Музыка в пламени

С театром огня «Ритмы пламени» новосибирцы смогли близко познакомиться в День города. Последняя программа фаер-шоуоткрывала праздничный салют в честь Дня города.

Театр огня — искусство, которое завораживает, но понятно не всем

С театром огня «Ритмы пламени» новосибирцы смогли близко познакомиться в День города: он трижды выступал на площадках города 29 июня. Последняя, тринадцатиминутная, программа фаер-шоу завершала рок-концерт и открывала праздничный салют в честь Дня города.

Существует театр всего около месяца. Он объединил три небольших коллектива новосибирских фаерщиков, которые хотят поделиться своим творчеством с новосибирцами. Фаер-шоу в День города пока самое крупное их достижение, а мечта — выступить вместе с командой по капоэйре.

Свои репетиции они проводят обычно в сквере Героев революции. Схема их проста: расходятся люди в разные стороны и отрабатывают различные упражнения. Но одну из первых после Дня города репетиций решили сделать облегченной.

— Слишком устали в День города, к которому готовились целый месяц, — пояснил один из фаерщиков Александр. — Обычно мы собираемся каждый день, в крайнем случае, раз в два дня и интенсивно работаем два часа. А вместе с перерывами и разговорами выходит около трех.

Руководителя как такового в театре нет. Это принципиально. «Нас двенадцать, и каждый по характеру — лидер», — коротко прокомментировал Александр. Другое дело, что есть ответственные за каждое отдельное выступление.

Больше всего фаерщикам нравится работать под барабаны, хотя они ставили программы и под рок, и под скрипку.

Что касается реквизита, то для такого специфичного жанра он, конечно, особый. Это пои (цепи с шарами из асбеста на концах), стафферы (палки) и более сложные — веера. Для разных способов вращения существуют свои названия — английские термины. Одно из самых простых — spiral, то есть вращение поев перед собой, постепенно наматывая их на запястья, а потом разматывая.

Но новичок не сразу получает возможность работать с огнем. Алексей Кравченко, преподаватель физкультуры НГПУ, объяснил, что зажженные пои может взять в руки только тот, кто разучил движение до автоматизма.

— Вот, например, я сейчас вращаю пои, но не думаю о них, а смотрю на красивых девушек, — «проиллюстрировал» он свои действия.

Хотя порой и «автомат» дает сбои. Случается, что даже опытные фаерщики совершают ошибки и получают мелкие ожоги. Чаще всего горят волосы, поэтому девушки их постоянно подстригают, а бандана — обязательный и стандартный элемент их одежды на выступлении. Кстати, костюмы шьет одна из участниц коллектива Ольга.

Мне дали попробовать вращать тренировочные пои (теннисные мячики на веревках). Сначала предложили вращать их одновременно, потом поочередно. У меня все шло достаточно гладко, но неожиданно Алексей предложил сделать «самое элементарное движение» и показал его. На этом моя карьера фаерщика закончилась. Тогда дали рассмотреть настоящие пои. Оказалось, это тот же мячик, но скатанный из асбеста и весь черный. Я сначала его схватила, а потом уже выяснила, что он черный, потому что обугленный и ужасно пачкается. По словам фаерщицы Софьи, перед началом пои два раза смачивают в керосине, чтобы лишний раз не гас. А если фаер-шоу проходит в помещении, то лучше вместо керосина использовать парафин — меньше коптит.

С огнем, как известно, шутки плохи, поэтому безопасность — прежде всего. Номера выполняются на определенном расстоянии от зрителей, а если их слишком много, то фаерщики ставят вокруг себя ограждения. Под рукой всегда есть огнетушитель.

Но все это — «закулисье». А зритель видит эффектное ритмичное вращение огней в танце. Многие фаерщики раньше занимались хореографией или спортом. И то и другое полезно для их нынешнего увлечения, потому что фаер-шоу — это грань между спортом и искусством.

Ольга недавно начала вращать зажженные пои, она поделилась своим первым впечатлением:

— Это было волнующе: я крутила пои без музыки, в тишине. И не думала ни о чем, просто слушала, как шумит пламя.

Поделиться:
Копировать