От былинки — к Эрмитажу

Галина Ермакова — обычный учитель технологии в школе N 64 — более 25 лет учит детей не только готовить и шить, но и плести из бисера… иконы.

Галина Ермакова — обычный учитель технологии в школе N 64 — более 25 лет учит детей не только готовить и шить, но и плести из бисера… иконы

Галина Ермакова и её бисерные иконы

У Галины Михайловны Ермаковой есть целое портфолио, куда она помещает фотографии работ, вырезки из газет, книгу отзывов, собранных во время выставки на «Сибирской ярмарке». Они имеет медаль «Ветеран труда» и является трижды лауреатом городской выставки декоративно-прикладного творчества. В 1997 году она основала студию «Волшебная бусинка» как студию вышивки на базе школы N 64. Теперь студия превратилась в мастерскую ремесел, которая изучает основы русской культуры, возрождает и популяризирует народные ремесла.

Серая ниточка

— У меня в кабинете стоит большой сноп льна, — рассказывает Галина Михайловна. — В пятом классе, когда начинается материаловедение, я девчонкам даю по былиночке — пусть попробуют лен мять. Потом рассматриваем, что получилось, и начинаем скручивать ниточку. Дети спрашивают у меня, почему ниточка серая, а полотенце получается белое? Я начинаю рассказывать, что это не «Белизной» отбелено, а сильным морозом и солнышком. И они обязательно просят у меня по этой былиночке, чтобы и мама дома попробовала сделать ниточку. Детям это очень нравится! Им же мало кто может рассказать что-то подобное. И мультфильмов об этом нет, и компьютерных игр. Сейчас они оторваны от той жизни, какая была у нас.

Рушники из домотканой ткани — все это было на моих глазах. Я сама участвовала в процессе уборки льна, вместе с бабушкой и мамой. Жили мы в деревне в Тогучинском районе. В город переехали только в 1965 году. Собирали лен, расстилали его, мяли, трепали, вымачивали. Единственное, что я не усвоила из всего процесса, — это умение прясть. Никак не могла научиться!

Поэтому засела за вышивку. Ткала полотно, половики, а мама моя шила одежду из этого полотна. Гораздо позже мы стали покупать ситцевую ткань. Тогда мы уже сели за машинку — мама шьет, а я сижу на печке, вышиваю.

Яйцо из Эрмитажа

— Я занимаюсь бисером вот уже более десяти лет, а именно иконами — лет пять. Бывает, что родители приводят детей ко мне и сами остаются. Уже есть такие, которые ходит на протяжении шести лет. Чему я особенно рада — приходят не только девочки или женщины: уже и мальчики тянутся. Правда, редко — над ними из-за этого немножко посмеиваются.

Творения детей и их руководителя заслуживают самых высоких оценок специалистов

Многие мои ученики поступили в педуниверситет на худграф. Приходят теперь ко мне на консультацию, а иногда и сами помогают: рассказывают о текущих направлениях в моде.

Вместе с детьми мы плетем украшения, делаем аппликации, оплетаем яйца, сплетаем из проволоки деревья и для них изготавливаем бисерные листочки, расписываем бутылки и пластинки, бересту и т.д. В общем, работаем с различными материалами. Между прочим, дети, которые ко мне ходят, стали лучше учиться. Примечательно, что почерк сразу стал красивым, потому что работа с бисером — своеобразный массаж пальчиков. Очень хорошо развивается мелкая моторика.

Оплетение яйца бисером — полностью фантазия детей. Берем деревянную заготовку и думаем, что из этого получится: что туда вклеить, какую аппликацию вставить, каким цветом оплести и т.д. Большой фантазии требуют композиции «дерево». Люди просто по улице идут, а мы с учениками запоминаем изгиб дерева, его ветвление. Где-то зарисовываем, где-то сами додумываем. Потом повторяем эти изгибы на проволоке. Иногда смотрим и на корни — тоже неповторимые изгибы.

Бывает, что приходится добавлять какие-то элементы в композицию по ходу работы. Так, одна девочка плела листочки для дерева, но получилось мало. Тогда мы добавили туда птичку. Получилось очень красиво.

Недавно наш учитель труда был в Ленинграде. Сходил в Эрмитаж и говорит: «Галина Михайловна! Видел там яйцо, а посередине дырка, в которую вставлена икона». Долго разбирались, как икона там крепится, но все-таки придумали. Теперь вот у нас тоже есть яйцо, как из Эрмитажа!

Благословения не надо

— Одна моя знакомая все просила, чтобы испросила благословения на плетение икон у владыки Тихона. В итоге она сама к нему подошла и представила меня. А он говорит: «Эту женщину благословили свыше. Ее сам Бог благословил на эту работу. Мое благословение не требуется».

Одна икона делается примерно один учебный год, а то и полтора. Чаще всего иконами занимаются девочки старших классов — с восьмого по десятый. Однако есть у меня девочка, которая начала оплетать икону в пятом классе, сейчас она в шестом и уже почти закончила работу.

Тут тоже своя специфика. Мы берем простые календари и делаем аппликацию. Лик оставляем нетронутым, а оклад плетем из бисера. Немаловажен подбор цветов и размера бусинок — все они должны быть одинаковыми. Но сейчас с бисером в Новосибирске проблем нет, не то что раньше.

Таким способом я приучаю детей к высокому искусству. Я ищу разные иконы, с тем чтобы они помогали в жизни. Нахожу про них различную информацию, например, что обозначает икона «Неупиваемая чаша». Сначала мы с детьми все обговариваем, потом приступаем к работе. Кроме этого, смотрим, какую икону легче всего оплести.

Каждый год мы выставляемся на «Сибирской ярмарке». Однажды — это было в 2005 году — я отвлеклась и отошла от нашего стенда. Прихожу, а мне все говорят: «О! Ты знаешь, кто тут был, пока тебя не было? Посмотри отзыв!» А в отзыве написано: «Огромное спасибо Галине Михайловне за то, что она учит детей высокому искусству. Протоиерей Борис Пивоваров». Потом мы уже узнали, что он из Москвы. Пишет книги для духовных семинарий.

Всего икон — одиннадцать. Но это не только мои иконы, но и моих учеников. Сидишь возле них — сразу появляется душевное равновесие, умиротворение.

Нет ничего дороже сделанного руками ребёнка

— Идея плести иконы из бисера пришла ко мне, когда я была классным руководителем. У меня в классе училось много девочек, которые занимались не теми делами — пили, курили. Поэтому я решила предложить им работать с иконами. Сама я не истинная верующая, и что меня на это натолкнуло — объяснить не могу.

И сейчас у меня занимаются много детей из неблагополучных или многодетных семей. С кем-то из них приходится работать индивидуально: кому-то тяжело работать в коллективе, а у кого-то проблемы в семье. Сегодня вот ко мне приходит одна девочка и говорит: а вы знаете, вчера мой папа запустил стулом в маму… Тяжело, конечно. Ребенок уходит из дома, приходит ко мне в секцию.

Понятно, что стараюсь помочь им и словом, и делом. Большинство материалов — бисер, рамки — куплено, конечно, на мои деньги. Не все могут себе это позволить.

А сама продавать изделия не собираюсь — для меня очень важно, что они сделаны руками детей. Да и тяжело продать-то. Такой труд должен дорого оцениваться! Обычно я не считаю, сколько бисера и, соответственно, денег уходит на одну икону. А однажды посчитала — около полутора тысяч. И теперь представьте, что ребенок своими руками делает эту икону в течение года. Да ей цены нет!

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать