Василий КРАЩУК

Старость — вид на закланье, До рассвета не спится, То исчезнут желанья, То болит поясница.
Вид реки нескончаем,
Острова, острова,
И пикируют чайки,
Волн касаясь едва…
Теплоходик причалил,
Оживленье, слова —
Здесь меня привечают,
Значит, память жива.
Видно вспомнили всё же
Сквозь завесу ветров
(Был тогда я моложе,
Да беспечно здоров).
Спросят первыми: «Как ты?»
И тепло на душе.
Здесь мои перекаты,
Что снимал на планшет.
«Здравствуй, берег надежды,
Где начало пути»,
Только в воду, как прежде,
Дважды мне не войти.


Пора миновала проклятая
И небо — что ласковый шелк,
Ликующий май сорок пятого
На смену невзгодам пришел.
И жизнь, поначалу неласкова,
Но в памяти с детства навек,
Что долго казалось мне сказкою —
В сельмаге без карточек хлеб.


Бушуют страсти над страной,
В быту приливы и отливы,
А мы уходим в мир иной
По одному, несуетливо.
Сегодня нет, кто рядом был,
А был не человек, а кремень,
Растрачен молодости пыл
И вспять не повернется время.
Как вместе было хорошо,
Ну что ж, судьба неодолима,
Проходит от потери шок,
И нужно жить за них, любимых.


Лежу, молчу, пожалуй, плох,
Раз выжил — всё-таки везучий,
В палате серый потолок
До малой щелочки изучен.
Но рассуждаю о большом
(Не веруем, а Бога просим),
Чтоб испытанья срок прошел,
А там и благостная осень.
А там с оглядкой на режим
Привалы у костров походных.
И докажу — не только жив,
Но я еще на что-то
годный.


Мы парадоксы в жизни ищем,
Довольно этакой возни…
В одном лице я царь и нищий,
Я сам феномен, черт возьми.
Немало прежде сил потратил,
Ну, на издержки мне плевать.
И вот услужливые рати
Из слов, а мне повелевать.
Богатства нет. Ушел мой скорый,
Здесь парадокс еще какой!
Жизнь такова, что завтра впору
Стоять с протянутой рукой.


Время — ветер жизни скор,
Где конец и где начало?
Поиск смысла с давних пор
Да надежного причала.
Пролетит за годом год —
Оглянуться не успеешь,
А отсчет идет с того,
Что ты в юности посеешь.
Куролесишь, а потом
На кого же обижаться?
Жизнь — что розовый бутон,
Раскрывается, чтоб сжаться.
Мысль стремится на простор,
А земля предложит тленье…
Время, время, вечный спор
О самом определеньи.


Старость — вид на закланье,
До рассвета не спится,
То исчезнут желанья,
То болит поясница.
Икры ног каменеют
Без причин явных вроде,
Стали звезды тусклее
На земном небосводе.
Как на палубе кренит —
Без напитков пьянею.
Беспокоят мигрени,
Всё же жду проясненья.
Сброшу груз многотонный,
Разгуляюсь к обеду,
Позвонят компаньоны —
На охоту поеду!


«Так ты ушла?………..
……………………
И все мои стихотворенья
«Вернись — безумствуют, —
«Вернись». Гёте.
«Ушла? И скатертью дорога,
Переживу я твой обман».
В душе бушует океан
Измены осужденьем строгим.
А был любимым и желанным,
На что надеяться теперь?
Нет избавленья от потерь,
Приговорен, как на закланье.
Мне б только не скатиться вниз,
А пересилить приступ боли,
Не вырвалось помимо б воли
Сакраментальное «Вернись».


Старость начинается с субботы —
Уверяют бодро знатоки.
Может, позавидует мне кто-то —
Я не знаю признаков таких.
Выходные — время для общенья,
Посидеть с друзьями у костра,
У огня от скверны очищенье,
Байки, что проходят на «ура».
К жизни пробудить, что было немо,
Да ружье чтоб не покрылось ржой,
А не то предательская немощь
Как из-за
угла подстережет.

Баран

Вот говорят, что глуп и нравом кроток,
Поставлен в ряд одним из самых крайних,
Чихал баран на новые ворота,
Хватает и других забот бараньих.
Он предводитель, он вожак отары,
Заботится о продолженьи рода,
Да вот судьба — пойти под нож под старость
И даже не услышать близких ропот.
Поделиться:
Копировать