Почему хороший урожай не радует крестьян?

Вообще-толучше смотреть правде в глаза. То, что сегодня горожанину, особенно пенсионеру, в радость — цены искусственно сдерживаются, то земледельцу совсем наоборот.

Пшеничная коллизия

Когда в неурожайный год хлеба нет, забота у крестьян одна — выжить. Хороший урожай, как в этом году — за три миллиона тонн по области, — это, разумеется, замечательно. Но и он преподносит головоломки, не так-то просто разрешимые.

Одна из главных на сегодня — колоссальные «ножницы» между мировой рыночной ценой на зерно и внутрироссийской.

На мировом рынке сегодня продовольственная пшеница третьего класса стоит около 500 долларов за тонну (12–13 тысяч рублей. О причинах высокого спроса на пшеницу мы неоднократно писали). На внутреннем рынке, в том числе и в Новосибирской области, на элеватор сегодня хорошее зерно принимают по 4,5 тысячи рублей за тонну, — почти в три раза дешевле. Но и это еще не все. После усушки и утряски, минус транспортные расходы, на руки земледельцу выдадут лишь около трех тысяч за тонну.

В результате хороший урожай в значительной степени оборачивается против самого же крестьянина, — пшеницы много, поэтому цена и падает. Но это одна сторона проблемы.

Другая, не менее сложная и важная — цена на хлеб. После резкого осеннего скачка стоимости продуктов и естественного недовольства населения правительство вынуждено искать рычаги регулирования ценообразования. А они известны. Вводится повышенная пошлина на экспорт пшеницы, а значит, ее продается меньше и снижается внутренняя цена на хлеб. Сокращается импорт. А тут еще сообщение, что министр сельского хозяйства Алексей Гордеев (цитируем правительственную «Российскую газету») вообще «остановит вывоз зерна после Рождества».

Хотя чистого зерна в России в этом году получено около 82 миллионов тонн, и 12–13 миллионов из них — высококлассной пшеницы — могло быть продано. Вот такие «пироги».

Вообще-то лучше смотреть правде в глаза. То, что сегодня горожанину, особенно пенсионеру, в радость — цены искусственно сдерживаются, то земледельцу совсем наоборот. Теряет он на таком регулировании цен много. Поэтому в умах крестьян зреет мысль о создании некоего резервного фонда, средства из которого могли бы хоть частично покрывать расходы на производство зерна и делать работу на земле более радостной. И это противоречие и федеральной, и местной власти нужно будет решать.

Мы связались по телефону с директором ЗАО «Нижнечеремошное» Краснозерского района, заместителем председателя комитета облсовета по аграрной политике Геннадием Антоновым и попросили его высказать свое суждение.

— Земледельцы области, — сказал Геннадий Петрович, — хорошо понимают, что цену на готовый хлеб нужно держать приемлемую для небогатых горожан. Но вот конкретный пример. У нас в хозяйстве есть собственная пекарня. И мы отнюдь не в ущерб себе продаем килограммовые (!) булки по 10 рублей. Давайте разберемся, почему в городе полукилограммовый батон стоит почти в два раза дороже!

Дальше. Известно, что средняя зарплата в Новосибирске приближается к 14 тысячам рублей. У нас — а мы не самые бедные — 3,2. Поймите меня правильно: все призывы, лозунги о заботе о жителях села останутся на бумаге или пустым звуком, если мы не поймем главного: село кормит город, и процессы миграции из села становятся необратимыми. Скоро кормить — пахать, доить коров и т. д. будет некому.

Да, мы знаем, что в нашей области для подъема и укрепления АПК делается немало: работает национальный проект, областной закон о господдержке сельхозпредприятий, действуют льготы на приобретение новой техники и т. д. Все это замечательно. Но недостаточно. Нужна иная государственная политика. На что мы и надеемся.

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать