Валерий Золотухин: «Спасаюсь от бед работой»

Валерия Золотухина в этом году преследует одно несчастье за другим. Однако актер нашел в себе силы выйти на сцену, улыбаться, учить молодых конкурсантов «Фабрики звезд-7».

Всенародно любимый артист, потеряв сына и перенеся тяжелую болезнь, нашёл силы вновь выйти на сцену

Валерия Золотухина в этом году преследует одно несчастье за другим. Перелом ноги, уход из жизни сына Сергея, долгие дни в больнице… Однако актер нашел в себе силы выйти на сцену, улыбаться, учить молодых конкурсантов «Фабрики звезд-7». Те, кто знают, чего ему это стоило, понимают — для Золотухина это почти подвиг.

— Валерий Сергеевич, Вам столько выпало пережить в этом году… Как и чем спасаетесь?

— Молитвой. Поддержкой и любовью близких людей. Работой. Я очень переживал, лежа в больнице, что могу вообще не вернуться в профессию, боялся, что просто на ноги не встану. Оперировать сломанную правую ногу было нельзя: остеомиелит мог полыхнуть с новой силой (7-летним мальчиком Валерий Золотухин оказался прикованным к постели из-за остеомиелита правой ноги, и хромота осталась на всю жизнь. — прим. ред.). На больничной койке я много о чем передумал. О судьбе пожилых больных актеров, да и стариков вообще, тоже. Это страшно — оказаться выпавшим из обоймы. Поэтому сейчас делаю все, чтобы прийти в рабочую форму. Делаю зарядку — это я взял за правило давно, — семь минут стою на голове. Слава богу, начался театральный сезон, к тому же есть предложения о съемках в кино.

— Стать профессором на «Фабрике звезд-7» Вы согласились тоже ради возврата рабочей формы?

— Да, конечно. Меня попросили дать фабрикантам несколько уроков художественного чтения. Подумал, почему бы нет? Я шел к молодым людям, чтобы дать правильные ориентиры в начале жизненного пути. Нравственные ориентиры. Я начал мастер-класс с цитаты из Евангелия от Иоанна, прочел часть Нобелевской речи Бродского, подарил каждому по книжке воспоминаний о Высоцком. Времени было мало, но я приоткрыл фабрикантам дверь в мир театра, и кто готов — тот войдет. А потом мне предложили спеть песню из фильма «Иван Васильевич меняет профессию». Пока суть да дело, звукорежиссеры записали минус, включили музыку, и я с перепугу так гаркнул! Некоторые знакомые меня даже осудили, увидев в телеэфире, как я пел и танцевал с Анастасией Приходько. Мол, как он может, ведь недавно похоронил сына! И только самые близкие люди понимали, что выход на сцену был необходим мне как воздух. Чтобы не «застрять» в страшной беде. Ведь нет ничего страшнее на свете, чем хоронить своих детей… Сережу уже не вернешь, и что мне теперь делать (на глазах Золотухина — слезы….). Того, что выделывал на сцене, я от себя не ожидал, честно! Потом понял, что это мое отчаяние последних месяцев вырвалось на свободу именно так. А когда после эфира вышел и сел в машину, со мной началась истерика, я рыдал безумно: «Господи, что я сделал! Сережи нет, а я вот такую дребедень откалываю…» Но спасаться-то как-то надо, иначе можно сойти с ума…

— А близкие и коллеги по цеху Вас поддержали?

— Те, кто понимает, что со мной происходит — да. После «Фабрики» мне позвонил Валентин Гафт: «Колоссально, старик! Ты в своей жизни подвиг совершил — пришел в этот дом терпимости и прочитал им Бродского!» Дуэт понравился и младшему моему сыну, Ваньке. И даже его бабушке, матери Ирины Линдт, а она — очень суровый музыкальный критик.

— Ване скоро исполнится три года. Хватает ли у Вас времени на его воспитание?

— Конечно, с этим проблема. Созваниваемся мы с ним каждый день, а вот видимся не так часто. Он знает, что папа работает в театре на Таганке, что бывает на гастролях. Ваня даже недавно дебютировал на сцене. Оказался потрясающе артистичным, я и не ожидал такого! Мы с Ириной открывали новый музыкальный зал в Гуманитарном университете, Ваню не с кем было оставить, мы взяли его с собой. Сначала он раскапризничался, потом заявил: «Я тоже буду петь». А когда я исполнял танго, он начал точно в такт подтанцовывать. Просто удивительно! Я ему подыграл, и зал так аплодировал! Он имел успех, ему надарили шариков, он заработал даже большую шоколадку. Конечно, Ваня меня очень радует, но чем больше я о нем забочусь, тем сильнее моя боль о Сереже…

— О чем мечтает народный артист Золотухин?

— О том, чтобы младший сын жил в благоустроенной стране. О спокойствии и уверенности в завтрашнем дне для стариков. Об обустроенности молодежи. И готов многое для этого сделать. Еще у меня есть мечта, связанная с малой родиной, — я очень хочу построить на Алтае детский театр — ведь это важно и для воспитания у ребятишек вкуса, и для воспитания нравственности…

— Для этого и пошли в политику?

— Да. С политикой я так или иначе всегда был бок о бок. И партию «Справедливая Россия» выбрал сознательно. Ее и никакую другую. Задачи, которые берется решать партия, меня давно и всерьез волнуют. Те же проблемы пенсионеров. Когда я шесть лет назад узнал, какая пенсия мне начислена, я шел по театру и плакал. Шестьсот девяносто один рубль! Разве это справедливо? Лежа в больнице, я понял: пожилые люди никому не нужны, они один на один со своими бедами. А сколько народных артистов умирают в нищете! Старики должны жить достойно. У юности же должна быть возможность и образование получить, и жилье доступное. Все это — азбучные истины.

Программа партии мне близка и ясна. Совесть моя чиста. Никто не может сказать, что Золотухина купили. Для меня главное слово — «справедливость». А оно для всех русских людей синоним слова «совесть». Поступать по совести, по справедливости — неписаные заповеди, которыми россияне живут тысячу лет. Может, именно поэтому вопреки всему мы все и живы…

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать