Говорящие нити

Четырнадцатилетняя Митиру Кобаяси впервые за границей. И свое представление о России и о людях, о своих сверстниках, живущих в Сибири, она получила благодаря пребыванию в русской семье.

Десять японских подростков, неделю проживавшие в семьях своих новосибирских сверстников, распрощались с новыми друзьями и возвратились домой

Познакомить с русской культурой Митиру помогли Настя, Юля и их мама Светлана

Четырнадцатилетняя Митиру Кобаяси впервые за границей. И свое представление о России и о людях, о своих сверстниках, живущих в Сибири, она получила благодаря пребыванию в русской семье. Супруги Светлана и Александр Прокопович хотели, чтобы их дети познакомились с восточной культурой и научились общаться с носителями иных традиций, поэтому и пригласили девочку из города Саппоро провести несколько дней в их доме. Больше всего Светлану и Александра волновало, как они будут понимать друг друга? В этой семье не знают японского, а Митиру ни слова не понимает по-русски. Однако общий язык детям долго искать не пришлось. Простой способ непринужденного общения знаком каждому ребенку независимо от национальности — это язык детства, язык игры: жестов, мимики и даже тона. Так и «построился» мостик дружбы сестер — тринадцатилетней Насти и девятилетней Юли — и четырнадцатилетней Митиру. А посмотреть, как это происходит, удалось корреспонденту «ВН», который пришел в гости к «принимающей стороне». Здесь начиналось обычное субботнее утро.

Утро по-японски

У Митиру оно начиналось раньше, чем у остальных членов семьи, — примерно в семь часов, когда в Саппоро было десять. К разнице во времени Митиру за шесть дней в Новосибирске привыкнуть так и не успела.

Немного позже компанию Митиру составила младшая из сестер, девятилетняя Юля. Вместе они быстро находят, чем заняться — погружаются в оригами. Кажется, что Митиру собрать из бумаги (предмета особой гордости своего родного Востока, где и родилось это величайшее изобретение) может все что угодно. Она научила Юлю создавать самые разные фигурки. Во время этих занятий Митиру рассказывала девочке легенду о японском журавлике.

Как Юля смогла понять историю, поведанную ей на незнакомом языке, для родителей осталось невдомек. Но, даря своим родным аккуратно сложенных бумажных птиц, Юля рассказала не только о том, что этот сувенир сулит здоровье и долголетие тому, кому его подарили, но и упомянула о трагедии в Хиросиме и Нагасаки. Вопросы, возникающие у взрослых по ходу разговора, русский ребенок «переводил» японской девочке своим особым способом, в котором разговорник не понадобился.

Языку жестов Юля не училась, но я стала свидетелем, что этой наукой она владела в совершенстве, хотя и на уровне интуиции. Остальным же членам семьи не всегда удавалось, делая, как им казалось, то же самое, объяснить свою мысль. Язык жестов индивидуален, и в каждой стране он свой. Например, недоумение вызывает жест, которым мы, русские, вслед за европейцами стали обозначать свое согласие: соединив указательный и большой пальцы в виде кружка. Мы имеем в виду «о’кей», а для Митиру это воспринимается как желание получить деньги. Поэтому в семье Прокопович решили вместе с русско-японским разговорником приобрести и азбуку значений японских жестов.

Специальной бумаги, которую привезла с собой Митиру, хватило не только на бесчисленные кораблики, голубей и хлопушки. Еще дома, в Саппоро, Митиру подготовила бумажные сувениры для всех, с кем ей предстояло увидеться в России хоть однажды. Мне тоже через несколько минут после знакомства был преподнесен серебристый лоскуток с атласной розовой ленточкой и двумя иероглифами, которые значат «единственная встреча в жизни».

Иногда утренние часы девочки коротали за игрой в паутинку — не менее интересным мостиком общения между детьми. Митиру научила сестер Настю и Юлю создавать из нити целый мир. Уже на четвертое утро фигуру Токийской башни ловкие пальцы «строили» за несколько секунд.

— Они без слов друг друга понимают, — подытожила Светлана Дмитриевна.

Весь день по магазинам

Даже, говоря на разных языках, можно создать токийскую башню

А вот уже и остальные члены семьи проснулись и собираются приступить к завтраку. Когда в доме поселилась девочка из Японии, традиции менять не стали, чтобы Митиру узнала как можно больше о России и о том, что готовится на русской кухне. Здесь она впервые в своей жизни попробовала блины и жаркое, курицу, запеченную в сухарях, и борщ. А сегодня всей семьей решили устроить интернациональный завтрак — перекусить бутербродами. Мама Светлана призналась, что каждый день ей приходилось ломать голову над тем, что бы приготовить:

— В Японии культура другая, — рассказывает Светлана Дмитриевна. — Это касается не только приема, но и приготовления пищи. Поэтому мы не могли потчевать Митиру всем, что сами едим. Как и другие семьи, в которых жили японские подростки, мы отказались от идеи угостить девочку пельменями или жареной картошкой. Нас заранее предупредили, что в Японии люди не привыкли к жирной и жареной пище. Даже салаты наши, заправленные майонезом или растительным маслом, а не соевым соусом, им не по вкусу. В отличие от наших детей, в Японии не любят газировку. Вообще из всех напитков Митиру, как и другие японские дети, предпочитала пить простую воду. Митиру равнодушна и к шоколаду, который обожают наши дети. Но мы были готовы к тому, что у ребенка, который вырос в другой стране, вкусы совершенно другие. Поэтому старались ненавязчиво показать русские традиции и не ломать устоявшиеся привычки.

Пожалуй, церемония принятия пищи — это единственная вещь, которую отметили и девочки, говоря о различиях между японскими подростками и собой.

— Они очень долго едят, не торопятся, — рассказывает Настя. — Может быть, это потому, что им приходилось пользоваться вилкой и ложкой, а не японскими палочками….

— А может быть, им непривычно то, что им предлагали, — подхватывает глава семейства Александр. — Но они очень воспитанные, скромные и некапризные, чтобы признаться.

— Нет, — не соглашается дочь. — Когда мы во время прогулок по городу заходили в кафе, ребята говорили нашему переводчику, что русские блюда — вкусные. Просто порции очень большие.

Впрочем, узнать о том, что больше всего понравилось Митиру, для всех членов семейства оказалось большой неожиданностью. Самым настоящим лакомством девочке показались… сухари. Именно это хрустящее блюдо она захотела взять с собой, чтобы угостить своих японских подруг и родню.

После легкого завтрака предстоял нелегкий день. Сначала семья отправилась в боулинг, который, как оказалось, любят как русские, так и японские дети. Но самое интересное было впереди. Одно из увлечений Митиру — это шопинг. Этому ее любимому занятию и решили посвятить остаток субботнего дня. Но под шопингом Митиру имела в виду вовсе не беспорядочную скупку всего, что нравится. Бижутерия, косметика, юбки и платья девочку не интересовали совсем. Несколько часов семья провела в отделе детских игрушек и сувениров. Здесь Митиру приобретала все, что символизировало Россию: матрешки для подруг, Чебурашки для родных, берестяные сувениры для знакомых….

Новосибирские вечера

Ну а после следовала неизменная часть, которая завершала каждый вечер, — прогулка по городу. Это было самое любимое новосибирское времяпрепровождение Митиру, от которого она не уставала. Перед отъездом она призналась (в версии электронного переводчика):

— Здесь было приятно и весело. Очень понравились здания в Новосибирске и затмение Солнца.

Правда, перевести чувства по поводу этого последнего события оказалось японскому чуду техники не под силу. Тогда Митиру решила, что лучше всего описать их жестами. Действительно, разве можно выразить словами то, что вечером первого августа увидели все, кто был в Новосибирске. И если память об этом событии сохранилась в наших сердцах, то японские дети увезли с собой документальное подтверждение об этих двух минутах без солнца. Каждый из десяти детей из Саппоро получил именной сертификат, в котором зафиксировано, что ребята стали свидетелями этого уникального природного феномена. А от русских родителей Митиру увезла подарки для своих мамы и папы, которые хорошо воспитали свою дочь.

— Митиру очень скромная девочка, — хвалит ее Светлана Дмитриевна, — надеюсь, что моя Настя тоже покажет себя воспитанным ребенком, когда в следующем году поедет в Саппоро, где ее примут в японской семье.

— Меня поразило то, какие японские дети исполнительные и усидчивые, — поделился своими впечатлениями от знакомства с Митиру глава семьи Александр Георгиевич. — С одной стороны, Япония — страна высоких технологий, и странно видеть, как хорошо подкованный в этих вопросах ребенок предпочитает не компьютерные, а тихие игры — складывать фигурки из бумаги, собирать пазлы или плести замысловатые фигуры из нитей.

Самолет унес десять подростков домой, в Страну восходящего солнца. А под потолком в гостиной одной новосибирской квартиры, где Настя, Юля и Митиру засиживались допоздна, рассматривая фотографии или играя в пиксисо, парят четырнадцать японских журавликов, символ мира и здоровья, которые девочка из Саппоро накануне своего отъезда пожелала гостеприимной русской семье.

Поделиться:
Копировать