А кто ответит за кота?

Жительница Новосибирска хотела привлечь к ответу ветеринаров, «залечивших» её любимца до смерти.

Жительница Новосибирска хочет привлечь к ответу ветеринаров, «залечивших» её любимца

На снимке из домашнего архива Галины Стениной кот Тима

На днях суд Центрального района отказал Галине Стениной в иске к одной из частных ветеринарных клиник. Поводом для разбирательства в суде стала смерть… любимого кота Галины Ивановны.

На пороге нас встретили хозяйка и… черный кот.

— Он зовется Марсик, — представила питомца Галина Ивановна. — Почти копия моего бедного Тимы, только характер не тот. В нашем доме всегда держали котов. Отдаю предпочтение именно черным котам с белым «воротником». В дурные приметы не верю.

Марсик радушно проводил нас в комнату и уселся рядышком. Галина Ивановна достала огромную папку с документами, разлила в чашки чай, поставила на стол вазочку с ежевичным вареньем и поведала свою историю.

— Поймите, я борюсь не с конкретными людьми, которые погубили моего прежнего кота, а с произволом, который сейчас творится в ветлечебницах. Когда люди приходят к докторам, они полностью доверяют им. Так уж сложилось. Если в результате неверного диагноза здоровью человека наносится вред, это вызывает возмущение. Когда по вине медиков малышке ампутировали ручку, об этом говорит вся страна. И правильно, это был шок, ужас. Но если бы вы знали, сколько животных гибнет из-за ошибок ветеринаров! При этом коты и собаки умирают в страшных мучениях. Они не умеют говорить, кто их защитит? Моя цель — привлечь общественное внимание к этой теме, призвать недобросовестных айболитов к ответу. Ведь во многих случаях эти горе-лекари не имеют специального образования, работают без лицензий и сертификатов, а деньги за свои услуги берут немалые…

Кот Тима появился в семье Галины Стениной в конце 1998 года. Нашла она его, кстати, по объявлению в «Вечерке». Принесла домой крохотный комочек. Однако уже через несколько дней Тимофей совершенно освоился на новом месте, начал проявлять характер. Оказался очень смышленым: выполнял команды хозяйки, кошачью нужду справлял исключительно в унитаз.

— Если ему сказать спасибо, — рассказывает Галина Ивановна,- то Тима подходил и терся головой о руку. Это у нас был своего рода ритуал. А однажды ночью, на даче, он услышал, как воры ломают двери соседнего домика. Разбудил меня и так спас соседей от убытков. Конкурентов терпеть не мог. Тима весил около восьми килограммов и выгонял любого кота, который посмел пересечь границу нашего участка. Но вот как-то соседи попросили меня присмотреть за их питомцем, вынуждены были уехать на две недели. Странно, но Тимофей разрешил соседу пройти в дом, питаться из его миски и спать на его лежанке. Правда, только днем. Ночью выгонял. А однажды я заметила, как Тима поймал мышь и стал кормить своего гостя. Я очень удивилась. А затем выяснилось, что соседский кот совершенно глухой… Вот таким умным и отзывчивым был мой Тима.

Весной Тимофей неожиданно заболел, перестал есть. Его тошнило. Встревоженная Галина Ивановна повезла в частную ветеринарную клинику, где специалисты предположили, что кот отравился. Диагноз был поставлен без какого-либо обследования. Ветеринар тут же стал делать уколы. В общей сложности, Тимофею за три дня вкололи 46 препаратов. При этом доза одного только димедрола превысила половину человеческой нормы. Естественно, за каждый препарат — отдельная сумма.

— Вся беда в том, что я поверила ветеринарам, поверила главному врачу клиники. Когда стало понятно, что Тима умирает, я решила обратиться в институт экспериментальной ветеринарии в Краснообске. Но пока я ехала, Тима умер в дороге. В институте сделали вскрытие. Выяснилось, что Тима болел пневмонией, а еще проглотил… пробку от пузырька из-под лекарства. Кроме того, его отравили передозировками. Мне сказали, что если бы кота вовремя обследовали, он был бы давно здоров. Это меня просто потрясло, я стала изучать законы о защите животных. Обратилась в частную клинику, где лечили моего кота, с претензией. Затем в городское управление ветеринарии. Ответ пришел только через четыре месяца. Мне предложили… котенка! А тем временем оказалось, что в частной ветеринарной клинике семь человек не имеют должного образования! Наших животных лечат люди с улицы. А вскоре мне по почте пришел иск. Главный врач этой клиники подал на меня в суд и потребовал в качестве компенсации 600 тысяч рублей! Он утверждал, что я сама отравила кота, чтобы опорочить его достоинство. Слава Богу, суд разобрался и отказал истцу в претензии. Мне помогли в Новосибирском отделении Союза журналистов России, предоставили адвоката. Я подала ответный иск, оценив жизнь Тимы в десять тысяч рублей. Плюс две тысячи рублей, потраченные на лекарства. Но не деньги мне нужны. Главное, чтобы эти люди в ветлечебницах чувствовали свою ответственность за работу, ценили жизнь и здоровье братьев наших меньших. В иске мне отказали, собираюсь писать апелляцию. Знаю, что многие новосибирцы сталкивались с подобной проблемой. Предлагаю объединить наши усилия.

Галина Ивановна попросила указать ее домашний телефон, что и делаем: 217–37–27.

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать