Пара фраз от карапуза

Аня разглядывает аэрозоль от комаров: — А мы будем мазаться убиванием комаров?

А знает ли лошадь, что она лошадь?

Первый ход известен: e2-e4…

Этот вопрос (с некоторыми, правда, вариантами) достаточно часто задают взрослым малыши. На сей раз он принадлежит четырехлетнему Роме Капустину, о чем поведала в своем письме в редакцию его бабушка Ольга Иннокентьевна. Далее она не сообщает, как ответила на вопрос пытливого внука, зато рассказала, что на этом тема закрыта не была. В другой раз Рома заинтересовался уже голубями.

— Они понимают, что мы их зовем, когда говорим: «Гуля-гуля?»

— Вряд ли, — ответила бабушка. — Мы же не понимаем, что они там курлыкают. У нас — у людей и у голубей — язык-то разный.

— У нас он большой, а у голубей маленький, да? — «догадался» мальчик.

Им все надо знать. А когда быстрого и вразумительного ответа от взрослых не дожидаются, то включают собственное воображение. И тогда очень часто выводы их становятся чрезвычайно оригинальными.

— Солнце — мальчик или девочка? — поинтересовался как-то Илья у своего дедушки Вадима Сергеевича Труханина. Деду пришлось долго объяснять внуку, что в русском языке есть мужской, женский и средний род и что солнце относится к среднему. Ответ деда внук воспринял неожиданно.

— Ночью солнце — девочка, а днем — мальчик, — пояснил он Вадиму Сергеевичу. — Ночью оно послушное — спит, а днем — нет.

Пятилетней Вике Солодовой тоже не все ясно с родовыми отличиями. Ее маме Кристине тоже пришлось объяснять дочке, что существительные среднего рода, как правило, оканчиваются на «о». Девочка поняла это быстро.

— Утро — среднего, потому что это — хорошо: можно играть, кушать, что ты приготовила, гулять. А ночь — женского, потому что спать никогда не хочется, и все девочки плачут.

Плачут перед сном не все, конечно, девочки. Ксюша, которой не так давно исполнилось шесть лет, очень даже не против в положенное время положить голову на подушку. Всякий раз она ждет, что ей приснится интересный сон.

«Однажды мы ее уложили, а сами в другой комнате продолжали смотреть телевизор, — пишет ее бабушка Наталья Дмитриевна Шаповалова. — Неожиданно Ксюша появляется в дверях и заявляет:

— Сделайте, пожалуйста, телевизор потише, а то он мой сон заглушает».

В другой раз, отвечая на вопрос: «какой сон ей приснился?» — она сказала:

— Никакой. Наверное, не та программа была включена.

Но особенно забавно бывает, когда дети повторяют слова, только недавно услышанные. Забавность в том, что смысл-то им понятен, а слово — новое, и потому произносят они его не всегда отчетливо и верно. Далеко за примером ходить не надо. Такой случай произошел с моей хорошей знакомой шести с половиной лет. Причем рассказ ее поначалу вверг меня в шок. Вечером, по дороге из детского сада, она делилась своими новостями. Упомянула про одну из девочек и резюмировала:

— Она — настоящая избиянка!

— Кто?! — не поверил я своим ушам.

— Избиянка, — повторила она. — Дерется и дерется.

«Ну, слава богу, — подумалось тогда мне. — Избиянка — от слова «избивать«, стало быть». Оказалось, что вовсе нет. Слово за слово, и выяснилось вот что.

— Ты же сам так называл голубя, которой со всеми дрался, — заявила она.

Я вспомнил этот случай и вспомнил слово, которым «наградил» тогда голубя-драчуна.

— Забияка?

— Ну да — забияка.

Зато когда им все понятно, они становятся настоящими философами. Аня Гаврилюк, когда ей было три года и три месяца, увидела коляску с ребенком и пришла к выводу:

— Есть коляски лежальные, а есть — сидельные.

Об этом случае нам написала ее мама Галина Алексеевна.

«Собираемся в лес, — продолжает далее она пересказывать перлы своей старшей дочери. — Аня разглядывает аэрозоль от комаров:

— А мы будем мазаться убиванием комаров?»

К слову, Маша — младшая сестренка Ани — тоже не отстает от своей сестры по части изобретения слов.

«Обзывает сестру: «Анька — тараканька«, — пишет Галина Алексеевна. — Приходится опять объяснять, почему так нельзя говорить. Минут через двадцать слышу громкий шепот из детской:

— Анечка — тараканечка!»

Иногда нашим детям настолько все понятно, что они удивляются, как такие очевидные вещи не понятны взрослым.

«Илья плохо вел себя днем, — это еще одна история от Вадима Сергеевича Труханина. — Но вечерняя прогулка перед сном обязательна, несмотря на ребячьи шалости. Гуляем. У магазина он просит:

— Дед, давай зайдем.

— Зачем?

— Как зачем?! Купим мне что-нибудь!

— За что же я буду тебе что-то покупать?

— За что, за что! За деньги, за что же еще»!

На этом и закончим нашу сегодняшнюю встречу. Как обычно, желаю всем — авторам и читателям — здоровья и удачи. И пусть как можно чаще желания детей совпадают с возможностями взрослых. Пишите и помните: в нашей газете всегда найдется место для историй о ваших малышах.

Поделиться:
Копировать