Город всегда опасен

Наш город всегда опасен. И для всех. То льдина, свалившаяся с крыши, убьет человека, то рекламный щит, то кран рухнет в центре города, то попадешь в пробку, в которой изведешься в тоске ожидания.

Точка зрения

В день юбилея «Вечерки», когда, как говорится, был уже при параде, на меня неподалеку от родимого дома опустился шлагбаум. И так крепко стукнул по кумполу, если пользоваться поселковым жаргоном давно ушедшего детства, что минуты две никак не мог сообразить, что произошло. Но тут из дома выскочил какой-то взволнованный старик, схватил «ушибленного» за руку и стал извиняться:

— Простите меня, пожалуйста, простите, простите… Зазвонил телефон, я опустил шлагбаум, а вас заметил с опозданием..

Не буду лукавить: сначала хотел оценить действия старика (видимо, дежурного или охранника весьма солидного ведомства, расположенного в доме со шлагбаумом) в… ненормативных формах. Но потом передумал. Во мне воспитано трепетное отношение к старикам, которые подрабатывают, где могут, в нашей суровой жизни. Да и разбираться со стариком уже не было времени. Спешил на юбилей газеты, где полвека назад начиналась моя журналистская биография. Зашел домой, смерил давление — оно заметно подскочило. Однако в любой ситуации можно ведь, если захочется, найти и положительный момент. Шлагбаум все-таки был пластмассовый, а не чугунный, к примеру. Так успокоив себя, не стал ничего выяснять и кому-то жаловаться в этом доме со шлагбаумом. А то, не дай Бог, еще уволят старика «за недогляд»…

Одно знаю твердо: наш город всегда опасен. И для всех. То льдина, свалившаяся с крыши, убьет человека, то рекламный щит, то кран рухнет в центре города, то попадешь в пробку, в которой изведешься в тоске ожидания.

Недавно стоял на перекрестке Депутатской и Серебренниковской, рядом с Центральной поликлиникой. Стоял на трамвайной остановке. И насмотрелся уличного кошмара вдосталь. С одной стороны непрерывным потоком шли машины, обогнувшие оперный театр. И шли как попало: заезжая на трамвайную остановку, на трамвайный путь, поворачивая там, где удалось прорваться, и уворачиваясь от пешеходов. И это в самом центре города. Больше того: вдруг с Серебренниковской свернули два гигантских грузовика с прицепами и начали разворачиваться к воротам, которые раньше никогда не замечал, чтобы въехать во двор оперного театра. Все движение, пока они дергались и въезжали, было перекрыто. Люди отскакивали к лужам, к остановившимся машинам, скользили по наледи. Какая-то бабка тут же рухнула. Ее подняли и довели до дверей поликлиники. Благо — она была рядом.

Опасность новосибирцев поджидает буквально за каждым поворотом и у каждого угла. Никогда не забуду одно объявление, которое висело на строящемся доме неподалеку от католического собора: «Будьте осторожны! Возможно падение тяжестей». Какая вежливость… Вместо того, чтобы исключить падение тяжестей, людей предупреждают. Написать, конечно, проще, чем сделать, положим, кран не падающим.

С годами дорожная и уличная опасность в центре Новосибирска только усиливается. Город здесь стал тесным, неудобным, рискованным. Новые многоэтажные дома, построенные почти что впритык, словно затоптали нашу широту и простор. Везде неожиданности. Выходишь из трамвая на базаре, и почти с первого шага есть шанс попасть под машину. Они везде идут или везде стоят. В присутствии, правда, гаишника. Да и машина милицейская рядышком стоит. И тоже впритык с трамвайной линией. Один блюститель останавливает машины с номерами, которые заляпаны грязью, а другой, в машине ГАИ, ведет беседы со штрафниками тет-а-тет. Разговоры, видимо, не вдохновляющие водителей. Они выбегают из машины ГАИ явно расстроенные и спешат, опять же по трамвайной линии, к своим автомобилям. Теснотища вокруг базара такая, что трагические случаи просто неизбежны. И именно вокруг базара, а не рынка. Если принять во внимание, что на самом базаре грязища сейчас повсеместная. Так что слово «базар» по ситуации более подходящее.

При всех нынешних особенностях Новосибирска, я как любил свой город, так и люблю. И не раз писал об этом. В нем мне не скучно. Он родной. Но эта любовь, как и всегда, не слепая, а с переживаниями. Особенно, когда любовью горожан к своему городу пренебрегают. Мол, и так сойдет. Нет, не сойдет…

Поделиться:
Копировать