Пара фраз от карапуза

История о трехлетнем Максиме от его бабушки. «Собираемся с ним на улицу. Помогаю надеть варежки. Максим делает вывод: — Варежки — это тапочки для ручек».

Полдвеннадцатого октября

Заголовок подсказала Олеся, вернее, ее дедушка Сергей Иванович Зиновьев, который регулярно радует нас историями о своей внучке четырех с половиной лет. Вот и в очередном своем письме написал про изобретенное внучкой время — «полдвенадцатого октября».

К покупке машины надо готовиться заблаговременно…

Я тут же вспомнил, что в архиве есть пара-другая писем на эту тему — о времени, его периодах, относительности и, увы, скоротечности. Еще не забыт и вопрос моей хорошей знакомой пяти с половиной лет, который она задала своей бабушке.

— Сегодня понедельник, а завтра какое время года?

Схожую историю рассказала о своей внучке Ксюше ее бабушка Наталья Дмитриевна Шаповалова.

«Учим с ней дни недели. Я перечисляю:

— Понедельник, вторник… — Так дошла до пятницы, и тогда Ксюша меня перебила:

— Ну а весна когда же?»

Письмо, пришедшее на мой электронный адрес Malutkin@vn.ru от Татьяны Тарасенко, мамы четырехлетнего Кирилла.

«Поздравляем его с днем рождения. Объявляем:

— Сегодня тебе, Кирюша, уже пять лет…

— Уже? — перебивает он. — Правда? А ведь вчера-то было еще четыре! Как время летит…»

И еще о нем же.

«Показывает своей двоюродной сестре семейный фотоальбом. Есть там фотографии двухлетней давности, как мы отдыхаем на море. Кирюшке всего два года, и он позирует голышом. Он быстро переворачивает эту страницу и небрежно комментирует:

— Ну, это я… в молодости».

У пятилетнего Семена Бойко исследовательский подход к вопросу. Его мама Елена Анатольевна переадресовывает его вопрос всем читателям:

— Если минутка короче часа, то почему тогда он называется так коротко?

И, наконец, уже знакомый нам Сергей Николаевич Погодин и его внук Ваня.

«Ходили с ним по грибы. Были в лесу с утра до вечера. Возвращаемся на электричке уставшие, конечно. Ваня спрашивает:

— Сейчас что?

— Вечер.

— А день?

— Пятница.

— Столько времени были в лесу — и все еще пятница?!»

Плавный переход к другим темам позволит сделать еще один сюжет от Сергея Ивановича Зиновьева о его внучке Олесе.

— Когда я была маленькой, ты таскал меня на шее?

— Да.

— А когда я стану совсем большой, у меня будет свадьба и маленький ребеночек, ты его тоже будешь таскать на шее?

«Вот такое у нас светлое будущее, — иронизирует Сергей Иванович. — Деду остается тренировать шею в прямом и переносном смысле».

Задумываться о будущем — дело нужное, согласитесь. Пятилетний Вова Мельниченко тоже как-то занялся этой проблемой. И, судя по письму его мамы Натальи, весьма озадачился. Причем не только собственной судьбой.

— Когда я вырасту, я пойду работать?

— Да.

— А с кем же бабушка сидеть будет?

Трогательная забота о старших проявилась и в признании Даши Буниной своей бабушке Нине Олеговне, которая написала об этом в своем письме.

«Она научилась ездить на двухколесном велосипеде. Я ее предупреждаю:

— Быстро не гоняй. А то не заметишь вдруг какую преграду, упадешь с велосипеда и ножку сломаешь.

Даша обняла меня и говорит:

— Хорошо, бабуля, что ты уже на велике не катаешься. А то сломала бы ножку…

Помолчала и добавила:

— Или ручку. Кто тогда обед нам варить будет?».

Признание маминых заслуг еще ярче проявилось в коротком диалоге почти уже шестилетнего Антона и его мамы Регины Косициной.

«Ходили мы на кладбище к могилке моей матери. Прибрали и пошли обратно. У одного захоронения много-много цветов. Я сказала об этом Антоше:

— Смотри, как сильно люди любят этого человека, правда?

А он мне:

— А когда ты, мама, умрешь, я еще больше цветов куплю!»

Детская любовь так велика, что границ у нее практически нет.

Валера Щербакова никак не хочет уходить из-за компьютера. Мама ее уговаривает:

— Лера, мне нужно работать.

— Но я же, мама, еще не доиграла!

— А мне тогда придется ночью работать, — продолжает увещевать мама. — Я не высплюсь, как потом весь день работать буду? Не любишь ты меня…

Валера (через паузу):

— Нет, люблю! Хочешь — возьми пока мою любимую Барби с Кеном, поиграй ими.

Эту историю в своем письме рассказала Лерина мама Екатерина Усольцева.

А далее две истории о трехлетнем Максиме Порошине, рассказанные его бабушкой Галиной Георгиевной.

«Собираемся с ним на улицу. Помогаю надеть варежки. Максим делает вывод:

— Варежки — это тапочки для ручек».

Он же смотрит в окно, где первый снежок, еще белый-белый утром, к обеду стал таять.

— Ничего не получается! — комментирует Максим.

— У кого?

— У этих… Снегонакидывателей.

А завершает встречу диалог Сергея Ивановича Зиновьева и его внучки Олеси.

— Дед, а мы завтра будем кушать?

— Конечно, будем. А почему ты спрашиваешь?

— Ты же сам говорил, что работаешь, чтобы денежки зарабатывать и покупать нам еду. А сам сидишь, читаешь газету и не работаешь.

Этим наблюдением Олеси четырех с половиной лет мы и завершим нашу сегодняшнюю встречу. Мне кажется, что она была наполнена серьезными размышлениями наших малышей о жизни. Поговорить о серьезном с ними никогда не вредно, равно как и развлечься. Уверен, что в обоих случаях всегда получите от этого невероятное удовольствие. И обязательно найдется повод написать об этом мне. Мой адрес уже был назван, а редакционный есть, как всегда, в конце номера. Здоровья вам и вашим детям!

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать