Векторы инноваций

Новосибирск по многим параметрам занимает авангардные позиции. Прогрессивная инновационная политика — из их числа.

Заметки с заседания совета по стратегическому развитию Новосибирской области

Фото Рашида Ахмерова

Долговременное планирование социально-экономического развития регионов — одна из черт, определяющих особенности внутренней политики сегодняшней России. И наша область является одним из лидеров в этой работе.

Очередное заседание губернаторского совета по стратегическому развитию состоялось несколько дней назад, в канун отъезда нескольких новосибирцев в Москву на заседание Государственного совета, на котором Виктор Толоконский готовился выступить с докладом как руководитель рабочей группы по подготовке одного из важнейших вопросов повестки дня.

Сам этот факт говорит о многом: Новосибирск по многим параметрам занимает авангардные позиции. Прогрессивная инновационная политика — из их числа. Но, предваряя очередное заседание совета дома, губернатор просил все же сосредоточить внимание на трудностях и нерешенных проблемах. Поэтому и разговор с участием ведущих ученых СО РАН, руководителей предприятий и ведомств, представителей общественности получился острым и конструктивным.

Базовые условия и Технопарк

Два вопроса были вынесены на обсуждение: о развитии базовых условий формирования региональной инновационной политики (основной докладчик — вице-губернатор Геннадий Сапожников) и о реализации проекта создания Технопарка Новосибирского Академгородка (первый вице-губернатор Василий Юрченко). Если первый докладчик рассматривал общие принципиальные моменты инновационной политики, то второй конкретизировал их через призму важнейшей для области начинающейся стройки. И поэтому получилось «два в одном», но на сегодня главном: без перевода всей экономики в русло современного научно-технологического развития будущее страны и Новосибирской области, в частности, уже невозможно представить.

В силу различных причин Новосибирск в последние годы стал не только мультимодальным транспортным узлом, городом с самыми высокими темпами развития промышленного производства в Сибирском федеральном округе, но он становится одним из современных центров научно-технического развития всей России. Поразительная вещь: то, что десятилетиями не могло сдвинуться с места в условиях жесткой административно-командной системы, в частности, реализация на практике научных разработок, в новых условиях стремительно растет и порой настолько высокими темпами, что от них отстает правовая база. И фискальные органы выполняют свою функцию лишь по факту: зарегистрировать и собрать бы налоги. А уж что касается руководства этими процессами, создания условий для еще более успешного наукоемкого бизнеса, это другая сторона медали, и тут еще немало проблем.

Вот лишь несколько фактов. В Новосибирской области работает более 400 малых и средних предприятий в научно-технической сфере. По итогам 2007 года они произвели продукции на сумму около 20 миллиардов рублей. Многие новосибирские малые и средние компании являются лидерами в своем производстве не только в стране, но и за рубежом. Например: 70 процентов мирового производства изумрудов принадлежит компаниям «Тайрус» и «Кристаллы Сибири». Свыше 40 процентов банков России работают с использованием программных систем компании «Центр финансовых технологий». Крупнейший в Сибири экспортер лазерных систем — «Техноскан» и т. д.

Достаточно было снять межведомственные барьеры и предоставить ученым и специалистам некоторую свободу предпринимательства, и результат налицо. И он даже начинает тревожить самих ученых. Дело в том, что большинство научных разработок были совершены в стенах институтов, а сейчас знания, накопленные академической наукой, по существу, бесконтрольно используются бывшими фирмами-дочками, а ныне довольно мощными самостоятельными бизнес-структурами. Которые, однако, понимают свою ограниченность и зависимость от большой науки, но правовых механизмов взаимного притяжения пока нет.

Мотивация. Это слово, пожалуй, чаще других звучало на совещании: мотивация институтов в развитии научно-технического прогресса. Как сделать так, чтобы академические структуры получали причитающуюся им часть прибыли от наукоемкого бизнеса? Нет пока такого механизма, и многие ученые и институты справедливо задаются вопросом: а зачем нам это нужно?

Аналогичные вопросы задают и многие территориальные органы власти: ради чего напрягаться и урывать деньги из местных бюджетов на развитие наукоемких технологий, если территория от этого ничего не получит? Есть прекрасный опыт наукограда Кольцово, статус которого позволяет интенсивно развивать современные производства и технологии на своей территории, потому что это выгодно. Но вот уже завтра нужно будет расширять, переносить сферу будущего технопарка не только на площадки других предприятий. Об этом, в частности, говорил и выражал готовность делать это генеральный директор ПО «Север» Александр Храмов. Но в перспективе надо продвигать зону научно-технологического развития в Бердск, Искитим, Куйбышев, Краснообск, где будет создаваться свой агротехнопарк.

Забегая вперед, отметим, что губернатор в одной из своих реплик так и сказал: проще всего сдать еще один пивзавод и получить в бюджет полмиллиарда рублей дохода. Но будущее развитие всей страны и области — в новых технологиях. И, разумеется, нужно не только корректировать, но и в корне менять некоторые законы, сдерживающие развитие, и повышать мотивацию научно-технического поиска.

О «необъятном» и векторах развития

Что развивать в первую очередь? Этот вопрос, как показала дискуссия, тоже волнует очень многих. Фактический содоклад академика Геннадия Кулипанова обозначил проблемные направления научно-технологического поиска. Он привел убедительные примеры, когда на базе готовых научных разработок рождаются принципиально новые биотехнологии. Казалось бы, что общего между сферой деятельности Института ядерной физики и фармакологией? Но именно содружество ученых этого института с Институтом цитологии и генетики плюс заинтересованность частного капитала позволили создать принципиально новые лекарственные препараты типа тромбовазима и таблетированного инсулина, и вот уже возник Новосибирский центр фармакологии и биотехнологий.

И тут есть один важнейший момент, говорили ученые. Далеко не просто перейти от научных открытий на новые технологии. Чаще всего на это нужны многие годы и новые инвестиции. А частный бизнес в таких случаях сверхосторожен, и его можно понять: цель у него — получить прибыль как можно быстрее. И нужна помощь государства, на первом этапе нужны государственные инвестиции в новое дело как некая гарантия перспективности тех или иных проектов.

В этой же связи были высказаны и опасения генерального директора «РосЕвроСити», представителя главного инвестора Технопарка Михаила Докукина: компания может ускорить темпы строительства и инженерно-лабораторных корпусов, и новой жилой зоны Академгородка, но кто войдет уже завтра в эти стены? Компании-резиденты, кадры для новых завтрашних структур нужны уже сегодня. Но до сих пор наукоемкий бизнес в основном предпочитает заниматься все-таки перепродажей научных разработок, технологий и т.д. Нужны гораздо более серьезные государственные вливания капитала в развитие Технопарка, чем те три миллиарда рублей, которые уже предусмотрены федеральной и местной властями на развитие инфраструктуры.

Заявок на приоритетные направления уже подано множество. Что из них выбрать? Все-таки, склонялись участники обсуждения, предпочтение на первом этапе нужно отдать уже реально сложившимся кластерам. Это биотехнологии и медицина, информатика, силовая электроника и приборостроение. Ясно, что никто на мировом рынке новоявленные изобретения и разработки не ждет. И чтобы прорвать условия жесткой конкуренции, нужно выходить на мировую арену с реальными достижениями, которые уже хорошо зарекомендовали себя.

Губернатор, кстати, тут же успокоил некоторых сомневающихся в том, а найдутся ли в Новосибирске вообще кадры для множества новых производств. Не будут ли пустовать вновь построенные здания? И кое-кому по-прежнему кажется, что многие институты СО РАН чуть ли не наполовину пустуют, и строить новых не нужно. Резервов площадей в Академгородке нет, сказал Виктор Толоконский. К тому же необходимо учитывать, что нужны принципиально иные, удобные именно для внедренческой деятельности корпуса и лаборатории. Вся инфраструктура Академгородка, к сожалению, за полвека безнадежно устарела. И нужен качественно иной шаг вперед, чтобы город науки не превратился в некий мемориал прошлых славных дел сибирских ученых.

К вопросу о «душе»

Его затронули многие выступающие. В частности, член Общественной палаты России Надежда Вавилина подчеркнула: сегодня главная задача — уже не инвестиции, потому что деньги есть, не многие другие технические вопросы. Основной барьер — прежние устойчивые социальные системы, важнейший из которых — общественные институты. Необходимо создавать приоритеты не только в научно-технологическом развитии, но и формировать общественное мнение, общественное сознание вокруг обозначенных задач. И здесь важно все: от возрастающей роли учебных заведений Академгородка во главе с НГУ, вузов всего Новосибирска до современной инфраструктуры — жилья, медицины, досуга и т.д. И особо — культуры и искусства.

У Академгородка 60-х годов была особая «душа». Социальная среда в немалой степени способствовала развитию свободной, не закрепощенной мысли. Здесь изначально создавалась атмосфера не только научного, но и в целом интеллектуального и духовного поиска. Без души будут мертвы создаваемые структуры Технопарка. А она может быть сформирована только совместными усилиями и институтов власти города и области, и общественными организациями, и общественным сознанием, которое, кстати, во многом формирует пресса.


В декабре началось возведение первого лабораторно-производственного модуля Технопарка. Работать строители сегодня тоже умеют быстро и качественно, применяя самые современные технологии. Что будет в этих корпусах? Для чего все это делается, и как наполнить новые формы адекватным и вместе с тем не чужеродным содержанием — задача сложная, но выполнимая. И у Новосибирска есть шанс снова быть «впереди планеты всей».

Поделиться:
Копировать