Мошенники без границ

В последние годы преступность в России сильно изменилась. Она стала все более интеллектуальной, сегодня её основное оружие — штат высокооплачиваемых экономистов и юристов.

Генерал-майор Олег Чурилов: «До сих пор нет закона о коррупции»

…Изощренность нынешних мошенников не знает границ — ни моральных, об этом и упоминать не стоит, ни географических, ни государственных. Деньги, собранные у рядовых инвесторов в Новосибирске, Омске, Красноярске, Барнауле, пройдя через ряд безналичных банковских операций, превращались в пачки хрустящих банкнот в Москве, в Германии, во Франции, в Украине.

Некто С. В. Свиридов (фамилия изменена. — Авт.), бывший гражданин России, а ныне — Эстонии, свое сорокалетие три года назад отметил созданием хитроумного объединения, ныне именуемого в уголовном деле не иначе, как организованное преступное сообщество. Что такое мимикрия, думаю, объяснять не надо. Так вот, используя это природное явление, Свиридов и Ко, зная о существовании в Скандинавии и странах Балтии финансового концерна «Нордеа», использовали его логотип и реквизиты и «сочинили» весьма сходный свой фирменный знак.

Работая под «Норд Инвестмент групп», крупнейшую финансовую группу на Севере Европы, офис которой находится в Риге, мошенники учредили ООО «Норд Инвестмент СПб» в Санкт-Петербурге, потом в Москве и перешагнули через Урал. В Центральном районе Новосибирска появилось ООО «Норд Инвестмент Сибирь» с филиалами в ближайших городах.

Реклама в СМИ, в Интернете, в специальных буклетах сделала свое дело. Потянулись заинтересованные граждане, которым в офисе объясняли выгодные условия жилищной рассрочки, делая акцент на осуществлении инвестирования концерном «Нордеа». Пакет документов минимальный, первоначальный взнос — не более 25 процентов от суммы инвестиции, срок возврата — до 25 лет. Обманутыми оказались полторы сотни человек. Свиридов привлечен к уголовной ответственности за мошенничество, легализацию средств, добытых преступным путем. Дело направлено в суд.

Еще одна финансовая афера. Двоим подельникам при участии еще некоторых пока неустановленных лиц удалось опять же путем махинаций завладеть акциями ОАО «Газпром» и Сбербанка, принадлежащими московскому «Абсолют Банку». Всего на сумму более 360-ти миллионов рублей. Не вдаваясь в детали, можно сказать, что был использован поддельный договор дарения, открыт брокерский счет. Но афера была пресечена сотрудниками ОРБ Главного управления МВД РФ по Сибирскому федеральному округу. Следствие велось в следственной части по расследованию организованной преступной деятельности при Главном управлении МВД по СФО. Эксклюзивное интервью нашему корреспонденту дал руководитель следственной части генерал-майор Олег Чурилов.

— Олег Геннадьевич, организованная преступность все больше внедряется в сферу экономики. Пожалуй, так можно коротко охарактеризовать нынешний крупный криминал, в том числе, конечно, и в Сибири. В чем главная сложность при расследовании преступлений, совершенных организованными преступными группами и сообществами?

— В последние годы преступность в России сильно изменилась. Она стала все более интеллектуальной, сегодня ее основное оружие — штат высокооплачиваемых экономистов и юристов. Создаются очень сложные финансовые пирамиды, жертвами которых становятся сотни людей. Не стоит забывать, что преступность все чаще имеет межрегиональный и международный характер. Расследуем огромные, многоэпизодные, разветвленные дела. Значительно увеличилось количество уголовных статей, по которым привлекаются подозреваемые, это три главы Уголовного кодекса.

— Не могу не спросить о коррупции. Дня не проходит, чтобы где-то на высоком уровне это не обсуждалось…

— Да, разговоров много. Под понятие коррупции попадает порядка полутора десятка статей Уголовного кодекса — чисто условная градация. Но нет закона, который мы давно ждем…

— Народ в первую очередь с понятием коррупции связывает взятку. Сейчас это не только деньги…

— Способы передачи тщательно завуалированы. Например, открывается счет и на него переводятся деньги для взяткополучателя или на его родственника, даже на третье лицо. Деньги могут обналичиваться через фирмы-однодневки. Еще вариант — взятка имуществом. В Кемеровской области в одну организацию был в качестве спонсорской помощи передан совершенно новый автомобиль «Лэнд Крузер», поставлен на баланс. Потом с помощью фиктивных документов машину списали, якобы после аварии, и продали третьему лицу. А поступил «Лэнд Крузер» в распоряжение руководителя этой организации. И все это проделано было в срок не более полутора месяцев.

— Так же, как и о коррупции, много говорится о так называемых фирмах-однодневках. Через них прокачивается огромное количество «грязных» денег…

По шестьдесят-восемьдесят так называемых аффилированных фирм на каждого имели два жителя села Мошково. Существующие агентства создают фирмы-однодневки десятками за плату в восемь-десять тысяч рублей. Обратите внимание, вполне законным путем. Мы постоянно сталкиваемся с бомжами — организаторами и владельцами таких «однодневок». С них какой спрос? Они ставят свои подписи и получают от пятисот до тысячи рублей за услугу. Фирмы-однодневки могут быть перепроданы и использоваться легально. Но агентствам неважно, для чего они их создают и регистрируют: никакой ответственности, никаких санкций…

— Каковы особенности расследования дел, когда привлекаются довольно крупные должностные лица? Допустим, они «не замечают» незаконное предпринимательство.

— Многое зависит от конкретных обстоятельств. Могу привести пример. Сейчас мы работаем по громкому уголовному делу — по Дорожному фонду Иркутской области, арестованы начальник фонда и вице-губернатор. Да, есть определенные сложности по сбору доказательств. По статье о незаконном предпринимательстве закончено уголовное дело тоже в Иркутской области. Обвиняемые получали миллионные прибыли при добыче песчано-гравийной смеси без лицензии, без каких-либо разрешений, без отвода земли. Экскаватор подогнали и черпают. В Сибирском федеральном округе сейчас заметно поднимается промышленность, особенно строительство, в огромных количествах требуются строительные материалы.

— Но если работают без лицензии, казалось бы, все ясно?

— Есть форма вины, в данном случае она определяется прямым умыслом. Это надо доказать. Обвиняемые прикрывались администрацией области, дескать, «мы во благо области это делали, знать не знали, что какая-то лицензия нужна». Все приходится подтверждать документально, проводить экспертизы, очные ставки.

Кто-то поддерживал обвиняемых в администрации области?

— Я сейчас не готов сказать. Конечно, они не в безвоздушном пространстве действовали…

— Известно, что правительство обратило внимание на лесопромышленный комплекс, что очень актуально для Сибири.

— Еще одно дело уходит в суд: частный предприниматель без лицензии на заготовку скупал и продавал лесопродукцию за рубеж. Государству это обошлось в десятки миллионов рублей. Дело очень большое, имеет много ответвлений.

— Не кажется ли вам, что наши законы несколько игнорируют или не учитывают права потерпевших? Но, наверное, в ваших делах чаще всего затронуты интересы государства?

— Не только. От финансовых пирамид страдают сотни людей. Я считаю, что недостаточно законодательно закреплены права потерпевших и те меры, которые бы их защитили. В целом же уровень преступности определяется уровнем благосостояния населения. Чем он выше, тем ниже преступность. Это доказано.

— По крупным делам, которыми занимается ОРБ и расследует ваше подразделение, наверное, приходится прибегать к защите свидетелей.

— По соответствующему федеральному закону мы нередко прибегаем к легендированию потерпевшего или свидетеля. В уголовном деле имеются протоколы допросов лица, которому присвоен псевдоним, изменены анкетные данные. Правда, случается, что в суде легенда раскрывается. Что касается изменения фамилии, внешности, устройства человека на новое место жительства, то в этой части закон не действует, хотя выделяются средства.

— Олег Геннадьевич, следствие, как и криминал, сопровождает человечество всю его историю. Но мы разговариваем накануне вашего профессионального праздника: сорок пять лет назад производство предварительного следствия было предоставлено органам охраны общественного порядка. Что важно для следователя?

— Первое — высокий уровень образования. Юристов много, но компетентность в дефиците. Второе — способность к обучению, к постоянному повышению профессионального уровня. Важно желание работать следователем, целеустремленность. Что я в это вкладываю? Например, обязательное изучение нормативных документов, регламентирующих ту или иную деятельность. На своем опыте убедился: сейчас иначе нельзя. Расследовал ряд дел по Сбербанку. Пришлось изучить положение о главном бухгалтере, ряд внутренних инструкций, чтобы разговаривать с людьми на равных. И самое главное: не забывать, что за каждой фразой в протоколе — живой человек. Ломаем судьбу, и не дай Бог ошибиться! Особенно, если человек впервые привлекается, если несовершеннолетний. Я хочу поздравить всех моих коллег, тех, кто прошел через горнило следственной работы, ветеранов, молодых…

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать