Тот, да не тот

Если кто-тождал, что открытие микрорынков, ликвидированных два месяца назад, приведет народные массы в восторженное состояние и вызовет неистовую благодарность населения, то он ошибся.

Микрорынки, большая часть которых была закрыта в августе, мало-помалу начинают снова торговать. Но…

Фото Сергея ПЕРМИНА

Если кто-то ждал, что открытие микрорынка «Студенческого» (как, впрочем, и других микрорынков, ликвидированных два месяца назад) приведет народные массы в восторженное состояние и вызовет неистовую благодарность населения, то он ошибся. Радоваться можно ответу на вопрос, достигнутому результату, возникшему в диалоге пониманию. А так… Захотели — отняли. Захотели — отдали. Причина ясна — выборы впереди.

Чтобы, не дай Бог, не возникло иллюзии, что это всерьез и надолго, на самом входе микрорынка стоят пять огромных мусорных баков. Два месяца назад они тихо прятались в самом конце торговых рядов. Сейчас, надо полагать, чтобы не портить вид из нового многоэтажного здания (закрытие микрорынка «Студенческий» большинство продавцов и покупателей связывало с его строительством — кому захочется покупать офисы и квартиры в доме, перед которым бурлит уличная торговля?), стоят прямо-таки символическими знаками предупреждения. Не хочешь, да задумаешься, если первое, что видишь, входя на торговую площадь, — это помойка!

К тому же выбор киосков и продуктов сейчас чрезвычайно мал. Хурма свежая, хурма подмороженная, хурма без ценников прямо с машины — сегодня основной товар на «Студенческом». Прямо-таки умилительное сходство с русской поговоркой: семь лет на Руси лук не рождался, а с голоду никто так и не умер!

Открылся киоск фирмы «Сантино», порадовавший, как и было это всегда до этого, ценой на бананы (30 рублей вместо повсеместных 40, кое-где даже 45 рублей за килограмм), яблоки (34 рубля вместо повсеместных 45, часто 60 рублей). Цены на колбасу и сыр точно такие же, как везде.

Хлеб — на два рубля меньше, чем в магазине. Конфеты стоят или столько же, или на пять рублей дешевле. Яйца в киоске по 25–27 рублей (в магазине рядом по 33 рубля). В будние дни привозят и торгуют с машины яйцами по 22 рубля. Правда, чтобы купить, очередь старики занимают часа за два. Судаков с машины в воскресенье продавали по 80 рублей (в магазине они стоят 160). Люди покупали охотно.

Очередь за овощами совхоза «Приобский» — в два кольца в три конца. Тоже ясно почему: цена на все овощи — в два — два с половиной раза меньше, чем во всех близлежащих торговых точках. Капуста, картошка, морковь, лук, свекла — не дороже 7–10 рублей. Народ стоял, несмотря на холод, терпеливо и тихо. В основном, люди от 35 до 55 лет. Не старые, не плохо одетые. Самая трудоспособная часть населения, согласная потратить полдня воскресенья только на то, чтобы сэкономить 20, 30, 40, пусть 50 рублей! Что без всяких лишних слов говорило об их заработках. (Главной причиной бедности в России экономисты называют занижение оплаты труда в 3–4 раза по сравнению с западным уровнем.

В очереди стояли и с детьми. Невольно вспомнилось, что при наличии одного-двух детей доля бедных семей возрастает на 23% по сравнению с семьями, не имеющими детей. Если детей трое, то доля бедных семей возрастает уже на 70%. Бедный и детный в России, похоже, скоро будут слова-синонимы.

После открытия микрорынка цены в магазине рядом с моим домом сразу же упали. Но всего лишь на капусту, яблоки, виноград и помидоры. Других изменений ни в цене, ни в ассортименте не заметила. Нет сомнений, закрытие микрорынка в августе мгновенно спровоцировало рост цен. Сетевики не замедлили воспользоваться появившейся возможностью поднять цены, не меняя ничего ни в обслуживании, ни в ассортименте, ни в качестве товаров.

В очередной раз власть переоценила нравственность и трудолюбие предпринимателей и благосостояние своих граждан. Хотя есть и более правдоподобное объяснение. Торговля не создает товаров, она обеспечивает движение товаров к покупателям, а ее добавленная стоимость образуется за счет торговых наценок. Если взять международные сопоставления, то в России торговые наценки завышены двукратно по отношению к нормальному рыночному уровню. А это, что ни говори, возможность обеспечивать хорошие поступления в бюджет.

Некоторых продуктов после поднятия цен больше нет в продаже нигде. Ни в магазинах, ни на рынке. Нет нерафинированного подсолнечного масла, нет красной фасоли, нет свежих дрожжей, нет недорогих рыбных консервов. Слава Богу, появилось на «Студенческом» рынке нормальное сухое молоко. Не корейское, заполонившее все торговые точки города, имеющее с настоящим молоком лишь общее название и внешнее сходство. Но наше российское молоко стоит сейчас ровно в два раза выше, чем месяц назад. Уже 82 рубля за полкилограмма.

Инфляция, как известно, — всегда результат нехватки товаров. А что происходит в сельском хозяйстве России последние 17 лет, известно всем. Кредиты, которые от доброй души раздает государство крестьянам, им ведь еще надо суметь отработать! Учитывая, что производственная инфляция последние несколько лет четко держалась на уровне около 20% годовых, а невыплаты зарплат в сельском хозяйстве превзошли все мыслимые и немыслимые размеры, задержавшаяся волна реальной стоимости сельскохозяйственной продукции должна была обязательно настигнуть население. Чуть раньше, чуть позже. Начало видим.

Поделиться:
Копировать