Прогулки с корзинкой

Сахар, как бы ни обзывали его «сладким ядом», нужен организму для нормального обмена веществ. Он обеспечивает живые клетки энергией.

Что почём

Надо же — уже выросло поколение, не знающее, что такое пустые прилавки. А был анекдот, мол, в СССР все магазины — эротические: сплошь голые полки. Понятие «товарный дефицит« исчезло лет шестнадцать назад.

Супермаркеты, гипермаркеты, гигамаркеты, и открываются все новые и новые, и товаров в них, как звезд на небе, не счесть, и в часы пик выстраиваются огромные очереди с переполненными тележками к кассам — значит все-таки гигантское количество народа живет не так уж плохо. Понимаю, человеку нуждающемуся, ущербному, невезучему, завистливому от этой картины еще тяжелее жить, но сочувствую, пожалуй, лишь трем категориям граждан: больным, немощным пенсионерам и людям, живущим своей работой, хотя приносит она им гроши, актерам, например… Но тут мы уже выходим из области гастрономии…

А недавно я в эту область очередной раз вошел. Конкретнее, в магазин «Мария-РА», на улице Челюскинцев, 18/2. Зашел туда не в первый раз, магазин этот мне нравится, к «гипер» и «гига» его не отнесешь, но как супермаркет он по-хорошему велик, удобен и просторен. Магазин этот сетевой, таких в Новосибирске не меньше восьми. Вообще, в каждом из брендов есть свои фишки, в «Холидее», скажем, я всегда беру блины — свежие, с маслом, без начинки, в «Гиганте« — дешевое и вкусное сливочное масло (15,6 руб. за пачку), ну и так далее… В «Марии-РА», еще он называется «Алтай», изобилие качественных алтайских продуктов, от сыров и сметаны до пива и водок. Ну и, понятно, перечисление всего ассортимента вместит лишь толстая тетрадь, хоть этим, слава богу, никого сейчас не удивишь. Цены — как везде, что-то подороже, что-то подешевле, всегда можно найти товар, который здесь и сегодня купить выгодно.

И вот иду себе вдоль прилавков, записываю цены на популярные продукты: яблоки от 58,9 рубля за килограмм Фу Ши до 79,9 за Грени Смит, груши — 66,9 — 79,9, лимоны — 99,9, виноград — 128 — 156, грейпфруты — 42,9, слива — 114,9, мандарины — 72,9, апельсины — 52,9, бананы — 51,9. Один кокос — 32,9. Один ананас — 112,9. На ценнике написано «Ананас N 6» — видимо, так обозначается некая весовая категория…

Тут меня деликатно останавливают. «Молодой человек (сильно польстили. — М. К.), на каком основании вы все записываете? Этого делать нельзя!» Женщина из администрации. Спокойно объясняю ей, что это делать можно любому — какая тайна в открытом для всех ценнике? Дама настаивает на своем, нельзя, мол, и приводит еще одну даму — замдиректора. Обрабатывают меня вдвоем, нельзя, и все тут. Мешают работать. Уверяют, что сначала я должен был зайти, представиться, объяснить цель визита, и тогда бы они подумали — а может быть, и можно на что-то посмотреть профессиональным глазом. Чтобы отвязаться, показываю журналистское удостоверение. Не помогает. Угрожают вызвать охрану и вывести силой. «Давайте, — говорю, — вот тогда-то у вас и будут неприятности». А тем временем иду по рядам по-прежнему и продолжаю записывать, хоть и противно. Короче, дамы отстали, охрану не вызвали, но когда я покидал магазин, одна из них неотступно шла рядом и требовала назвать имя, должность и место работы. Сие категорическое любопытство я удовлетворять тогда не стал, теперь делаю это на газетной странице.

На другой день в разговоре с коллегой я рассказал ему мимоходом об этом казусе, надо сказать, не первом, такие уже бывали. Примерно одно приставание на десяток «прогулок с корзинкой». «Знаешь, — сказал мой товарищ, — я случайно в теме. Недавно была история в одной из сетей городских магазинов (другой, не в «Марии-РА». — М. К.). Там внимательные покупатели, оплачивая товар у кассы, замечали порой, что тот или иной продукт стоит дороже, чем было написано на ценнике на полке. В ответ на вопросы кассиры объясняли, что цена изменилась — дело житейское, постоянное, — а ценник переделать еще не успели. Таким образом, магазин якобы держал низкие привлекательные цены на многие товары, а на самом деле получал немалую дополнительную прибыль от цен фактических«. Подчеркиваю, в «Марии-РА» ничего похожего я не обнаружил (да и не искал), но попытка третировать прессу — действие неправильное и некрасивое.

Теперь продолжим прогулку. Капуста белокочанная — 25,9 рубля за килограмм, лук — 22,9, лук красный — 24,9, картошка — 25,9, помидоры — 122,9, свекла — 19,9, редька зеленая — 27,9, морковь — 20,9, куры бройлеры охлажденные — 98,9 (кстати, бройлеров самых дешевых видел в «Холидее» — по 72,5 рубля), говядины задняя часть — 184, фарш говяжий — 146, фарш «домашний» — 149. Наиболее дешевые сыры из твердых сортов — голландский и костромской — по 203,8 рубля за килограмм. Сулугуни — 178,8, а на Центральном рынке он подскочил до 280. Пачка сливочного масла весом 180 г — от 33,5 до 52,5, в зависимости от производителя. Молоко — от 17,5 рублей за литр. Сметана в тетрапакете 0,5 кг 15%-ной жирности — 29,1 руб. Десяток яиц от 33,75 до 41,85. Килограмм сахара — 22,99.

Сахар, как бы ни обзывали его «сладким ядом», нужен организму для нормального обмена веществ. Он обеспечивает живые клетки энергией. Сто лет назад чемпионами по пожиранию сахара были англичане — 40 кг на душу населения в год. Житель России в то время съедал всего 5 кг, а итальянец и того меньше — 2,7 кг. С тех пор потребление сахара в мире неуклонно растет. И сегодня Всемирная организация здравоохранения нормой потребления сахара, безвредной для здоровья, считает 38 кг в год на человека. Российские диетологи рекомендуют 30–35 кг. Правда, самые строгие поборники органического питания — здоровее некуда! — настаивают на минимуме: 2 кг чистого рафинада в год — и не больше. Радикалы считают, что этого вполне достаточно для нормальной работы мозга.

Пиво в нашей жизни и дорожает и дешевеет сразу. Здесь в магазине, например, пластиковый пузырь «Баг бир», 2,5 л, стоит 51,3 рубля, а того же объема «Толстяк» — 49,2, это выходит меньше десятки за кружку. Но пить его придется дома на кухне, в старой майке и трениках. А ведь хочется красоты — в цивильном наряде, за столиком опрятного кафе та же кружка пьется с несказанно большим удовольствием. Но тут уж либо задуши прекрасные порывы на корню, либо за души прекрасные порывы отстегивай немало. Сегодня в самой позорной забегаловке кружка самого дешевого пива стоит не меньше двадцатки, а в заведениях мало-мальски приличных — от сорока. Ну а в «нормальных« кафе и ресторанах уже обычно от шестидесяти. Крепкое же спиртное в общепите наценивают минимум вдвое. Правда, если вспомнить последние цены при социализме, сегодня мы выпиваем задарма. В той же «Марии-РА», скажем, бутылка народной «Полтины» (все цены за 0,5 л) стоит 97,4 рубля, алтайская водка «Ворсин» («с ароматом черной смородины» или «клюквенная») — 91,7, достаточно приличный ставропольский коньяк «три звездочки» — 210, а «пять звездочек» — 230. Если условно посчитать рубль последних лет советской поры за сорок нынешних и вспомнить, что водка тогда стоила червонец, сразу хочется благодарно принимать. Что, довольствуясь малым (или слишком малым обладая), многие и делают…

Поделиться:
Копировать