«Горячий салат» под соусом

Почему кубинцы танцуют лучше всех «зажигательные» танцы и почему не любят русскую окрошку.

Почему кубинцы танцуют лучше всех «зажигательные» танцы и почему не любят русскую окрошку

Он не говорит на русском, но хорошо знает язык танца. Может при этом даже петь и бесконечно улыбаться. Кубинский хореограф Мишель Мартинес в танцах — как рыба в воде. Двигает телом с десяти лет. Сейчас ему двадцать пять — танцевальный «сезон» в самом разгаре.

Наша справка

Michel Martines (Мишель Мартинес, Куба) — профессиональный танцор, закончил Instituto Cubano de la musica Repeblica de Cuba (Кубинский музыкальный институт, факультет хореографии, пения и музыки). До приезда в Россию работал в одной из самых известных на телевидении Кубы труппе «Balet Televicion Cubana», где исполнял весь спектр латиноамериканских танцев и записал несколько своих музыкальных альбомов. Одновременно учился в Высшем училище искусств «Instituto Superior de Arte» по специальности «преподаватель танцев».


В нашем городе он оказался не случайно. Два года назад приехал сюда не только ради интереса, но и поработать (по контракту): учить танцевать сибиряков настоящую кубинскую сальсу. Это такой танцевальный соус («сальса» в переводе действительно означает соус) с индейскими, испанскими и латиноамериканскими ингредиентами. Хотя не только именно этот танец становится все популярнее в нашем городе — есть еще парочка, но об этом чуть позже.

Кубинцы любят зажигательные танцы

И вот что получается. Как показывает практика, пластичность кубинцев от пластичности русских очень отличается. У девочек и мальчиков с острова Свободы генетически очень развита скорость вращения талией и плечами. Поэтому русским и трудно за ними угнаться. Да в нашей культуре не очень-то и принято танцевать по любому поводу. А вот развеселые кубинцы в пляс пускаются, когда захотят. Идут, бывало, после тяжелого трудового дня и только подумают: «А не сплясать ли?» — как ноги уже сами затанцевали на дороге. Кубинцы любят вечеринки, могут идти по улице или ехать в автобусе и при этом петь и играть на барабане. В любой день и в любое время.

В наших народных танцах, как ни старайся, не отыщешь движения, в котором нужно было бы отчаянно вертеть попой и талией. Где кубинскому танцору хорошо, там, соответственно, русскому туговато. И, конечно, времени на подготовку кубинского танцора тратится намного меньше. По словам Мишеля (вернее, по словам его русской жены Инны, ставшей переводчицей на время беседы), его собратьям нужно только два месяца на все про все, потому как танцуют сердцем, а потом уже и всем остальным.

— Русские больше склонны… как это можно выразиться?.. к правильным классическим танцам, — говорит Мишель. — У вас это лучше получается. А на Кубе целыми семьями танцуют. Мои мама, папа и сестра — в том числе. А ваши народные танцы — очень трудные. Для их исполнения нужны хорошо подготовленные сильные ноги, чтобы пойти вприсядку или лихо выдать череду дробей. Для меня это самый сложный танец в мире. Я общался со многими знаменитыми танцорами, и они соглашались со мной в этом. О русских танцах знают много, но никто за рубежом не танцует их повсеместно, как латиноамериканские танцы.

Латиноамериканским танцам можно научить человека в любом возрасте. Было бы желание и, как говорит Мишель, «когда у человека сердце счастливо, когда он танцует». Выходит, несчастным и злобным на сцену выходить противопоказано — номер будет провальным.

— Чтобы танцевать хорошо, нужно чувствовать наслаждение от того, что танцуешь, — соглашается Мишель. — Вот пью фруктовый сок и наслаждаюсь этим — так же я и танцую. Моя душа всегда счастлива, что могу это делать. В этом и вся соль такого вот особого состояния.

Что еще нужно помнить? Когда в танце не все получается, останавливаться не нужно, а лучше идти дальше. Тратить больше времени на репетиции. Неделька-другая, и все придет в норму. В крайнем случае — выбрать другое направление и танцевать. Импровизация тоже приветствуется — на случай, если ты забыл последовательность движений. Это намного лучше, чем впадать в ступор.

Танцев Мишель поставил и исполнил так много, что даже не помнит точное их число. Но все они разные, повторов нет. Им в голове и в записных книжках места не нашлось. Новый танец рождается из новой музыки. Дежурного сюжета, который можно станцевать под любую музыку, у Мишеля тоже нет. А вот кумиры есть, и все они только среди танцовщиц, как кубинская прима-балерина Алисия Алонсо. Женщины танцуют сильнее и профессиональнее, чем мужчины, и, как он говорит, держатся на сцене намного дольше.

Занятно, что начинал Мишель в балете. Много лет отдал классике, танцевал партии в кубинском исполнении «Дон Кихота» и «Лебединого озера». Но от классики постепенно перешел на популярные танцы: сальса, реггатон, R*N*B. Преподавал в качестве профессионального хореографа в разных странах: Италии, Испании, Франции, где даже пришлось обучать звезд мирового масштаба. На танцполе встречался с фигуристой актрисой-тацовщицей-певицей Дженнифер Лопес и репером Кёртисом Джексоном, известным под псевдонимом «50Cent».

Чтобы быть всегда в форме, говорят, нужно не только постоянно тренироваться и танцевать, но и придерживаться определенной диеты… Как бы не так! Мишель эту точку зрения не совсем разделяет и ест без каких-либо ограничений. Блюда русской кухни кушает, но с большим удовольствием только блинчики. Кубинская кухня, говорит, вкуснее. Там много риса и специй и нет этой ужасной… окрошки. Что это за суп такой придумали — никак в толк не возьмет.

Когда он ехал сюда, кубинские друзья и знакомые говорили: «Куда собрался? Сибирь — это лес. Где там можно вообще танцевать?« Все оказалось иначе, и место для танцев тоже нашлось. В Новосибирске, в отличие от других российских городов — Москвы, например, — удивило, что, несмотря на зимние суровые морозы, люди очень приветливые и радушные. Побывал в Томске, Барнауле, Кемерове и убедился: так во всей Сибири.

Два года в России, но русский так и не освоил. Конечно, язык танца понятен во всем мире, но не до такой же степени. Оправдывается: склонять тяжеловато, не то что в испанском языке, где окончания не нужно менять. Чтобы работать преподавателем в России, ему приходится учить элементарные слова — названия движений или частей тела: «Вперед-назад, голова-плечи-талия»… Такой вот необходимый «суповой набор».

Чтобы добиться результата от своих подопечных, хореограф выбирает индивидуальную тактику.

— Можно быть и жестким, но только в случае, если работаешь с профессиональными танцорами, а с любителями можно и помягче, — делится опытом Мишель. — Правило простое. Потому что для профессионалов танец — работа, а обычные люди танцуют, когда… — и он снова повторил: — …когда у человека сердце счастливо.

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать