«Пушистый» юбиляр суровой внешности

Леонид Ячменев хочет издать книгу, в которой не будет ни строчки о нём самом: мемуарам он предпочёл пособие в помощь другим.

Он хочет издать книгу, в которой не будет ни строчки о нём самом: мемуарам он предпочёл пособие в помощь другим

Фото Бориса БАРЫШНИКОВА

Такой собеседник, как Леонид Ячменев, для журналиста — просто пальчики оближешь. За внешней суровостью, без преувеличения, великого тренера скрывается добрейшей души человек, с которым можно общаться на любые темы. Накануне своего 70-летнего юбилея легенда новосибирского баскетбола Леонид Александрович Ячменев дал интервью нашей газете.

Золотые мгновения

— Леонид Александрович, путаница получается. Когда же у вас день рождения — 16 или 21 января?

— По паспорту 21-го, хотя родился я 16-го. Папа у нас был большой оригинал, всех детей записал в разные дни. Я-то еще ладно, а вот сестре приходится отмечать свой день рождения только через полтора месяца после настоящего.

— И как ощущаете себя в 70 лет?

— Согласитесь, 70 лет — это немало. Но в душе все равно остаюсь молодым и задорным.

— Это не может не радовать. Давайте начнем с начала. Каким ветром вас, выпускника Омского института физкультуры, занесло в Новосибирск?

— Ну, во-первых, до приглашения в Новосибирск я 11 лет проработал тренером в детско-юношеских спортивных школах. Так что какой-то опыт уже имел. А в 1976 году получилось так, что новосибирское «Динамо» осталось без главного, или, как говорили в ту пору, старшего тренера. Мне предложили попробовать. Я согласился, о чем никогда не жалел и не жалею.

— С этого момента «Динамо» и Ячменев стали едва ли не синонимами…

— Можете говорить, как хотите. Для меня это было интересное предложение. Я с головой окунулся в работу, которая в итоге дала неплохой, на мой взгляд, результат. Одним из главных достижений в своей тренерской карьере считаю то, что нам удалось создать команду именно из местных девчонок. Тогда ведь и речи не было о приглашении каких-нибудь легионеров.

— Часто вспоминаете «золотые мгновения» новосибирского «Динамо»?

— Конечно. Но чаще я вспоминаю тот путь, который мы прошли перед этими победами. Было непросто, но, благодаря нашему труду и ради достижения общей цели, мы добились того, чего хотели. Поверьте, создать команду на периферии как в советские, так и в российские времена было очень непросто. Но нам удалось сломать стереотип, что только столичные команды способны побеждать. В моей команде играли только сибирячки. Разве что только Саша Леонова была из Пятигорска. Но и она приехала в Новосибирск в девятом классе, так что ее можно считать почти коренной сибирячкой. И мы сумели доказать, что своими силами можно достичь результата.

— Вас часто упрекали в диктаторском стиле управления командой.

— А вы думаете, по-другому в большом спорте можно? На самом деле я мягкий и пушистый. Но на площадке всегда требовал от девчонок по максимуму. С другой стороны, без ложной скромности могу сказать, что я — хороший психолог. К любому игроку нужно найти подход. На кого-то нужно наорать, кого-то необходимо отвести в сторону и тихонько, чуть ли не на ушко, сказать какие-то слова, которые вдохновят этого игрока на подвиги. Поэтому моя грозная внешность и агрессивная манера поведения не всегда отражали мое внутреннее состояние.

— Еще вас часто сравнивают с не менее знаменитым волейбольным тренером Николаем Карполем, который во время перерывов так орал на девчонок, что даже микрофоны не выдерживали.

— Мы познакомились с Николаем Васильевичем на Олимпиаде, так как жили в одном номере. Много общались. Но все же мы разные. Я никогда не позволял себе разговаривать с девочками на матах. У Николая Васильевича же через каждые два-три слова он прорезался. Да и вообще, мы находились на разных стартовых позициях. Карполь — «ворюга», каких еще поискать. Как только он видел способную девчонку, тут же тянул ее к себе в «Уралочку». А я целенаправленно работал только с девочками из Новосибирска и Новосибирской области. В этом главное наше с ним различие.

Великие спортсмены начинаются в «дырах»

— При вашем жестком характере вам часто приходилось идти на компромиссы?

— С собственной совестью — никогда! Иногда я позволял себе компромиссы в работе с командой, проводил эксперименты. К примеру, когда я стал главным тренером сборной СССР, на тренировке предложил девчонкам: выберите те упражнения, которые вам самим больше нравятся. В итоге набралось десять вариантов. Тогда я сказал им: видите, у вас десять вариантов, так что будем работать по той программе, которую я вам предложу.

Или другой пример. Как-то перед тренировкой раздал девчонкам листочки с просьбой написать стартовый состав на предстоящую игру. Опрос был анонимный, хотя, конечно, по почерку я знал, кто что написал. В каждой анкете было написано: я и еще четыре других. Естественно, в таких ситуациях на первый план должен выходить и решать все вопросы главный тренер.

— Вы во все времена были неудобным человеком для больших чиновников. Бывали ситуации, когда приходилось прогибаться под них?

— Нет. У меня никогда не было каких-то проблем с чиновниками, потому что они знали, что я никогда не позволю вмешиваться в тренерский процесс. Все, что касалось определения состава, построения тренировок, сборов и так далее, входило в прерогативу исключительно тренера. Это сейчас все решают спонсоры. А тогда у тренера было гораздо больше возможностей, чем сегодня. Этим-то мне и не нравится нынешний российский спорт, в котором деньги решают все, а тренерская составляющая уходит на второй план. Мне в этом смысле повезло. Для «Динамо» были созданы все условия: отличный тренажерный зал, сауна, массажный кабинет, все было под рукой. И это удивительно. Потому как и сегодня Новосибирск по количеству спортивных сооружений за Уралом опережает разве что только Улан-Удэ. Вспоминаю тренерскую комнату великого тренера Евгения Глинского, воспитавшего таких людей, как Александр Тихонов и иже с ним. У Глинского в его комнатке два человека уже не могли поместиться. Или Александр Карелин. Я видел, в каких условиях Саша начинал заниматься с Виктором Михайловичем Кузнецовым. Это была просто дыра, ни матов, ни ковров, да просто ничего. Но все же вырос величайший борец всех времен. Я это к тому, что Новосибирск уникален тем, что здесь есть выдающиеся тренеры, которые, несмотря на все проблемы, работают на своих спортсменов и относятся к ним, как к своим детям.

Деньги решают многое, но не всё

— Вы выиграли все, что можно, с «Динамо», кроме Кубка европейских чемпионов. Заноза в сердце?

— Это вы правильно подметили. Но все же я бы вас поправил. Скорее не заноза, а обида. Два года мы выходили в финал Кубка чемпионов и дважды уступали итальянскому клубу «Примиджи», в котором тогда играли две очень сильные американки. Но я-то видел и понимал, что наша команда сильнее. Обида была от беспомощности. Как-то перед решающим матчем в Новосибирске ко мне подошел судья и сказал: «Твоя команда сегодня не выиграет». Я спросил: почему? Он ответил: «Я буду судить честно, а вот мой коллега уже получил от итальянцев чек на предъявителя с внушительной суммой». А что мог я этому противопоставить? Самовар, две бутылки водки, две банки икры. Вот и все. Как было, так и рассказываю. На тот момент мы были сильнее итальянок, но судьи два года подряд, когда мы выходили в финал, нас откровенно душили. Отсюда и та заноза, о которой вы говорите.

— Есть вещи, о которых жалеете перед юбилеем?

— Жалею о том, что в ближайшие годы никто не сможет повторить мои достижения в новосибирском баскетболе. Честно говоря, больно смотреть на то, что творится сегодня с «Динамо». В команде нет ни одной местной воспитанницы! С одной стороны, мне приятно вспоминать о своих прошлых победах, но мы ведь живем настоящим, а не прошлым. А это настоящее, мягко говоря, не радует.

Книга для других

— Сейчас вы занимаетесь с ребятишками. Надоело работать в большом спорте, накопилась усталость или что-то еще?

— Просто захотелось быть поближе к семье. После работы в Новосибирске я побывал в Болгарии, в Челябинске, в Казани. Честно говоря, немного устал жить вдали от дома. Жена с внуком наведывались ко мне в гости, но эти единичные встречи не могли мне заменить нормального общения со своей семьей.

— Леонид Александрович, чего сами хотите пожелать себе в день рождения?

— Здоровья, здоровья и еще раз здоровья. Потому что в голове еще много идей, которые хотелось бы реализовать. Недавно проводил семинар для молодых тренеров, где показывал упражнения, придуманные мною лично. Хочу в ближайшее время выпустить книгу. Но не мемуары. Кому интересно читать, когда, с кем и о чем я спорил? Это будет методическое пособие. Баскетбол — настолько неисчерпаемая игра, что ни один специалист не вправе говорить, что он уже все познал в этой игре. И я в свои 70 лет не перестаю учиться. А что может быть лучше для человека?!

Ирина Минх, заслуженный мастер спорта, олимпийская чемпионка:

— Ячменев перевернул всю мою жизнь. При нем я научилась играть в баскетбол, увидела мир, да и просто познавала жизнь. Есть люди, которые уверены в том, что судьба их ведет по жизни. Я к таким не относилась до встречи с Леонидом Александровичем. Мы часто, бывало, ругались, были слезы, сопли и так далее. Но потом, одумавшись, я понимала насколько был прав наш тренер. Удивительное качество Ячменева в том, что он умел рассмотреть в любой девчонке ее лучшие качества и грамотно использовать их в игре. В день рождения я хочу пожелать Леониду Александровичу, чтобы он берег себя, чтобы дети, внуки любили его, чтобы он почаще радовался. Леонид Александрович, мы вас очень-очень любим!

Александра Леонова, трехкратная чемпионка СССР, бронзовый призер Олимпийских игр:

— Работу с Ячменевым вспоминаю как сладкий сон. Хотя были разногласия, но все это уходило на второй план после побед. А их мы добивались регулярно. Леонид Александрович стал для меня в какой-то мере даже опекуном, когда я приехала в Новосибирск. Вообще, то «Динамо» во главе с Ячменевым — это огромный пласт в моей жизни. Я благодарю судьбу, что она подарила мне встречу со столь замечательным человеком. В день рождения желаю Леониду Александровичу здоровья и благополучия в семье.

Галина Кожевникова, заслуженный мастер спорта, капитан «золотого» «Динамо»:

— Ну что я могу сказать про Ячменева? Это человек, который привел меня в баскетбол и научил всем тонкостям игры. В середине 80-х годов прошлого века у нас была действительно великая команда. Но создал ее и руководил ею Леонид Ячменев. Именно он был главным, он задавал тон, благодаря которому мы выходили на площадку и разрывали соперниц. Сейчас можно вспоминать множество игр, в которых мы были сильнее всех, но стоит ли? Все и так знают, что на тот момент новосибирское «Динамо» было лучшей командой в Европе. И все это благодаря Леониду Ячменеву. Желаю ему здоровья и успехов в его работе. Он ведь не успокаивается. Набрал себе мальчишек, он всегда мечтал работать с пацанами. Дай Бог ему удачи!


Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать