали.

— Опасные ситуации случаются и сейчас, но подобное — исключено, — рассказывает Игорь. — Но связаны они не с опытом летного состава: техника есть техника. Несколько раз были отказы двигателей. Как-то на показе в моем самолете отказал один из двигателей, тем не менее, мы закончили фигуру и сделали роспуск — никто ничего не заметил.

На высоких скоростях

Кубинка — небольшой закрытый военный городок со своей знаменитой авиабазой. Шестьдесят лет назад, 1 мая 1946 года, летчики-асы из Кубинки впервые прошли над Москвой в строю парадного расчета. Этот авиационный гарнизон известен россиянам как школа номер один пилотажного мастерства, одна из крупнейших баз Российских ВВС в Московском регионе. В городке в основном живут действующий состав и ветераны, которые всегда готовы поделиться своим опытом с более молодыми товарищами. Дома «витязи» проводят не так много времени, как хотелось бы, — постоянные командировки. Когда нет командировок, занимаются подготовкой молодых летчиков, полетами по боевой подготовке.

— Я не делаю разницы между зарубежными командировками и показами в России, — рассказывает Игорь Шпак. — С одной стороны, мы горды тем, что представляем свою страну за границей, мастерство нашего состава на достойном уровне, за который нам не стыдно, но и наши люди должны знать, на что способны их летчики. Без ложной скромности могу сказать, что русская авиация — лучшая в мире, несмотря на провальные 90-е, когда даже не было керосина. Наша школа сильно отличается от иностранных — там больше занимаются эстетической стороной показа, под музыку, с дымовой завесой. У нас делается акцент на то, чтобы показать возможности самолетов и высокий уровень мастерства. На высоких скоростях, максимально предельных возможностях.

Проблемы с керосином, к счастью, ушли в прошлое, стала появляться новая техника, начинает летать молодежь, вырос престиж — не сказать чтобы прыгнул, но все-таки значительно повысился конкурс в летное училище. Зарплаты у нас небольшие, уходят многие, но мы — остаемся.

Как-то из Арабских Эмиратов — кстати, арабы приняли нас на высочайшем уровне — мы прилетели в Астрахань. В Эмиратах жара плюс 30, в Астрахани минус 20. Дует сильный ветер. Нас привели в казарму, но там — холодно, спать невозможно. На следующий день у самолетов не завелся ни один двигатель, улететь не смогли. Поехали мы в город, сняли комнаты в гостинице, а техники за ночь все восстановили.

А в Норильске мы ездили на рыбалку. Улетели еще на вертолете на 200 километров от нашей базы. У льда толщина — полтора метра, набурили лунки и сели на морозе ловить рыбу. Одну я даже поймал. А у нас традиция — когда поймаешь первую рыбу, сырую порезать на кусочки, посыпать солью и съесть. Пришлось есть.

В 2006 году в ОАО группа заняла первое место в классе реактивных самолетов, и нам вручили золотые медали FAI. Мы выступили с новой программой, в которую вошла групповая бочка в пилотажном порядке «клин».

Мы выступали во многих странах мира. Летная братия плотно общается, со многими дружим. Наверное, я был везде.

Чего ещё не видели

Комбинезоны у «витязей» дорогие — нужно представлять страну за границей, они сами участвуют в разработке спецодежды. Комбинезон должен быть удобным: сбоку есть карман для карты; на руке — для мобильного телефона, для ручек. Зимний вариант должен быть легким, но теплым, летний — прочным, но хорошо продуваемым.

А еще есть противоперегрузочные костюмы — на первый взгляд, нечто непонятное, с дырочками и многочисленными замками, который разработан для того, чтобы помочь летчикам справиться с перегрузками, которых во время показов множество. Эти нагрузки не выдерживают порой даже очень опытные летчики.

«Витязей» не испугать плохой погодой и дальними расстояниями — они выполняют беспосадочные перелеты, работают на высоких скоростях, испытывают страшные перегрузки и способны на многое на любом самолете. Но, наверное, скоро настанет то время, когда летать они будут на более современных, лучше технически оснащенных машинах с другим диапазоном возможностей. Страшно даже подумать, что тогда они нам смогут показать.

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать