100 неспетых песен Олега Газманова

Ему удалось сохранить себя в агрессивной среде, которая ломала и продолжает ломать многих. «Шоу-бизнес, — утверждает Газманов, — агрессивен, но не более, чем любой другой бизнес».

Именитый певец дал эксклюзивное интервью «Вечернему Новосибирску»

В конце 80-х он буквально ворвался на отечественную эстраду в своей белой рубашке, шароварчиках и ботинках. Его «Есаул», «Эскадрон» и «Морячка» стали песнями поистине народными. Поклонники буквально заваливали певца шинелями и тельняшками.

В шоу-бизнес Олег Газманов пришел, когда ему уже было под сорок. С тех пор он как будто законсервировался в этом хорошем мужском возрасте. В свои 56 лет сохраняет прекрасную физическую форму. Крутит на сцене акробатические трюки, получает высшие баллы в телевизионном шоу «Танцы на льду» и легко переносит перемены часовых поясов во время своих бесчисленных гастрольных туров. Он автор и продюсер ряда известных на всю страну проектов, таких как программы «Господа офицеры», «Песни Победы» или акция против наркотиков и СПИДа «Даже не пробуй» — именно с этой миссией он и прибыл на этот раз в Новосибирск.

Его младшей дочери четыре года, и ее любимая музыкальная композиция — папина: «Сделан в СССР». Он на все сто «сделан в СССР«, хотя и не любит, когда его песни называют патриотическими.

Олег Газманов остается одной из самых необычных фигур отечественного шоу-бизнеса. Ему удалось сохранить себя в этой весьма агрессивной среде, которая ломала и продолжает ломать многих. «Шоу-бизнес, — утверждает он, — агрессивен, но не более, чем любой другой бизнес».

— Бизнес вообще предполагает жесткую конкуренцию за некие экономические преференции. Мне это не нравится. Стараюсь держаться от этого подальше. Я не тусовщик. Самое большое удовольствие получаю, когда сочиняю. Но для того, чтобы продвинуть то, что ты сочинил, иногда приходится пользоваться инструментами шоу-бизнеса. В разумных пределах. Стараюсь, чтобы момент продвижения своих песен и своей личности не затмил того света, который нисходит на нас для того, чтобы мы творили.

— Как вы относитесь к различным вариациям «Фабрик звезд» на телевизионных каналах? И, если бы в ваше время существовало что-нибудь подобное, как думаете, вам бы удалось дойти до финала?

— Я не знаю. Все эти конкурсы, запатентованные на Западе, как представляется, развиваются, как, к примеру, продвижение чипсов. Это бизнес-проекты, в которых не очень много творчества. Там, возможно, есть креатив, там много шокирующих моментов для привлечения внимания публики, но не более того. Они достаточно скоротечны — я сбился со счету, какая уже идет «Фабрика звезд». Эти проекты быстро прокручиваются и быстро сходят, теряя внимание зрителей.

Мне это не интересно. В свое время мне удалось сочинить песни, которые действительно были нужны, и они остаются: мои старые песни с удовольствием слушают и на моих нынешних концертах. Мне повезло, я делал то, что было мне интересно, и это совпало с интересом миллионов людей. Думаю, в этом надо искать причину того, почему я так долго остаюсь на сцене.

— Вы часто подчеркиваете в своих интервью, что считаете себя прежде всего поэтом и композитором, а уже потом певцом. И в вашем «сочинительском портфеле» сейчас находится более сотни песен, которые еще не известны публике…

— Действительно, есть огромное число песен — лирических и философских, достаточно интересных, на мой взгляд, по своей музыкальной форме, которые нигде не звучали. Поскольку, как у продюсера, у меня есть ощущение, что петь их либо слишком рано, либо они слишком сложные для исполнения со сцены. Они не могут конкурировать с современным радиоформатом. Этот формат предполагает три минуты эфира и простейшую музыкальную форму. Такие маленькие пирожки, которые заглатываются один за другим и не оставляют послевкусия. Это формат не совсем мой. Но я все равно надеюсь найти какой-то способ их исполнить, чтобы они не ушли вместе со мной.

— Как представляется, ваши песни были бы хороши, как, например, музыка для кино? Есть ли интересные предложения?

— К сожалению, не так много. Хотя сейчас я сочинил песню, которая будет звучать в сериале «Морская душа», который будет показан по каналу СТС. Писать про море мне всегда было легко и приятно. В сериале «Таксистка» тоже звучит моя песня.

— В этом сериале, вы, кстати, сыграли и свою первую роль.

 — Не считаю, что я сыграл в кино какую-то роль. По сценарию я там был самим собой. И, думаю, вряд ли мне еще надо сниматься. Для меня это было просто приобретением нового опыта. А любой новый опыт — это уход от монотонности. Я узнал кухню кино изнутри, я познакомился с замечательными актерами, обрел новых друзей. И мне это было любопытно. Я вообще человек любопытный, и очень ценю это качество. Считаю, что, если ты перестал удивляться — ты уже старик.

 — Ваше участие в проекте «Звезды на льду» тоже дань желанию «уйти от монотонности»?

— В этом был еще и момент преодоления себя. Я был самым старшим из участников проекта. Мне пришлось соревноваться с теми, кто был на десятки лет моложе меня. И мне было интересно, что я могу сделать в этой ситуации. К сожалению, я повредил ногу, и, скорее всего, не смогу закончить проект. Но я выхожу из него победителем. Последнее мое выступление, где практически все выставленные нам оценки были «шестерки», позволяет мне гордиться перед своими детьми. Мне, как отцу, конечно, приятно, когда все мои дети говорят: «Папка, молодец». Как спортсмену и воину по жизни мне интересно пробовать себя на слом, сражаться и побеждать.

— Ваша отличная физическая форма — результат ежедневных тренировок в спортивных залах? Либо достаточно горных лыж, тенниса и футбола?

— Я, конечно, и в горы выезжаю, и в футбол играть люблю… Но в плане физической подготовки этого недостаточно. Человек, я считаю, в этом отношении должен более серьезно работать над собой. Вопрос здоровья — это, прежде всего, вопрос воли и борьбы с ленью. У меня есть определенный комплекс упражнений, я его делаю практически каждый день. К сожалению, не могу уделять этому более 10 минут. Если бы я занимался этим минут 15, а еще лучше полчаса или час, то у меня было бы прозвище Маклауд.

Пока же я сдерживаю себя, и стараюсь не молодеть так интенсивно. Этого хватает. И результат налицо. Я себя очень адекватно чувствую в любых шоу, в том числе и молодежных.

— Ваши гастроли за рубежом чаще всего проходят в эмигрантских кругах?

— Практически все гастроли известных российских артистов за рубежом проходят среди русскоязычной публики. И не верьте артистам, которые говорят, что это не так. А русской публики больше в России. Поэтому я пишу и работаю для России. Хотя иногда и выезжаю за границу. Я не так давно вот был в Америке, у меня было там несколько концертов…

— На такие концерты ходят, в основном, эмигранты последней волны?

— Вы знаете, нет. Приходит много старой эмиграции. Я часто с ними общаюсь. Интересно, что они сохранили чистоту и красоту настоящего русского зыка. Когда я говорю с ними, то чувствую себя человеком, у которого язык абсолютно засорился. Они очень красиво говорят, у них сохранились настоящие русские традиции и в поведении, и в разговорах. Было очень интересно встретиться с русскими в Австралии. Там есть такой очень мощный Русский Дом. Очень приятно, что они держатся вместе и являются хранителями русской культуры.

— Какие песни принимаются особенно хорошо? Хотя заранее предчувствую ответ: «Есаул» и «Эскадрон»?

— Угадали. Там, кстати, не верят, что я их написал, думают, что это народные песни. Забавно, конечно…

— Что касается вашей программы против наркотиков и СПИДа. Вас эта проблема волнует как гражданина, или кто-то из вашего близкого окружения проходил через эту беду?

— Когда несколько лет назад я начал этим заниматься, то, признаться, не очень задумывался, почему. Делая первый благотворительный концерт в Калининграде, я начал всерьез изучать ситуацию. Потрясли цифры и то, что, по сути, этим никто не занимается. Очень много говорится «про это», но реальных телодвижений нет. Поэтому я и решил использовать свою популярность как рычаг, который что-то может сдвинуть с места.

Мы хотим сделать так, чтобы употреблять наркотики стало немодно, поскольку часто именно мода диктует нам, что делать и как жить. В акцию мы стараемся вовлечь тех, кому верит молодежь: байкеров, знаменитых спортсменов, музыкантов. (В новосибирском концерте приняли участие группы «Братья Грим», «UMATURMAN», все средства от благотворительного гала-концерта перечислены в Новосибирский СПИД-центр. — Прим. «ВН».)

А что касается личного отношения к проблеме… Конечно, это большая трагедия, когда из жизни, увлекшись наркотиками, уходят талантливые музыканты. Или у моего старшего сына была ситуация: приехав из Англии, где он учился в колледже, он позвонил девчонке, и ему сказали: «Такая здесь больше не живет». Что-то же надо делать! Кто, если не ты? Так что, если кто-то будет читать это интервью, присоединяйтесь к нашему движению.

— Вы действительно верите в действенность своего способа борьбы?

— Иначе я бы просто всего этого не затеял. И, как говорили древние, делай, что должно, и пусть будет, что будет…

Поделиться:
Копировать